Вакансия

Размер шрифта: - +

XX. Каждый получит свое

Она бы кричала громче, будь ее рот свободен. Когда Юлию вытолкнули на пустырь, расположенный с тыльной стороны здания «Сказки», за оградой, она впервые осознала, как сильно любит жизнь. Юля согласилась бы до конца дней прожить с демоном в себе, только бы видеть солнце, общаться с людьми. Теперь, из-за неосторожности, ее казнили.

Ужаснее всего — ждать. Лучше бы это произошло сразу. Лучше бы не пришлось лежать на холодной земле, вдыхать ее запах и чувствовать, как медленно приближается смерть. Пока еще ничего не случилось, но Юля знала, что скоро это начнется. Она хорошо помнила казнь поварихи. В какой-то миг, даже будучи еще полностью под влиянием темной сущности, она отвела глаза, чтобы не смотреть на происходящее. Настолько все было страшно.

Элла в окружении мужчин, что принесли Юлию на этот пустырь, стояла у самой черты и молча ждала. Сигарета тлела у нее в руке, во тьме мигал ее огонек.

Ожидание бывает разным. В те минуты и Юля, и Элла его испытывали, но если первая мечтала оттянуть время, то вторая хотела его приблизить. В ее глазах искрилось нетерпение, хотя лицо оставалось расслабленным. Словно статуи, охранники стояли рядом с ней, не двигаясь и даже не моргая.

А времени оставалось все меньше.

 

Ее волокли по темному коридору. Здесь не нужен кляп. Кричи, сколько хочешь, — все равно никто не услышит. А если и найдется такой, то ни за что не поможет. Тут все или заодно, или запуганы.

Пара девушек, больше похожих на призраков, но все же являющихся людьми, встретились им по пути. В одной из них она узнала Веру Степанову — пропавшую воспитательницу. На миг их взгляды встретились. Но только на миг. Быстро отведя взгляд, Вера вошла в одну из тяжелых ржавых дверей, коих тут было предостаточно.

— Вера! — прокричала Светлана, но та, разумеется, не вышла и не отозвалась.

Ее выволокли из подвала. Охранники тащили девушку к танцевальному залу, и она знала, что там будет. Как других несчастных, ее скормят детям-чудовищам. Вот и все, окончен ее путь. Завтра, если ничего не помешает, сюда придет полиция с обыском, но ее останков не найдут. Эти садисты хорошо заметают следы.

Свету грубо бросили на пол, после чего привязали за руки к поручню. Она рванулась, но безрезультатно.

— Можешь не брыкаться, — холодно проговорила только что вошедшая в зал Татьяна.

— Вам это с рук не сойдет! — кричала Света. — Меня будут искать!

— Ты разве не слушала Юленьку? — ехидно спросила старшая воспитательница. — Полиция бессильна против нас. Они ничего здесь не найдут. Мы продолжим наше дело несмотря на их усилия.

— Зачем вы все это делаете? — Против воли Светлана заплакала. — Это же детский сад! Сюда приводят обычных детей! Пусть Катарин вымещает зло на тех, кто ее обидел, но эти дети и их родители, а также наемные работники ничем перед ней не провинились!

— Ты еще смеешь осуждать действия Катарин, свинья?! — взревела Татьяна и наотмашь ударила Светлану по лицо. Та ощутила языком привкус крови. — Она мудрее всех нас, и, тем более, тебя. Раз она так поступает, значит, это правильно.

— Серьезно, что ли? — Светлана истерично рассмеялась. — У вас тут творится какая-то хрень, уж прости мне мой французский. Вы выслуживаетесь перед родителями, улыбаетесь им, выполняете все их прихоти и отчитываете воспитателей, стоит тем не так на них посмотреть. А потом крадете их детей для своей чокнутой хозяйки! Чего она хочет добиться? Скажи!

— Немедленно захлопни свой рот! — Татьяна подняла руку, чтобы снова ее ударить, но внезапно остановилась, услышав за спиной голос.

— Это ты захлопни свой. Вижу, у нас тут цветет самодеятельность. — Старшая воспитательница, дрожа, опустила руку и неуклюже села на колени перед маленькой девочкой. — Освободи ее. Нам есть о чем поговорить.

Светлана, застывшая в ступоре от ужаса, встретилась взглядом с темными глазами — глазами не ребенка, но демона.

— Пойдешь со мной. — Катарин щелкнула пальцами. Освобожденная покорной Татьяной Света поплелась за ней на ватных ногах.

 

Это началось. Сначала Юле показалось, что кровь превратилась в раскаленный свинец. Ее скорчило от боли, но то было всего лишь начало.

Вы смотрели фильмы об одержимых демонами? Так вот, даже самый жуткий сеанс экзорцизма не мог сравниться с тем, что происходило в ту ночь на пустыре рядом с детским садом.

Ее тело просто превратилось в прах, но перед этим она испытала поистине адские муки. Все внутри нее деформировалось, рвалось; кожа стремительно старела и покрывалась пятнами, которые позже превращались в дыры. Красивые волосы поседели и выпали, обнажив уродливый череп. Юлия горела, будто в костре. Только без огня. Это продолжалось чуть больше пяти минут, но несчастной мученице они показались вечностью. В какой-то миг сердце, наконец, перестало биться. Черная сущность взмыла в воздух, после чего с ревом вошла в землю.

Бездыханное тело рассыпалось, как фигурка из песка.

— Уходим, — скомандовала Элла Григорьевна.



Aili Kraft

Отредактировано: 14.01.2019

Добавить в библиотеку


Пожаловаться