Вакансия

Размер шрифта: - +

XI. Работа сверхурочно

Уже второй день Светлана не могла избавиться от пристального взгляда в спину, находясь на работе. Она знала, кому принадлежит этот взгляд — вездесущей старшей воспитательнице, которая с недавних пор без зазрения совести начала нарушать одно из главных требований к сотрудникам — постоянная улыбчивость, — и по-прежнему не уволена.

Светлане некоторые пункты договора казались весьма странными, как, например, этот: необходимость постоянно пребывать в хорошем настроении. То есть, даже если у тебя умрет родственник, ты все равно обязан раздавать улыбки направо и налево. Что за глупое требование? Видимо, в этом заведении знаменитая фраза «Клиент всегда прав» трансформировалась в монстра по имени «Клиент всегда Бог». Ну да ладно с ними, с клиентами. Но зачем сотрудникам-то улыбаться? Глупо. Но за это не засудишь. Данное обязательство не угрожает ничьей безопасности.

Светлане было проще, чем другим. Она изначально придумала себе образ глупой блондинки, а такие априори всегда лыбятся каждому встречному. Пока дети спали, воспитательница копалась в телефоне. Со стороны могло показаться, что она просматривает ленту в социальной сети или переписывается в чате, но на самом деле девушка вела виртуальный ежедневник, в который вписывала свои наблюдения и загружала фотографии, сделанные в стороне от глаз прилипчивой Татьяны Антоновны.

Ближе к шести часам вечера детей почти полностью разобрали. В группе остались только нелюдимый Саша и Дина — симпатичная мулатка. В самом начале седьмого за Диной пришел чернокожий папа, с сильным акцентом поблагодарил Светлану и попрощался до завтра. Остался только Саша.

Едва отец с дочкой скрылись за дверью, как в группу вошла уже ставшая раздражать Светлану Татьяна.

— Позвонила Елена Борисовна, — отчеканила она. — У нее неприятности на работе, поэтому она задержится. Попрошу вас остаться ненадолго. — Через пару секунд добавила: — Разумеется, мы оплатим это время.

Светлана ничего не ответила, только заторможенно кивнула. Вот это наглость! Допустим, в договоре что-то упоминалось о сверхурочной работе, но приличия ради можно было задать вопрос, а не распоряжаться. И что означает это «мы»? С каких пор она записала себя в руководство? А, может, приходится родственницей заведующей или хозяину садика? Кстати, надо узнать, кому он принадлежит...

Из раздумий ее вывел голос Саши, который оказался с ней рядом:

— У вас такой же рисунок, как... — пробормотал он, уставившись на ее оголенное запястье. Рукав блузки приподнялся, обнажив небольшую татуировку в виде голубя.

Светлана улыбнулась мальчику, на этот раз искренне.

— Как у кого?

— Как... — Ребенок словно боялся произнести вслух чье-то имя. Это насторожило воспитательницу. Она попыталась его разговорить:

— У тебя есть знакомые с такой татуировкой?

Саша кивнул. Да уж, побеседовать с ним будет сложно.

— Когда я училась в институте, — тихо заговорила она, — то сделала эту татуировку вместе с лучшей подругой. У нее такая же. Мы мечтали, что будем дружить всегда, но потом повзрослели и разъехались по разным городам. А вот это, — она взмахнула рукой, — осталось.

— У Марины Сергеевны такая, — едва слышно произнес Саша. — Точно-точно.

Улыбка слетела с лица Светланы.

— Марина Сергеевна? Зубова?

Саша пожал плечами.

— Марина... в Орехово-Зуево? Я думала, она в Питере... — Девушка уже говорила сама с собой. Вспомнив о ребенке, она спросила: — Где ты ее видел? Она дружит с твоей мамой?

Саша помотал головой.

— Она тут работала. А потом уволилась. — Он встал на цыпочки и прошептал ей в ухо. — Но я ее видел. Она все еще тут.

Светлана сглотнула и почувствовала, как во рту стало сухо.

 

Они с Мариной дружили со школы. Вместе поступили в один институт, вместе получили дипломы педагогов. Потом Светлана отправилась учиться на юриста, а Марина собралась замуж. Познакомилась с каким-то парнем из Санкт-Петербурга на концерте рок-группы, увешалась тематическими побрякушками, покрасила волосы в черный и сообщила подруге, что переезжает из «этого захолустья». Маринка никогда не отличалась особой серьезностью. Обожала тусовки, не пренебрегала выпивкой и сигаретами, могла танцевать топлесс в клубе. Света еще смеялась, мол, какая из тебя учительница? На что подруга отвечала: к старости профессия пригодится. С того дня, как она уехала, никаких новостей от нее Светлана не получала. Подруга обещала позвонить, но так и не сделала этого. Со временем у Светы появились более важные дела, и она постепенно вычеркнула мысли о Марине из своей жизни. Остались только фотографии в запыленных альбомах.

И вот теперь этот ребенок утверждает, что Марина работала в «Сказке». Но как? Когда? Почему она вернулась и пошла сюда, а не в школу, как хотела?

— Где она? — шепотом спросила Светлана.

Мальчик только открыл рот, чтобы ответить, как в группу вбежала запыхавшаяся мать.



Aili Kraft

Отредактировано: 14.01.2019

Добавить в библиотеку


Пожаловаться