Вакансия

Размер шрифта: - +

II. Ценный сотрудник

Ирина проснулась поздно ночью. Хотя «проснулась» может прозвучать слишком обыденно и не передать всех чувств, которые испытала девушка в тот миг. Холодный пот струями бежал по спине, в ушах звучали страшные голоса.

«Я схожу с ума... ― вихрилось в голове у Ирины. ― Я чокнутая».

Погода за окном разгулялась. Ливень хлестал в окна, береза жутко шкрябала ветвями по стеклу. В комнате стоял гул. Ирина посмотрела на мужа. Спит, как убитый. Она всегда ему завидовала. Даже если за окном рухнет метеорит, Павел просто перевернется на другой бок и продолжит смотреть сны.

― Паш... ― Жена легонько толкнула его в бок. Никакой реакции. ― Па-аш!..

Мужчина зашевелился, что-то пробормотал, после засунул руку под подушку и захрапел.

― Паша, блин! ― Ладошка звонко шлепнула по бицепсу, и муж, вздрогнув, резко повернул голову. Ничего не соображая, глянул на электронные часы на тумбочке и застонал.

― Ир, имей совесть!.. Мне к семи на работу. Дай поспать!..

― Паш, мне страшно. ― Жена натянула одеяло до подбородка. ― Четвертый день снится эта дрянь.

― А ты поменьше ужастиков на ночь смотри, ― фыркнул муж и отвернулся. ― Спи давай. Никакие чудовища за тобой не придут.

Павел был старше жены на четырнадцать лет, и в свои сорок один считал высшей глупостью верить во всякую мистику, хотя в последние дни его настораживали кошмары Ирины. В общем-то, она всегда была впечатлительной, но это уж слишком... Никакой фильм ужасов не мог на нее так повлиять.

Они познакомились два года назад. Она только закончила местный пединститут и пришла работать в школу, где он был завучем младших классов. Молоденькая девушка сразу попала в поле зрения всех старых злобных училок, и Павлу Степановичу, коим он был для нее тогда, пришлось взять ее под свое крыло. Они стали много общаться, и рабочие отношения плавно переросли в роман. Не дикий, со страстью, вином и слезами, а нежный, красивый ― с цветами, книгами и старыми фильмами. Спустя год пара поженилась. Ирина решила сменить работу, устав от косых взглядов коллег ― по большей части вдов и разведенок, ― а Павел не захотел терять хорошее место, поэтому остался. Тем более, на горизонте замаячило повышение. За два года, что знаком с Ириной, Павел достаточно хорошо изучил ее характер и поведение. Ночные кошмары не могли вывести из равновесия его жену.

 

Утром Ира выглядела не выспавшейся. Приготовив мужу чай с бутербродами, она вернулась в постель. Выйдя из душа, Павел подошел и сел рядом.

― Что такое?

― Ничего. ― Жена смотрела в никуда. ― Голова болит. Иди, кушай. Твой чай, наверное, уже остыл.

Муж притянул ее к себе и обнял.

― Ириш, ну, ты что? Обиделась? Прости меня. Хочешь, я отпрошусь с работы, и мы сходим куда-нибудь?

Ирина подняла голову и поцеловала его в щеку, от которой пахло одеколоном.

― Иди, трудись. Я просто вздремну, и все пройдет. ― Отстранившись от мужа, она принялась устраиваться на подушках. ― Надо не забыть отправить резюме после обеда... ― Голос прервался. Жена уснула. Павел еще долго смотрел на нее, не в силах понять, что с ней происходит. Появилась шальная мысль, но он отогнал ее. Они планируют ребенка через год. Сейчас еще не время.

 

...Она снова среди руин. Поваленные балки слабо дымятся. Под ногами мусор и пепел. Дышать тяжело. Остатки крыши вот-вот норовят рухнуть. Над головой серое небо, роняющее крупные капли дождя. Ирина не чувствует холода. Она идет босиком, одетая в одну ночную рубашку. Снова наступает на куклу с расплавленным лицом. Игрушка издает зловещий скрип под ногой. Тут же совсем рядом с криком взлетает ворона и исчезает в огромной дыре в крыше. Ирина ежится, но не от холода, ― от страха. Она не понимает, почему не может убежать из этого жуткого места, а просто идет дальше. Вот и знакомый люк. Крышка, как всегда, откинута. Ирина смотрит вниз. Обугленные части деревянного строения валяются на узкой каменной лестнице. Девушка садится на край люка, и ступни ощущают твердость и прохладу бетона. Она медленно начинает спускаться. Зачем она это делает? Ведь знает, что ее там ждет.

И все равно продолжает идти.

Темный коридор дышит сыростью. На полу какое-то шуршание. Наверное, крысы. Слабый свет сочится через люк, но этого мало, чтобы осветить здесь все. Ирина шагает во тьму. Лестница с каждой секундой оказывается все дальше за спиной. Теперь девушка чувствует холод всем телом.

В темноте замаячило белое пятно. Ирина остановилась, зная, что увидит. Хочется зажмуриться, убежать, но она не может сдвинуться с места. Пятно приближается и обретает отдаленные очертания платья. Детского платья. Ирина застывает, скованная нечеловеческим ужасом. Уже не первый раз она здесь и видит это, но так и не может привыкнуть.

Запястье обжигает сильная хватка. Ирина вздрагивает, но не пытается освободиться. Только во все глаза смотрит перед собой, зная, что сейчас увидит.

Из тьмы проступает лицо. Впрочем, это трудно назвать лицом. Такое даже в фильмах ужасах не увидишь. Сплошное месиво из костей и мяса. Кровь струится по шее и пропитывает верхнюю часть платья. Длинные светлые волосы спутаны и покрыты багровыми пятнами. Глаз, носа и рта на этом лице просто нет.



Aili Kraft

Отредактировано: 14.01.2019

Добавить в библиотеку


Пожаловаться