Vae soli

Размер шрифта: - +

Глава 3. Погоня (часть 1)

Лес был тих. Безжизненно. Неестественно. Казалось, что кто-то просто выключил звук. И, наверное, примерно так оно и было, потому что всё живое затаилось, чувствуя более сильного, опасного хищника. Того, кто не знает пощады. Сегодня он вышел на охоту, которая обещала стать самой интересной, и никому не хотелось помешать ему идти по следу. Неторопливо. Растягивая удовольствие. Наслаждаясь своей властью. Да, мы были в его власти. И ничего не могли с этим поделать.

Гулкий стук сердца в груди, отдающийся в ушах, и сбитое, хриплое дыхание. Никакой видимости. Кажется, никакого шанса на спасения нет. Но сдаваться я не хочу. В глубине моего сознания жило чувство, что мне надлежит выполнить нечто важное. Значит… Я должен жить.

А потому до тошноты, до рези в глазах всматриваюсь в сумрак, чтобы увидеть хотя бы подобие дороги, с которой я давно сбился. Но её уже не найти. Кругом лишь непроглядная чаща старого леса. В лицо бьют капли дождя, заливая глаза, портя и так ужасную видимость. Когда он начался? Я не заметил, но, кажется, поливает он уже давно. И тотчас же, стоило только обратить на это внимание, уши заложило от ветра и шума дождя.

Может это и хорошо. Может это и собьёт преследователя с пути.

Только вот за спиной я по-прежнему слышу хриплое дыхание и стискиваю зубы. Меня не хватит надолго. Погоня и так уже длиться, кажется, целую вечность. Если я не соображу, что с этим делать, всё закончится плачевно. Что может их остановить? В голове, как нарочно, нет ни одной дельной мысли, способной помочь мне хоть немного.

Тяжело. Почти невыносимо бежать.

Где-то недалеко отчётливо раздаётся хруст веток. Кто-то падает. По ушам бьёт наполненный паникой крик. Я не оборачиваюсь. Нельзя. Иначе догонит. Мне это даётся непросто: я прекрасно понимаю, что скорее всего для Сии или Нира это смерть. И в тоже время, помочь тут нечем. Хотя на душе остаётся гадливый осадок от своей трусости. От бессилия хочется кричать.

Поскользнувшись, теряю равновесие. Всего на мгновение. Но боль уже растекается по левому плечу, на которое и пришёлся когтистый удар. Ничего серьёзного. Он пока лишь играется и изматывает жертву. Рано или поздно ему это надоест, и тогда меня уже ничто не спасёт. Действовать надо сейчас. Тогда, когда он этого не ожидает.

Я судорожно сжал рукоятку кинжала – единственного оружия, которое было при мне. У меня всего один шанс. Перед глазами заплясали чёрные искры, и я безуспешно попытался их сморгнуть, считая помехой, но их количество лишь увеличилось. Ясно. Тело не выдерживает. Времени ещё меньше, чем я думал.

Увереннее перехватив кинжал, я плотнее сжал челюсть. У меня должно получиться. Это безумие, но другое здесь сработает вряд ли. Я глубоко вдохнул, прислушиваясь к тому, что происходит за спиной. Мне нужно, чтобы он был ближе. Выжидать всегда труднее всего: очень нервно, ведь всегда есть шанс ошибиться. Но мне везёт.

Затормозив и стремительно развернувшись, я направил руку прямо в голову противника, целясь куда-то в глаз. Благодаря инерции, выполнить задуманное получилось. Он буквально сам бросился на кинжал, и мне лишь осталось довершить дело. Так мы и замерли, глядя друг на друга. И он - единственным уцелевшим глазом. Готов поклясться, что в нём светилась безумная жажда моей смерти.

Охотник не понял, что стал жертвой.

Когда сбоку раздался полный ужаса крик, я вздрогнул и обернулся, что стало моей главной ошибкой. Он полоснул меня по ногам, воспользовавшись моим замешательством. Этого хватило, чтобы оступиться. Нога подвернулась, и я кубарем слетел со склона, успев лишь удивиться тому, что он здесь обнаружился. Проклятая видимость! 

И какая же всё-таки живучая тварь!

Встать сразу мне не удалось. Где-то на периферии зрения скользнула смазанная тень, и я услышал радостный смех. Он прозвучал до дрожи дико. Но в глазах потемнело, и понять, кто или что его издаёт, мне не довелось. Возможно, сознание меня ненадолго покинуло.

Пришёл в себя резко, от очередного крика, раздавшегося где-то в лесу. В голове зашумело, но я упорно поднялся на ноги. Живы ещё, значит. Я огляделся, стараясь решить побыстрее, как поступить дальше, и с некоторым содроганием осознал, что нахожусь прямо возле склепа. Как-то это не воодушевляет. Впрочем, это могло значить, что замок где-то поблизости. А внутри этого строения может оказаться что-то полезное.

Я всё же не сразу решился проверить свою находку. Долго прислушивался. Никаких криков или звуков погони распознать мне так и не удалось, и это могло стать моим шансом. Я сделал шаг. Боль мгновенно пронзила ногу, и меня повело в сторону. Плохо. Но идти надо, не оставаться же, в самом деле, на таком открытом месте. Загрызут.

Я заставил себя сделать ещё несколько шагов и толкнул дверь, повиснув всем телом на косяке – пережидал боль. Почти сразу за этим раздалось тихий хруст веток. Это заставило прийти в себя. Опомниться. Я запоздало порадовался, что меня не выдало скрипом несмазанных петель.

Тусклый свет мало осветил комнатку. Мне не разглядеть, что там таиться, но попробовать спрятаться можно. С такой ногой не повоюешь. Словно в подтверждение этому, боль усилилась, и я с шипением осел на пыльный пол. Где-то там мне послышалось шумное дыхание. Найдёт ли он меня?

В ушах отдаётся дикий стук сердца. Дыхание перехватывает, когда я встаю. Заставляю себя дойти до ниши, которую смогло распознать моё немного попривыкшее зрение. Меня качает. Мне мерещится, что в спину упирается чей-то недобрый взгляд. Здесь никого нет. Меня не могли найти так быстро. Эти мысли, правда, быстро меркнут, когда приходит осознание, что кто-то и правда смотрит в упор. Я замер, не зная, чего ждать.

Душа заледенела от безумного радостного шёпота, раздавшегося прямо над ухом: «Тебе не скрыться. Я всё равно найду тебя». Обернуться я не решаюсь. Знаю только, что у меня есть совсем короткая передышка. Недолго думая забиваюсь в нишу. Пусть он меня не увидит. Пусть он меня не найдёт! Это всё, чего я желаю.



Анастасия Барматских

Отредактировано: 08.05.2019

Добавить в библиотеку


Пожаловаться