Вакансия

Размер шрифта: - +

XVIII. Лед тронулся

Идти на работу было страшно. Страшнее, чем обычно. Ирина даже хотела позвонить и соврать, что заболела, но что это даст? Все равно ей придется выйти в другой день. Из прокля́того садика невозможно уволиться. Ей хватило доказательств этого. Павел по-прежнему ей не верил и считал, что все рассказы жены — плод разыгравшегося воображения. Не зря говорят, что мужчины слепы. Так и есть. Иногда их желание отыскать во всем рациональность доходит до абсурда. Есть вещи, в которые надо просто поверить; с которыми надо просто смириться.

Здание детского сада выглядело в глазах Ирины страшнее, чем тюрьма. Проходя через пропускной пункт, она всем телом ощутила невидимые оковы, в кои некто потусторонний заключил ее.

Все было, как обычно: утренняя суета, куча машин, водители которых нервно сигналили друг другу, смех и плач детей. Кто-то шел в садик с удовольствием, но большинство, — и это бросилось Ирине в глаза только сегодня, — ревело и просило родителей не уезжать. Озабоченные своими делами мамы и папы торопливо разводили чад по группам, не отрывались от мобильных, усиленно строча кому-то сообщение или отрывисто разговаривая, и не обращали ровным счетом никакого внимания на плач собственных детей. Сбрасывали их на попечение воспитателей и выскакивали в коридор, словно ужаленные. Мчались к своим машинам и разъезжались по рабочим местам.

Вскоре гомон стих, машины уехали, и стало относительно тихо. Дети успокоились и занялись своими делами. После завтрака столпились в игровой комнате и увлеклись перебиранием новых игрушек, которые завезли вчера вечером.

Ирина сидела за столом в глубоких раздумьях. Пропал мальчик из группы Воробьевой. Он уже успел прославиться на весь детский сад своей дружбой с несуществующей девочкой. Но таковой ли она была? Ирина сомневалась. В этом месте творится настоящая чертовщина; не исключено, что к ребенку привязался какой-нибудь призрак, и сейчас, возможно, он где-то прячет малыша.

Если тот еще жив.

Ирину передернуло от этой мысли. Ей страшно было представить, что пятилетний ребенок может лежать где-то мертвым. Он жив, безусловно! Просто потерялся...

Можно убедить себя в этом, чтобы не переживать, но местонахождение мальчика до сих пор неизвестно. Не так давно пропал другой, их сосед, который тоже посещал «Сказку». А может, исчезали и другие дети. Может, они до сих пор где-то здесь. Ирина сжала кулаки. Что же это такое? Кому могут понадобиться дети? Ей вдруг захотелось пойти в кабинет заведующей и потребовать объяснений, но она вовремя себя остановила. Что она скажет Элле Григорьевне? Станет обвинять ее в занятиях магией или причастности к секте сатанистов? У Ирины нет никаких доказательств. Нет ничего, чем она могла бы ткнуть в лицо заведующей или следователю. Однажды она уже попыталась рассказать о происходящем полиции. Ей не забыть последствий того решения. Больше таких «сюрпризов» не надо. Лучше уж помалкивать и улыбаться, даже если душа хочет плакать.

 

***

 

В обед негаданно-нежданно нагрянула полиция. Увидев из окна двоих крепко сложенных мужчин в форме, Ирина напряглась, но часть нее, спрятанная где-то в глубине души, приободрилась. Дело сдвинулось с мертвой точки. Наверняка, эти люди здесь не случайно, и уж точно не приходятся родителями кого-то из воспитанников. Скорее всего, они пришли в «Сказку» по чьей-то наводке. Кому-то удалось им доказать, что в садике отнюдь не все чисто.

Персонал выглядел взволнованным. В глазах «стальной леди» Татьяны Антоновной Ирина уловила несвойственное ей напряжение. Ей даже показалось, что в них появилась тревога. Испуг. Что же напугало эту даму? Неужели полицейские? Значит, Ирине не показалось, и «Сказке» есть, что скрывать. Вероятнее всего, эти мужчины здесь из-за пропавшего мальчика. Если на лице Татьяны такое странное выражение, значит, она знает, где он.

От этой мысли Ирине стало плохо. Если ребенка похитил кто-то из служащих садика, то здесь не только практикуется магия, но еще и процветает криминал. Зачем им понадобился пятилетний ребенок? Явно, не для того, чтобы получить выкуп с матери. Она, как было известно Ирине, не располагала огромным капиталом. В чем тогда причина? Может, его продали на органы? Или отдали на усыновление какой-нибудь зажиточной семейке? Ирина видела такое в кино и слышала немало подобных историй из реальной жизни.

Пока она об этом размышляла, сурового вида полицейские подошли к кабинету заведующей. Проводила их туда Юлия. Стоит ожидать, что Элла Григорьевна уже подготовилась к встрече, и не будет застигнутой врасплох. Явно, охранник донес ей о прибытии необычных гостей.

Заведующая встретила полицейских с самой очаровательной улыбкой, на какую была способна, и, узнав о цели их визита, тут же погрустнела. Ну, точно голливудская актриса!

— Мне так жаль мальчика. — Она жестом пригласила визитеров сесть. — Хоть он и был странноватым, в группе его любили.

— Наслышаны об этой его «странности», — буркнул один из полицейских, представившийся майором Васнецовым. — Ребенок пропал на территории детского сада, — это неоспоримый факт. Мать пришла за ним, но забрать так и не смогла.

Элла Григорьевна закурила. Майор отметил, что женщина напряглась, хотя внешне старалась выглядеть невозмутимо.

— Это она вас сюда направила? — спросила женщина.



Aili Kraft

Отредактировано: 14.01.2019

Добавить в библиотеку


Пожаловаться