Ваббаджек!!

Размер шрифта: - +

2.9 Клинок и пламя

- Удивительные погоды стоят в Скайриме! - выпрыгивая из повозки, я едва не шмякнулась на лёд, припорошенный свеженьким снежком. Маркурио едва успел подхватить меня; золотые монеты, которые он собирался отдать извозчику, прыгнули в сугроб, блеснув на солнце жёлтыми боками.

- Изящная и ловкая, словно хоркер, - съязвил маг, помогая мне принять устойчиво-вертикальное положение и поглядывая в сторону утонувшего в холодной перине золота. Рёксви хмыкнул и улыбнулся в рыжую бороду, сложив руки на груди. Видимо, ждал, пока мы всё-таки сами выдадим ему деньги, не заставляя сонного его ползать по сугробам в поисках честно заработанных денег. Удостоверившись в моей устойчивости, маг действительно двинулся к сугробу, натягивая на стремительно синеющие ладошки рукавицы. Дождавшись, пока он отойдёт достаточно далеко, я сняла с пояса кошель, в котором ещё осталась порядочная часть богатств напыщенного мужика с Вайтранского рынка, и протянула его вознице. Он коротко глянул на содержимое мешочка, потом - на меня, дождался утвердительного кивка и полез на козлы. Маркурио обернулся, когда лошадка, повинуясь хлесткому прутику, принялась месить снег на дороге, уводящей из города. Он стоял по колено в снегу, и по лицу его я без слов догадалась, куда меня прямо сейчас мысленно послали в красках.

- Это тебе за хоркера, белый мишка, - не удержавшись, я всё-таки захохотала.

До таверны мы шли, приплясывая на легком морозце. Полуденное солнышко тысячами огоньков отражалось в нетронутом снегу по бокам просёлка. Домиков в Данстаре оказалось побольше, чем в Винтерхолде, куда нас занесло прошлое задание. Если, конечно, не считать те хибарки, что улетели к пресловутым хоркерам с подкравшегося незаметно обрыва. Благо, здесь не маячил перед глазами зловещий замок Коллегии - видеть серые стены местной магической школы страсть как не хотелось. От одной мысли об улыбке обитавшего там Анкано я зябко поёжилась. А может, виной всему вдруг налетевший порыв ветра, швырнувший мне в лицо горсть мягких, но очень холодных снежинок.

- Вообще странно у вас тут в Нирне, - отплевавшись от снега, подала я голос, - Позавчера на зелёные почки любовались, хлюпая по весенней грязюке, вчера чуть подморозило, а сегодня - так и вовсе до сугробов добрались. 

- Всё ещё "у вас"? - как-то отстранённо спросил маг. 

- Ну... у нас, - поправила я сама себя, - У нас тут не так, как у меня в России...

- "У меня", - передразнил Маркурио, но будто ушёл в свои мысли. Привычная издевательская интонация подобных разговоров куда-то исчезла. Он тайком оглядывался по сторонам, будто искал кого-то среди спешащих по своим делам селян. 

- Короче, ты понял. Нирн от России отличается, - его поведение увлекало меня больше, чем тема разговора, но виду я старалась не подавать, искоса следя за его бегающим по сторонам взглядом.

- Логично, - как-то сдавленно фыркнул он. Чем ближе мы подходили к местной затхлой таверенке, тем испуганнее и любопытнее делался маг, чем заинтересовывал уже меня. Разговор продолжать он почему-то не стал, окончательно углубившись в поиски чего-то... или кого-то.

- Что с тобой? - не выдержав, спросила я спустя несколько долгих минут молчаливого пути по заснеженной дорожке, наполненного его "незаметными" оглядками, - Что-то не так?

Мы как раз подошли к таверне. Маг вдруг остановился, будто его поймали с поличным, замер и покраснел до кончиков ушей. Уверенности особой по поводу ушей у меня не было (они были скрыты меховым капюшоном), но смущение и растерянность его были явно заметны, как он не пытался скрыть их за полушутливой улыбкой.

- Я вижу, что с тобой что-то происходит. Поделишься?

- Всё со мной в порядке, - фыркнул он, заталкивая меня в тёплое помещение, в очередной раз примеряя маску обиженной невинности... и бросая последний взгляд на оставшийся за нашими спинами просёлок.

