Вакансия

Размер шрифта: - +

III. Нехороший садик

Снова Сашка упирается. Будто подменили ребенка! Раньше он просто обожал ходить в детский сад. Вставал даже раньше положенного, будил мать и просил скорее отвести его к друзьям. А теперь ― каждый день начинается со скандала.

Елена воспитывала сына одна. Двадцатидевятилетняя продавщица одежды в прошлом году пережила тяжелый развод. Муж ушел от нее к совсем юной и напрочь лишенной интеллекта блондинке, сопроводив свое решение словами: «С ней интересно, а тебя кроме работы ничто не заботит». Антон мечтал стать успешным архитектором, но даже при наличии диплома специалистом он был так себе. Фантазия отсутствовала напрочь, лень не позволяла оттачивать полученные знания. Заказы у него, конечно, имелись, но денег, что получал за них, не хватало даже на уплату счетов. Зарабатывать на жизнь приходилось Елене. Днями она продавала модные вещи в бутике, а по ночам занималась копирайтингом и искала заказы по всему интернету. В итоге: хронический недосып, нервозность, нежелание уделять время мужу и маленькому сыну. Еще в младенчестве Сашку пришлось пристроить в ясли, ибо мама вечно занята, а папе лень возиться с малышом. В конце концов, устав от такой жизни, Антон подал на развод. Примерно в то же время ему встретилась Катя ― глупенькая, но жизнерадостная девушка. Как раз то, что надо.

После развода Елена переехала с сыном из столицы в Орехово-Зуево ― к матери. Отец давно умер, и пожилая вдова жила одна в двухкомнатной квартире. Так бы продолжалось и дальше, если бы однажды ей не позвонила дочь и не попросила временно приютить их с Сашкой. «Только до тех пор, пока я устроюсь, ― обещала Елена. ― Мы съедем, как только сниму квартиру». Татьяна Сергеевна души не чаяла во внуке, а вот дочь недолюбливала. Нередко укоряла ее в том, что мало времени уделяет семье, а когда та сообщила о разводе, мать вместо поддержки облила ее помоями. Мол, сама виновата. А ты чего ждала? И вот теперь, оказавшись на пороге родительской квартиры, Елена всем телом ощутила презрение к себе, едва взглянув на мать. В такой обстановке она жила почти год. Только пару месяцев назад получилось снять квартиру. Елена продолжала вкалывать в привычном ритме. Работала в одном из местных магазинов одежды, а ночами трудилась в качестве фрилансера. На жизнь, вроде, хватало. И то хорошо. О новых отношениях с мужчинами Елена пока не задумывалась. Хватит с нее одной попытки построить семью! Может, позже что-то изменится...

 

***

 

Елена подавила острое желание ударить сына. Что ни утро, то новая истерика. Да сколько можно?! Все началось с тех пор, как она перевела Сашу в новый садик. Он располагался рядом с домом, в котором она снимала квартиру, что было весьма удобно. Уже через неделю после поступления пятилетний сын начал капризничать. Раньше подобных проблем не возникало. Он всегда с удовольствием ходил в садик, а теперь упирается.

― Саша, я опаздываю на работу! ― ругалась мать, одевая плачущего ребенка. ― Что за капризы такие? Все дети ходят в садик. Не одного же мне тебя дома оставлять!

― Отведи меня к бабушке! ― требовал мальчик.

― Как будто бабушке больше нечем заняться, только с тобой сидеть! Прекрати реветь!

И так ― каждый день. Один и тот же диалог, одна и та же нервотрепка. Может, Елена прислушалась бы к сыну, творись в этом детском саду что-нибудь плохое, но о нем хорошо отзывались, и причин для беспокойства она не видела. Персонал добросовестно выполнял свои обязанности, никто из родителей не жаловался. Да, платить за сына пришлось больше, чем в государственном садике, но деньги не летели в никуда. Сашка всегда был сыт и занят. Воспитатели стабильно занимались с детьми изучением букв и цифр, рисованием и даже компьютерной грамотностью. Плюс ― удобная детская площадка в современном стиле не могла не радовать ребенка. И, конечно же, как положено, полезная еда и дневной сон.

И все-таки сын не хотел туда ходить.

― Оля говорит, что этот садик нехороший, ― насупившись, бормотал Сашка. ― Она говорит, что я должен уйти оттуда.

Любое упоминание об Оле выводило Елену из себя. Дело в том, что девочки, которую зовут Оля Куравлева, не существовало. Ни в одной группе не числилась такая, и Елена до сих пор не забыла того неприятного чувства, когда заведующая, глядя на нее, как на дурочку, сообщила, что ее сын выдумал себе подругу. Елена пыталась говорить с ним об этом, но Сашка и слушать не хотел. Оля существует, и все тут! Она ходит в его группу. Ее приводят раньше всех и забирают позже всех. Пришлось даже обратиться за помощью к психологу, но улыбчивая женщина не нашла никаких отклонений. Сказала, что в таком возрасте многие дети выдумывают себе воображаемых друзей, и со временем это пройдет само собой. Однако Елене было не по себе оттого, что сын предпочитает придуманную Олю реальным детям. Воспитательница не раз говорила, что Сашка сторонится одногруппников, и часто разговаривает сам с собой.

 

Сидя на низкой скамье между двумя рядами шкафчиков, Елена торопливо переодевала сына. Аккуратно повесив его одежду на пластмассовую вешалку-плечики, она сунула ее в шкафчик с кошечкой и закрыла дверцу. Расчесала растрепавшиеся волосики ребенка и поцеловала его в красную от слез щеку.

― Ну все, пока, ― улыбнулась мать. ― До вечера.

Сашка молча развернулся и побрел к игровому уголку. Воспитательница средней группы, заменяющая в эту пятницу уволившуюся, как выяснилось, Марину Сергеевну, пообещала, что с понедельника приступит к работе новенькая, а пока она позаботится о мальчике.



Aili Kraft

Отредактировано: 14.01.2019

Добавить в библиотеку


Пожаловаться