В зеркале ты одна

Размер шрифта: - +

Глава 17

 

На этот раз коробки и ящики производили впечатление старых знакомых. Правда, с ними кое-что было не так.

- Дэниел, вам не кажется, что некоторые вещи сейчас лежат иначе? – неуверенно произнес Марк.

- Понятия не имею, - ответил Сомерс. – Честно говоря, не уверен, что особенно усердствовал, когда мы все упаковывали, - признался он.

- Дэниел! Мы же договаривались, что восстановим здесь тот порядок…

- Порядок? Неужели вы всерьез думаете, будто для кого-то имеет принципиальное значение, как стоят эти коробки?!

- Дело не в этом. Вы верно забыли, что нас здесь вообще быть не должно. Нас сюда никто не приглашал и никто не давал разрешения…

- Опять вы за свое! Повторяю, в сотый раз и если вам от этого станет легче, могу повторить еще столько же: никому нет дела до того, что мы тут капаемся. Возможно, я даже расскажу при случае Лили и Патрисии о наших с вами раскопках. Представляю, как они удивятся. Наверняка и думать забыли о коллекции своего папочки. Хотя, честное слово, пока и рассказывать особенно не о чем, - Дэниел в этот момент достал из небольшого ящика пластмассовую подставку для книг и повертел ею в воздухе, показывая Марку со всех сторон в качестве доказательства только что вынесенного заключения. - Такие продаются чуть ли не в каждом магазине, - сказал он, запихивая не оправдавший его ожиданий предмет обратно в ящик и накрывая его крышкой.

Воодушевление, которым он успел отчасти заразить Марка, начинало покидать Сомерса. Марк заметил это и решил сменить тему:

- Лили и Патрисия поехали в больницу вместе?

- Да, - ответил Дэниел. - А почему вы спросили?

- Мне показалось, они не особо ладят.

- Вам не показалось, - сказал Дэниел, внимательно посмотрев на Литтона. - Они всегда были такими. Слишком разные, чтобы быть похожими.

Мужчины немного помолчали, продолжая открывать и закрывать коробки. Вещи, которые им сегодня попадались, не вызывали никакого интереса. Марк, к примеру, обнаружил обложенный бумагой телефон с круглым поцарапанным диском. Попытав счастья в противоположном конце комнаты, он наткнулся на каминные часы – тяжелые и громоздкие. Давно переставшие следить за временем стрелки замерли и показывали без четверти семь.

Раз уж с находками сегодня не задалось, Марк решил еще раз взглянуть на гравюры. Они все еще будоражили его воображение. Хотелось повнимательнее рассмотреть рисунок – возможно, обнаружатся какие-нибудь детали или удастся хотя бы примерно выяснить их возраст, сверившись с блокнотами Генри Хортона.

Литтон прекрасно помнил, куда поставил картонные тубусы. Они были приметными – темно-синий картон с широкой белой полоской посередине. Однако на месте их не оказалось.

Марк внимательно осмотрел все вокруг. Разумеется, оставалась еще вероятность того, что Сомерс их куда-то переложил.

- Вам случайно не попадались на глаза… эээ синие тубусы? - осведомился он у Дэниела, как можно более спокойным тоном.

- Нет. Вы же их в прошлый раз открывали, - нахмурил брови Сомерс, оторвавшись от очередного пыльного свертка, который сейчас держал в руках.

- В том-то и дело, открывал. И мне казалось, что хорошо помню, где они лежат. Но сейчас не могу их найти.

- Дались они вам… Лучше сосредоточиться на тех вещах, которые мы еще не успели осмотреть, - заявил Дэниел и принялся разворачивать пожелтевшую бумагу.

Марк особо и не рассчитывал на понимание с его стороны – Придется еще раз все тщательно осмотреть в этой части комнаты. Возможно, они на виду, а я просто их не замечаю, – подумалось Литтону.

- Странно, - вдруг шуршание со стороны Дэниела прекратилось, а сам он выпрямился во весь рост.

- Что именно? – спросил Марк, обернувшись к нему.

- Помните, вы сказали, что некоторые вещи лежат не на своих местах? Тогда я не придал этому значения. Но я точно помню, что оттащил коробку с елочными игрушками вон в тот угол, – он махнул рукой чуть правее себя. – И как, скажите на милость, она могла оказаться здесь?

- Я ее не трогал.

- И я тоже, - кивнул Сомерс, словно давая понять, что не сомневается в словах Марка. – Однако она стоит тут. Готов поклясться, чем угодно, в среду она находилась примерно в восьми метрах от того места, где мы сейчас ее видим. Ну, не отросли же у нее ножки в самом деле!

- Полагаете, мы не единственные, кто сюда наведался за последнее время?

- Очевидно, нет.

- Но учитывая последние события… Я хочу сказать, кому могло понадобиться сюда подниматься? – Марк задал вопрос, который одновременно возник у них обоих.

- Ну, почтенную миссис Кларк по понятным причинам, думаю, можно исключить, а вот остальные… - Дэниел сделал многозначительную паузу. - Не представляю, зачем сюда могла бы подняться Патрисия, да и Лили, тоже. Остается Квентин.

- Вы серьезно? Он же только вчера приехал! Его мать в больнице. С какой стати ему лезть на чердак?

- Все верно. Но вы забывайте о некоторых эпизодах его биографии. Вам же они известны, я правильно понимаю? – осведомился Дэниел.

- Разумеется, известны. Хотя мне это все равно кажется маловероятным. Зачем ему это? – продолжал настаивать Марк. Ему совсем не нравилось то, что Сомерс в своих рассуждениях опирается лишь на подпорченную репутацию Кларка. Нет никаких оснований полагать, будто именно он побывал на чердаке в их отсутствие.

- Понятия не имею. Может у Квентина был здесь тайник. Еще до отъезда он мог что-то спрятать на чердаке, чтобы это не попало в лапы кредиторов. А возможно, он прознал про какие-то ценные вещи, хранившиеся тут. Тогда получается, в отличие от нас, Квентин не действовал вслепую. Представьте себе: он проникает сюда ночью, чтобы отыскать какой-нибудь вполне конкретный ящик, опустошает его содержимое и преспокойно удаляется. Он мог не обратить внимание на то, что сдвинул коробки или не предать этому значения. Ему же прекрасно извесно, что хозяева редко заглядывают на чердак! Несмотря на помощь Патрисии, наверняка у него сейчас проблемы с деньгами, - высказал очередное предположение Дэниел.



Екатерина Бриар

Отредактировано: 23.01.2019

Добавить в библиотеку


Пожаловаться