Внутри таверны не происходило ровным счётом ничего. Ни одного подвыпившего постояльца, ни одного надоедливого барда, никаких, в общем, признаков нормальной таверны. Тип за стойкой, едва нас завидев, истово замерцал глазищами, надеясь, видать, хоть как-то развеять собственную скуку. Маркурио бросил на стойку несколько влажных еще после купания в сугробе монет.

- Продай нам мёда, добрый человек, - с нажимом на обращение к трактирщику произнёс Маркурио. Глаза незнакомца прищурились, он бросил на меня беглый взгляд и тут же разулыбался, рассыпаясь в пожеланиях приятностей и наклоняясь под стойку за бутылками. Знакомо звякнуло стекло; из одной из комнат, как по команде, вдруг вылетела девица в лёгоньком платьице, прижимая к по-нордски не маленькой груди потёртую лютню. На глупеньком личике вылезла сладенькая улыбочка, и девица, набирая скорость, ринулась в нашу сторону.

- Маркурио! Какая встреча! - мои пальцы опасно обхватили тёмное стекло бутылки, пока незнакомка, вереща от радости, повисала на моём маге, покрасневшем, кажется, еще сильнее. Капюшон теперь не скрывал его головы: уши действительно оказались краснее спелого помидора, - Где ты пропадал так долго, почему не заглядывал? Анхель спрашивала тебя, да и тётка её постоянно...

- Эмм... знакомьтесь, - быстро прервал радостное щебетание девицы Маркурио, отскакивая от нее на добрые полметра, - Карита, это Марина, Марина, это, соответственно...

- Я догадалась, - сухо бросила я, окидывая девицу с лютней ненавидящим взглядом. Она вертела головой с меня на Маркушу, не одупляя, видимо, происходящего, - Очень, очень приятно познакомиться.

- Я дочь хозяина этого места, - вдруг снова повеселев, произнесла названная Каритой, то ли не заметив, то ли проигнорировав угрозу в моём голосе, - Всегда рада новым знакомым!

- Взаимно, ага... - я подхватила бутылку и направилась к ближайшему столу, прикладывая все волевые усилия, чтобы с пальцев не сорвалось ни одной багровой искры. Глубоко в тёмном омуте моей души чуть заметно шевельнулись черти Ваббаджека, но голоса не завыли о необходимости срочного убийства Кариты. Думаю, тогда бы я точно не смогла удержаться.

- Анхель и её странный приятель каждый день заходят, - вновь защебетала девица, нагло усаживаясь рядом с приземлившимся напротив меня Маркурио, - Тётка её всё про тебя спрашивает, тоже каждый вечер тут сидит. Говорили, ты должен был давно явиться, волнуются, наверное...

- Мы поняли, Карита, иди, побренчи на своей балалайке, - я сунула ей завалявшийся в кармане куртки золотой, который девица машинально сунула в карман, - Отвали отседа, в общем.

- Марин, не надо так... - попытался возразить Маркурио, и, кажется, хотел сказать что-то ещё, но по глазам моим догадался, что я о здоровьи этой барышни забочусь, отсылая её подальше, потому разулыбался, обернувшись к ней, - Карита, я так давно не слышал твоего пения! Моя подруга устала, спой для нас что-нибудь?

Подруга... вот и приплыли. Всё ясно: у него с этой Каритой точно что-то было. Может, именно её он искал, оборачиваясь на подходе к таверне? Девица, однако, тут же действительно вскочила с лавки, приосанилась, выпятив полуоголённую легкомысленным декольте грудь, и тронула струны лютни, на удивление хорошо поставленным голосом затянув набившего оскомину "Рагнара Рыжего". Дождавшись, пока собственный голос увлечет нахалку посильнее, я разрешила себе всё-таки задать мучивший меня вопрос.

- Бывшая твоя?

- Боги упаси от такой бывшей, - Маркурио усмехнулся, - Как-то с приятелем тут останавливались по пути. Ревнуешь?

- Куда можно направляться, проезжая эту глушь? - пропустив мимо ушей ироничный вопрос, но чуть заметно смягчившись, поинтересовалась я.

- Ну, тут... недалеко... - он замялся, покосился на Кариту и хлопнул себя по нагрудному карману, оттопыренному толстым конвертом для Братства, - Один из них был моим приятелем, вот и всё.

