Валет и дама

Размер шрифта: - +

Глава ХVI. Дипломатический арсенал князя Ли

Еще впервые услышав историю темных эльфов, Држич решил для себя, что непременно попытается поговорить с Элиэлем.  Сложность заключалась лишь в пустяковой привычке дуэргаров убивать людей прежде, чем те успевали сказать первое слово. Этот обычай показался Александру не слишком конструктивным, поэтому он некоторое время раздумывал над тем, как провести переговоры, сведя к минимуму неизбежный риск.

     Первое, что сделал Валет для осуществления своего замысла, заключалось в установлении слежки за предводителем дуэргаров. Невидимый и неслышимый Скоппи несколько дней неотлучно сопровождал вождя темных эльфов при всех его передвижениях. Торговец сплетнями сообщил своему командиру, что Элиэля очень интересует все происходящее в замке Ли и его окрестностях. Не доверяя никому, предводитель дуэргаров сам ежедневно отправлялся к замку, чтобы наблюдать за всеми, кто проходит через барбакан крепости. Држича очень порадовала одна существенная деталь, подмеченная скрупулезно выполняющим задание призраком: Элиэль отправлялся из пещеры, где располагался его дом, к замку одним и тем же путем в сопровождении пятерых дуэргаров, прикрывавших своего вождя.

     Получив от Скоппи необходимые сведения, Држич продумал, как обезопасить себя при вступлении в контакт со слишком решительным дуэргаром. Он попросил Гаги изготовить для него саперную лопатку, потом выяснил прогноз погоды у внимательно следившего за состоянием атмосферы Линка.  Валету требовалась ясная лунная ночь, за которой последует солнечное весеннее утро. Он полагал, что тучи не должны омрачать радость его первого свидания с эльфом-убийцей.

     Држич также решил при малейшей помехе (изменение маршрута дуэргаров, увеличение численности эскорта или изменение расположения его членов при движении) отменить намеченный контакт с темными эльфами, предпочтя почетной смерти осторожное отступление.

     Перед князем Ли стояла еще одна проблема: он не хотел, чтобы кто-нибудь, кроме Елены, знал о его исчезновении из замка, а миновать бдительных спригганов незамеченным оказалось намного сложнее, чем укрыться от гуляющих по лесу дуэргаров.

     Вот тут весьма кстати Александру удалось найти план твердыни с обозначением подземных ходов, один из которых выводил из крепости прямо к холму, от подножья которого начинался лес, где собирался устроить засаду Држич.

     Дождавшись времени, когда на ночное безоблачное небо выкатится полная луна, Валет в полной экипировке спустился в подвал одной из башен цитадели. Здесь он зажег факел, а потом некоторое время повозился, разыскивая нужную плиту, отличающуюся от подобных ей лишь невзрачной трещиной. Именно в эту трещину следовало вставить княжеский кинжал, выполняющий функцию единственного ключа, которым отмыкался хитроумный запор.

          Открывшийся за плитой проход оказался не просто удобным, но почти комфортабельным.  Пол и высокие своды были надежно укреплены плотно подогнанными камнями, прочно скрепленными между собой. В стенах на равном расстоянии друг от друга располагались кольца со вставленными в них факелами, которые оставалось только запалить. По коридору могла пройти, не сгибаясь и не толкая друг друга плечами, пара вооруженных   гоблинов. Но самое удивительное заключалось в том, что здесь совсем не чувствовалось сырости. Воздух в проходе оставался сухим, свежим, лишенным затхлости и неприятных запахов.

     Единственное, что время от времени задерживало продвижение князя по подземному ходу, так это необходимость периодически открывать и закрывать за собой многочисленные металлические двери, перегораживающие коридор. Никто посторонний ни с одной, ни с другой стороны не смог бы воспользоваться таким удобным путем, связывающим замок Ли с землями княжества.  Зато сам князь мог позволить себе выбирать, какую из многочисленных дорог ему приятнее использовать для тайной или явной прогулки. «Очень удобно и предусмотрительно», – отметил про себя Александр, путешествуя под землей.

     Вышел Држич под лучами медленно катящегося по небу светила именно там, где рассчитывал – у подножья сопки.   Здесь один из больших камней скрывал вход в туннель, а подножье сопки огибала выложенная камнями тропа, ведущая от замка через лес к реке.  Когда-то на реке располагалась большая пристань, от которой торговцы доставляли товары на княжеский двор.  Возле замка находился более близкий и удобный причал, но там взимали пошлину, а тароватые купцы, как известно, предпочтут сделать крюк в пару миль, лишь бы сократить свои затраты или увеличить прибыль от сделки.

     Если бы не эта каменная тропа, с которой весеннее солнце убрало даже воспоминание о когда-то лежащем на ней снеге, Александр не решился бы пересечь лес, оставляя слишком очевидные следы своего продвижения между деревьями. Но даже по камням Држич шел медленно и осторожно. Он поминутно оглядывался, еловой веткой сметая за собой с булыжников комочки грязи, способные навести опытного следопыта на ненужные мысли.

     Наконец Александр добрался до места, в котором никогда не бывал, но которое сразу же узнал благодаря удивительно точному описанию Торговца сплетнями.  На краю большой поляны, которую пересекала тропа, там, где выложенная камнями дорога, вновь уходила в лес, росла разлапистая ель.  Около ее ствола пристроилось несколько кустиков, между которыми зима намела сугроб, уже слегка осевший, но все еще внушительный.

     Точно рассчитанным прыжком Валет погрузился в сугроб. Орудуя лопаткой, он оборудовал себе из снега удобную наблюдательную точку, окопав ее со всех сторон, живописно подражая работе природы (в нем вновь проснулся талант художника). Сложнее всего оказалось соорудить из снега подобие крыши для холодной пещеры, да еще так, чтобы сторонний наблюдатель не заприметил следов небрежно проделанной работы. Но и тут опытный в искусстве маскировки Валет нашел выход. В древке лопатки он предусмотрительно попросил сделать паз, в который вставил острие меча, нарастив и без того внушительных размеров оружие. Этим приспособлением он легко мог дотянуться до нижних ветвей ели, чтобы, раскачав их, обрушить на свою позицию остатки лежащих там шапок снега. К счастью для Држича, он расположился с теневой стороны дерева, сохранившего здесь на ветвях достаточно много этого маскировочного материала.   Обрушившиеся с ели комья окончательно скрыли последние следы его работы.  Теперь у самой тропинки вновь возвышался простой сугроб.



Михаил Ладыгин

Отредактировано: 24.11.2019

Добавить в библиотеку


Пожаловаться