Вакансия

Размер шрифта: - +

XVI. Где Саша?

В то утро Саша был просто невыносим. Едва встал с постели, как заявил матери, что не пойдет в детский сад. Елена уже привыкла к тому, что время от времени сын протестует и хочет остаться дома, но списывала это на простую лень. Кому не хочется подольше поваляться в постели? Елена не могла оставить ребенка дома одного, равно как и взять его с собой на работу. Да и вообще — что за глупые капризы? Все дети ходят в садик, и Саша не особенный.

Ребенок заливался слезами. На каких-то пять секунд Елене стало по-настоящему тревожно, однако часы заставили ее отодвинуть тревогу на задний план. Она опаздывала, а надо еще отвести Сашу в сад. Столько времени потеряла, слушая его истерику! Видимо, надо все-таки показать сына психологу. Сначала выдумывает себе друзей, потом отказывается идти в садик. Ненормально это все.

У Елены совсем не осталось времени на раздумья. Цифры на часах в телефоне неумолимо бежали. Предчувствуя хорошую взбучку от начальства, она быстро собрала ревущего сына и вышла с ним из квартиры.

— Я не хочу туда! — кричал Саша. — Оставь меня дома!

По лестнице неторопливо спускался пожилой сосед сверху. Дядя Петя был доброй души человеком, хоть и частенько прикладывался к бутылке.

— О, и чего мы так орем? — со смешком спросил он, наклонившись над Сашкой. Почувствовав запах перегара изо рта соседа, ребенок теснее прижался к матери.

Елена спешно положила ключи в сумочку и повернулась к соседу.

— Да в садик идти не хочет, — раздраженно ответила она. — Ничего, дядь Петь, это у него капризы такие. Сейчас все пройдет.

Мужчина хмуро посмотрел ей в глаза. От этого взгляда Елене сделалось не по себе. Сосед был явно не слишком трезв. И где он успел с утра набраться? А, может, набирался ночью?

— Слыхал я про эту «Сказку», — сказал он на удивление трезвым, хотя и жутковатым голосом. — Во время войны на том месте приют сгорел. Столько детишек погибло... Нехорошее это место. Что бы там ни построили, — все рушится, горит. Бизнесменчики эти нищали один за другим, решив раскрутить там производство. Многие так вообще померли при странных обстоятельствах. До сих пор вон их дела у ментов в столах пылятся. В общем, плохая земля. Недобрая. Бабки сплетничают, что проклятие на ней лежит. Забрала бы ты оттуда мальчишку, доча. У нас в городе и другие сады есть. Хорошие, добрые.

Елена чувствовала, как мурашки бегут по коже. Пока сосед говорил, Саша перестал плакать и весь обратился в слух. Сбросив оцепенение, мать потащила его вниз по лестнице, не сводя осуждающего взгляда с дяди Пети.

— Вот пугать его было незачем, — сердито сказала она. — Глупости это все, бабкины сплетни. Саша и так не хочет ходить в садик, а вы еще усугубляете!

— То-то и не хочет, что беду чувствует.

— Хватит! — Елена пошла быстрее. — Не слушай дядь Петю. Пьяный он.

Качая головой, мужчина печально смотрел им вслед, пока не пикнул электронный замок на двери в подъезд, а три секунды спустя она не закрылась с негромким металлическим звоном.

 

Светлане больше не хотелось играть роль. Не хотелось улыбаться всем подряд и строить из себя глупую блондинку. Она сидела за столом и делала вид, что ищет какую-то информацию в смартфоне, но из головы не вылетали Катарин и Марина, которая, судя по всему, где-то здесь.

До той ночи, когда попала в прошлое и увидела, что случилось с детским приютом, Света ни за что не поверила бы в подобную историю, если бы кто-то ей таковую рассказал. Несмотря на то, что любила глянуть на ночь ужастик, почитать что-то из творчества Стивена Кинга или даже Лавкрафта, а также была подписана в соцсети на парочку сообществ с мистическими — якобы, реально произошедшими, — историями, Светлана представляла собой крайне рационального человека. Ее профессия просто не подразумевала объяснений ситуациям вроде «это сделали инопланетяне», «тут, определенно, замешан Слендермен[1]», «он побывал на Титанике (телепортировался туда из 2018-го года) и теперь точно знает, что случилось с пассажиркой N». Она не какая-нибудь Дана Скалли[2], чтобы верить в такие вещи и серьезно рассматривать теорию паранормальных явлений. Но после той ночи она почувствовала себя иначе. Прежние убеждения поблекли, уступив место новым. Света поняла, что в мире нет ничего невозможного.

Саша с самого утра был тихим. Тише, чем обычно. Мама привела его заплаканного, оставила, спешно попрощалась и убежала на работу. Ребенок прошел к своему любимому стулу, но, как и всегда, сел не на него, а рядом, на пол. Стул предназначался Оле.

Теперь, однако, Светлана не спешила записывать Олю в компанию вымышленных друзей. После того, что видела, у нее не нашлось причин сомневаться в том, что эта девочка может быть настоящей. Ну, не то, чтобы совсем настоящей, ― призраком. Только что не упокоенному духу понадобилось от пятилетнего ребенка? Чем может помочь мальчик, который до сих пор ходит на горшок?

Долго наблюдать за Сашей не получилось. Привели других детей, и внимание воспитательницы распределилось на них поровну. То и дело она поглядывала на ребенка и пустой стул, и в один момент поняла, что он больше не был пустым. Саша говорил с ним. Остальные уже давно перестали обращать на это внимание, но Светлана не могла оторваться.



Aili Kraft

Отредактировано: 14.01.2019

Добавить в библиотеку


Пожаловаться