- Может, сразу двинем к ним? Нахрена мы вообще попёрлись в таверну? - я старалась шипеть потише, но по сбившемуся голосу певички догадалась, что, по крайней мере, отголоски моего громкого шёпота до неё донеслись, - Давай, хватай свою бутылку и почесали уже. Наблюдать эту дамочку у меня нет ни малейшего...

Дверь хлопнула едва слышно, но Карита вдруг сдавленно заткнулась и унеслась в комнату, из которой несколько минут назад вылезла. На пороге таверны появилась женщина - обыкновенная нордка средних лет... но глаза у неё были совсем не человечьи. Хищно скользнув взглядом по пустым столикам, она опустила чёрный капюшон на плечи и двинулась в нашу сторону. Я глянула на стойку: хозяин заведения куда-то бесследно исчез вместе с дочерью.

- Это еще кто? - шепнула я. Вошедшая, тем временем, направилась точно к нам, расплываясь в почти радушной улыбке. По моей спине поползла струйка холодного пота. Она не была уродиной, но меня от одного её вида будто сдавила невидимая ледяная ручища. 

- Глава "Братства", Астрид, - почти не скрываясь, пояснил маг и уважительно поднялся навстречу названной.

Они по-дружески обменялись рукопожатиями; женщина без лишних церемоний скользнула за стойку, выудила бутылку мёда и уселась к нам, вполне доброжелательно улыбаясь. Я постаралась незаметно отползти к стене, чтобы не коснуться ненароком присыпанного снегом тяжелого плаща Астрид, который та вальяжно бросила рядом со мной, не наградив меня даже взглядом, не то что - приветствием.

- Давно тебя не было видно, Марк, - голос у нее оказался глухой, низкий, уверенный. Я поняла, что инстинктивно вжимаюсь в скамью, подпирая белой от страха щекой деревянную стену. Ревновашки отпустили, но радоваться было некогда: горло отчего-то сковал страх. Я глядела на Астрид и чуяла, что женщина, похожая на обычную селянку, с лёгкостью переломит мне хребет, если ей это покажется хорошим развлечением. В каждом движении, каждом её вдохе чуялась натянутая тетива, каждый взгляд был пронизан стальными иглами. Не помню, чтобы когда-то чего-то так боялась, как её, потому просто застыла, страшась издать лишний звук.

- Были дела, - отмахнулся Маркурио совершенно по-свойски, чем чуть придал мне уверенности. Если он ей доверяет, значит, она, по крайней мере, не попытается нас порешить веселья ради, - Карлия прислала кое-что для Слышащего.

- Ты не поверишь, кто у нас теперь Слышащий, - она улыбнулась. Нет, растянула тонкие губы в улыбке. Кажется, это движение было ей смутно знакомо, но тщательно забыто. Добрее она с улыбкой выглядеть не стала.

Снова скрипнула входная дверь, впуская в зал поток морозного воздуха. На пороге появились двое: одетый в костюм шута шебутной типок и хрупкая девочка-бретонка, держащая его под руку. Шут что-то громко шептал девчушке на ухо, а она понимающе кивала, увлечённая разговором. На вид ей было не больше двадцати, если не меньше, худенькая, хрупкая. Смазливенькая мордашка, милая полуулыбка, кукольные желтоватые глазёнки... Астрид метнула в её сторону гневный взгляд, чем почти успокоила меня: если враг тут не я, значит, по крайней мере, в очереди на тот свет я сегодня не первая. Дышать стало полегче; я позволила себе сделать глоток мёда, но очень зря. Маркурио вдруг сдавленно подал голос:

- Анхель?

Я сдавленно сглотнула вдруг ставший в горле комом мёд. Вошедшая замерла, вытаращив на моего мага испуганные глазки. Её спутник тоже затих, всем своим видом выражая удивление и желание увести эту Анхель подальше отсюда, но он почему-то медлил. Маркурио, будто завороженный, поднялся со скамьи и направился к ней, она же так и стояла на месте. К жёлтеньким кукольным глазкам подступили слёзы; во мне закипела сущность палки-ковырялки, заполняя пустоту, оставшуюся от рухнувшего к пяткам сердца.

- Марк?.. - она произнесла его имя так, что сомнений не осталось. Эта девочка точно бывшая моего Маркуши. Сто процентов. Или... не совсем бывшая. 

