Вакансия

Размер шрифта: - +

XIII. Миссия в подвал

Светлана боялась. Казалось бы, обычное дело, и в ее практике случались дела и покруче, нежели блуждания по детскому саду после его закрытия. Как-то раз она в одиночку следила за группой вооруженных до зубов контрабандистов, и рисковала каждую минуту оказаться ими замеченной. Ничего, пронесло. Позже ей пришлось расследовать смерть маленькой девочки. Как выяснилось, ее убил отчим, но Светлане пришлось просидеть двое суток в подвале его дома. В момент, когда пыталась увести его жену из дома, мужчина напал на обеих. Чего она тогда только ни натерпелась! И все же в этот раз ей было страшнее... В прошлом ей приходилось иметь дело с обычными, пусть и опасными, людьми, но в этом садике происходит какая-то сверхъестественная чертовщина. Несмотря на весьма красочный рассказ Лейлы, Светлана чувствовала темную энергию всей душой.

Надо незаметно пробраться мимо охраны и уборщицы. Если первые не особо следят за происходящим и предпочитают в отсутствии начальства выпить кофе и почитать газетку, то с этой особой ситуация обстоит куда хуже. У уборщицы есть глаза, наверное, даже на пятой точке. С какой бы стороны к ней ни подошел, она знает об этом заранее. Даже если стоит к тебе спиной. Светлана слышала, как неприветливая дама звякнула ручкой ведра где-то в коридоре. Интересно, когда она уходит? Элла Григорьевна уже час как покинула здание, несколько минут назад умчалась в серой иномарке Юля. Прочие воспитательницы и нянечки давно разошлись, почти везде был потушен свет. Горел только в ее группе и в коридорах. Может, еще в подсобке для воспитателей, на кухне и в туалете.

Светлане претила ее «нарисованная» внешность. Она давно переросла духовно тот период, когда хочется разукрасить себя, как картинку, впрыснуть как можно больше дряни в губы и груди, напялить туфли на каблуках высотой с ходули и нарядиться в платье куклы Барби. Девушка даже не помнила, чтобы подобное ей вообще когда-нибудь нравилось. Из одежды она всегда предпочитала строгий стиль, из макияжа — естественные оттенки. Если бы сотрудники детского сада увидели ее на улице в выходной — ни за что бы не узнали.

Светлане было трудно идти на каблуках так, чтобы не издавать шума. Проклятые, они стучали по полу, как молотки. Днем стука почти не было слышно, однако ночью он казался оглушающим. Потоптавшись у двери, девушка приняла решение идти босиком. Тонкая ткань капроновых колгот не спасет ее от холода и мусора, но лучше потерпеть неудобства, чем выдать себя и вылететь с работы. Если Марина здесь, она обязана ее найти. А еще выяснить, наконец, что не так с этим детским садом.

Она знала, что нужно идти в подвал. Чувствовала. В том крыле, где он располагается, и происходят все странности. Если искать улики, то только там. Но что, если подвал будет заперт? Скорее всего, так и есть. Светлана несколько раз проходила мимо него, и на двери всегда висел тяжелый замок. Кто сказал, что в этот раз его там не будет?

Глупо идти сейчас, когда как минимум пятеро знают, что ты еще в здании. Она не подумала об этом сразу, и зря. Ни охрана, ни уборщица не успокоятся, пока она не покинет территорию детсада. Светлана снова влезла в неудобные туфли. Нет, так дело не пойдет. Вездесущая уборщица обязательно ее поймает, и тогда завтра могут возникнуть неприятности. Похоже, эта дама ненавидит всех, кроме заведующей, а посему шоколадкой или даже денежкой ее молчание не выкупишь.

Задача усложнилась во много раз. Еще и время потеряно. За час, что просидела за столом, Светлана успела бы переодеться и хорошо продумать план проникновения в подвал. Пока она все это сделает, наступит глубокая ночь. Девушка одернула себя. Надо же, испугалась! Не боялась следить за контрабандистами и отбиваться от пьяного мужика с ножом, а пробраться в детский сад — так сразу задрожали коленки. Где ее былая самоуверенность? Не для того она выбрала эту профессию, чтобы трусить. Не хватало еще согласиться с утверждением Ника, что женщинам не место в этой сфере. Ладно, будет действовать, как надо. Тем более, что в таком прикиде она видна за километр, а для данной операции требуется одежда удобнее и темнее.

Собрав вещи в сумочку, Светлана погасила свет и, не торопясь, вышла на лестницу. Ей хотелось бежать, но она должна сохранять беспечность, чтобы ничего не заподозрили. Спустившись на первый этаж, Светлана вышла из здания и пошла по аллейке к выходу. Охранник в будке кивнул ей на прощание, и она оказалась за пределами детсадовской территории. Чуть отойдя от забора, Светлана бегом пустилась домой.

 

***

 

Веру давно перестали пугать особенные дети. Не зря говорят, что человек привыкает ко всему. После встречи с Катарин в ней что-то изменилось. Она больше не вспоминала, как плакала от страха и хотела бежать отсюда. Катарин объяснила ей доступно каждую деталь и рассказала, как она, Вера, нужна ей. Нужна им всем. Девушка сама не заметила, как прониклась жалостью к детям, лишенным нормальной жизни из-за своего уродства.

К Элле больше не надо обращаться по отчеству. Здесь они все равны. Нет никаких чинов и возрастов. Они — помощницы Катарин, ее опора. Она, такая хрупкая и нежная, не справится со всем сама. Элла говорит, что нужны еще люди, и постепенно они будут прибывать. Оно и понятно: работа сложная, а рук не хватает. Уход за этими детьми вовсе не такой, как за теми, что наверху. Вера поняла, что ненавидит их. Странно, а раньше любила...

Раньше она ничего не знала об особенных.

Их лишили всего. У них нет родителей. Катарин очень на них похожа. Только она выглядит нормальной и не ест людей. Вера вспомнила, как впервые стала свидетельницей жуткой детской трапезы. Тогда она сильно кричала... Дети казались ей чудовищами. Но теперь она понимает, что у каждого свои вкусовые предпочтения. Ей же не жалко тех свиней и кур, которых ест! А малыши просто питаются иначе. В этом нет ничего странного.



Aili Kraft

Отредактировано: 14.01.2019

Добавить в библиотеку


Пожаловаться