Вакансия

Размер шрифта: - +

XV. Хозяйка душ

Всю ночь Света ворочалась с боку на бок и не могла заснуть. Из головы не вылетало ее необычное путешествие. Если об этом рассказать, никто не поверит. И все же путешествие было в действительности. Она на самом деле перенеслась во времени и разговаривала с настоящим призраком.

Светлана поймала себя на мысли, что Катарин больше не кажется ей такой страшной, как до сегодняшней ночи. Она узнала ее историю и теперь думала о ней, как о несчастном ребенке, которого лишили отца.

Отца... Странно устроен мир: иногда посторонние люди становятся ближе родных. А уж случившееся с Катей вообще выходило за пределы понимания. Прежде Света не сомневалась, что во время войны немцы представляли собой сущее зло. Может, общая масса и представляла, но среди них встречались и такие, как этот Ганс. Обычные солдаты, не лишенные человечности, которых просто заставили воевать.

Рациональное мышление упрекало Свету и напоминало, что Катарин — вовсе не несчастная жертва, а монстр, убивший десятки людей. И, возможно, продолжающий убивать уже в наше время. Покидая детский сад, Светлана слышала женские крики, но не остановилась, а только прибавила шагу. Ужас вел ее прочь из того места. Только в кино отважные героини выступают в одиночку против вселенского зла, — в жизни все намного драматичнее. Громкие лозунги о помощи ближнему ценой своей жизни мгновенно забываются, когда этой жизни угрожает реальная опасность. И нет ничего зазорного в том, чтобы спастись самому, если уверен, что не справишься с противником. Глупый героизм хуже трусости. Помочь ты все равно не сможешь, но еще и погибнешь сам.

Света встала с кровати, достала из кармана брюк спящего Ника сигареты и отправилась на балкон. Она давно не курила, но события текущей ночи вывели ее из колеи. Табак подействовал успокаивающе, и девушка снова унеслась мыслями в сорок третий.

Удивительная вещь — обстоятельства. Одно решение одного человека понесло за собой череду смертей и ужаса. Света думала об Элле Григорьевне и пыталась понять ее поступок. С одной стороны, та повела себя разумно. Ведь ее ребенка украли и, возможно, ему промыли мозг во вражеском стане. Тяжело смотреть в глаза родной дочери и видеть в них ненависть к себе и любовь к одному из похитителей. А уж когда он проник в приют и попытался выкрасть девочку снова, Элла предприняла решительные действия, чтобы ему помешать. Но, с другой стороны, Ганс не причинил малышке никакого вреда. Он просто стал ей отцом, который заботится и не игнорирует. Элла с головой ушла в работу и уделяла своим детям слишком мало времени, а тот солдат показал Кате любовь, которую заслуживает каждый ребенок. Глядя на ситуацию с этой точки зрения, Света понимала злобу и поступок Катарин, хотя рациональная часть все еще твердила ей о смертях, учиненных этим ребенком.

Затушив окурок, Светлана вернулась в постель. За окнами начало светать. Через час надо вставать на работу.

 

***

 

Самую крепкую и грязную дверь в подвале старались обходить стороной даже его постоянные обитатели. Казалось бы, этих людей уже ничем не напугаешь, но в той мрачной комнате заперто самое темное зло, какое только может быть — особенные дети. Много лет эта дверь, которая открывалась всего лишь два-три раза в месяц, отпугивала даже призраков, но с недавних пор около нее стал часто бывать один человек.

Вера скучала по малышам. Приложив ухо к холодному, ржавому металлу, она слушала рычанье и лязг цепей. С детьми здесь обращаются, как с мусором. Почему им нельзя свободно гулять хотя бы по подвалу? Их и так лишили нормальной жизни, но даже здесь, в обиталище мрака и грязи, у них нет никакой свободы. Словно собак, их держат на цепи, и слишком редко кормят.

Вера была одной из тех немногих, кто возвел Катарин в ранг божества, но если Хозяйка узнает об этих ее мыслях, то жестоко накажет. Ведь это по ее инициативе дети сидят взаперти.

— Опять ты здесь уши греешь? — прозвучал рядом прокуренный голос.

Девушка отпрянула от двери и встретилась взглядом с особой, которую уже начала ненавидеть. Она такая же бесправная прислуга Катарин, как и Вера, однако мнит себя царицей. Ходит с гордым видом, свысока разговаривает и уже прокурила весь подвал.

— Я просто хотела узнать, как там дети, — ответила Вера, скрестив руки на груди.

— Дети, — усмехнулась Элла Григорьевна. — Да ты основательно «поехала», девочка. Это не дети, а чудовища, которых... — она заметно понизила голос, — давно пора перебить.

— Думаю, Катарин не понравились бы ваши слова, — улыбнулась Вера.

В ответ на это Элла Григорьевна громко рассмеялась.

— Катарин уже давно ничего не нравится. Она живет злобой и ради злобы. Думаешь, ты ей нужна? Можешь хоть трижды облизать ее грязные пятки, она все равно будет пинать тебя, как всех нас. Эта девочка не умеет ни любить, ни сочувствовать, ни ценить чужие преданность и заботу. Хуже, чем есть, уже не будет, так что можешь бежать и стучать ей на меня, сколько влезет.

— Удивительно. — Вера покачала головой. — Вы совсем ее не боитесь.

— И не должна. — Элла Григорьевна сделала затяжку. — Какой прок от страха? Я знаю эту маленькую дрянь лучше, чем ты или все остальные, кто на нее молится. Частично я сама виновата в том, что с ней стало. Но если раньше я пыталась ее понять, то теперь презираю. Надеюсь, появится человек, который освободит нас и уничтожит этого монстра.



Aili Kraft

Отредактировано: 14.01.2019

Добавить в библиотеку


Пожаловаться