"Уже хочешь убить её?" - услужливо поинтересовался полузабытый шепоток на краешке моего сознания, знакомо обожгли пальцы заплясавшие красные искры. Я старалась держаться, но девочка вдруг совсем не по-дружески вцепилась в ворот его мантии, вынуждая Маркурио обнять её трясущимися от чего-то руками. Он просто галантен. Она, наверное, просто его сестра. 

- Марк... - сквозь слёзы выдавила из себя Анхель, - Прости, прости меня... Только не бросай больше...

- Анхель, я... - он попытался что-то сказать ей, отстраняясь, но девочка не стала дослушивать.

- Я всё ещё люблю тебя, Марк. Вернись ко мне, прошу... - она снова потянула к нему ручки, игнорируя слабые попытки протеста.

"А теперь? Теперь ты её уже замочишь или придумаешь новое оправдание?" - зашептало крепнущее безумие. Я закрыла руками уши, зажмурила глаза; выскользнувшая из рук бутылка покатилась по столу, заливая липким мёдом меховой плащ Астрид и мои ботинки, - "Давай, давай же! Как она смеет?.."

- Заткнись, тварь! - взвизгнула я, отталкивая кого-то со своего пути, не задумываясь о том, кого именно пришлось толкнуть. В ушах зашумело, сквозь стук собственного сердца я едва слышала голос Ваббаджека.

"Давай же, хранитель! Разорви, размажь, уничтожь!"

В глазах потемнело, кончики пальцев с новой силой обожгли багровые искры, я с рёвом метнулась вперёд, туда, где стояла она. Девочка, посмевшая так легкомысленно обнять Маркурио, позволившая себе так мило сократить его имя, будто имела на это какое-то право. Но на моём пути оказался тот самый шут, что пришёл вместе с ней; тонкие лезвия в его руках с неожиданной скоростью вспорхнули и вспороли кожу на моём предплечьи, обжигая невозможной болью. Я взвыла и швырнула сгусток алого пламени туда, где только что мелькнул красно-белый колпак, но противник растворился, будто провалившись сквозь землю.

- Цицеро защитит Слышащую! - послышалось за спиной. Я рванулась в сторону, уходя от удара, который должен был отделить мою голову от туловища. 

Лезвие сверкнуло в милиметрах от шеи, срезав длинную прядь волос. Алые искры взметнулись в воздух, но снова не нашли цели. Противник оказался хитёр; я едва успела выхватить Хильдины клинки из ножен, чтобы отвести очередной удар, призванный лишить меня жизни. Мечи легко и удобно легли в руки, будто я держала их всю свою жизнь. Несколько точных выпадов заставили меня отойти назад, рвущееся наружу, ищущее выхода ярко-алое пламя залило сияющие чарами лезвия в моих руках, будто окропив их кровью. Шут не унимался, раз за разом всё ближе оказываясь к моему телу, череда яростных ударов оставила несколько тонких порезов на моей груди, превратив дорожную куртку в жалкие лохмотья, а меня - в лишённого остатков разума монстра. Чужие, не мои боевые рефлексы стали брать верх: ни один из шквала умелых ударов противника так и не достиг больше цели. Краем уха я услышала испуганный вскрик Маркурио, но не захотела обращать на него внимание, потому как к знакомому и любимому голосу примешался ненавистный девичий всхлип.

"Сейчас, сюда!" 

Воспользовавшись минутной заминкой поскользнувшегося в луже мёда шута, я занесла "Син", чтобы прервать его жалкую жизнь...

- Марина!..

Я едва удержалась, чтобы не вспороть подлетевшему ко мне Маркурио живот. Он испуганно прижимал меня к себе; красное пламя на клинках погасло. Безумие отпустило меня, и боль от порезов обрушилась со всем своим ужасом; я с воплем повисла у Маркурио на руках.

- Тише, тише... - негромко, мне. Тут же, в сторону, с яростью и болью, - Противоядие! Тащи противоядие, Цицеро!

Новая волна боли окончательно вышибла из меня остатки сознания, сбросив в тёмную бездну, полную кошмаров.
 



aridesu

#664 в Фанфик
#13000 в Фэнтези
#5571 в Любовное фэнтези

В тексте есть: skyrim, попаданка, юмор

Отредактировано: 16.05.2017

Добавить в библиотеку


Пожаловаться




Books language: