Валет и дама

Размер шрифта: - +

Глава ХХ. Женская ласка

Едва катер приблизился к дому Држича, приборы корабля услужливо предупредили хозяина, что его жилище подверглось вторжению. Слегка удивленный Скунс опустил аппарат на площадку и увидел, что на открытой веранде его дома накрыт стол, за которым в ожидании хозяина мирно беседуют две дамы. На лице Држича появилась глуповатая улыбка. Он поспешил к своим нежданным гостьям.

– А вот и Алекс, – радостно воскликнула Мишель и тут же поспешила дать Скунсу необходимые разъяснения. – Мама изобрела новую форму светского развлечения – «пикник на пороге чужого дома». Мне ее идея так понравилась, что я не смогла ждать завтрашнего дня.

Држич взглянул на стол. Прямо посредине громоздился пирог, который, как точно было известно Алексу, своими руками готовила Джемайма. Это, несомненно, ее фирменный пирог с грибами и орехами. При одном взгляде на лакомство у Алекса засосало под ложечкой. А на столе еще имелись розовые ломтики ветчины, несколько сортов сыра, маслины, икра и рыбное филе. Несколько свежих булок и бутылки старого вина завершали видимую часть угощения, но рядом с Джемаймой размещалась еще пара плетеных корзин, в которых также находилось нечто съестное. Коскарелли неплохо подготовились к визиту.

– А у меня для вас тоже есть сюрприз, – заговорщически поведал Држич. – Подождите-ка минутку.

Он поспешно вернулся к катеру, забрался в кабину, оставив мать с дочерью удивленно переглядываться, а потом вернулся к импровизированному столу, стараясь воспроизвести походку, какой адмирал входил в его кабинет.

– Поздравляю вас с награждением орденами «Рыцарственного служения», леди. Выглядят они поскромнее брильянтов, которыми вы привыкли оттенять свою красоту, но обладают ими единицы и…

Држич не смог завершить прочувственную речь. С утробным воем дикой кошки малютка Мишель сорвалась со своего места и для начала изрядно помяла мундир Скунса, бросившись ему на шею. Потом она вцепилась в коробочку, оклеенную синим бархатом, предоставив матери изучать наградные документы.

– Это очень мило, Мишель! – предупредила Джемайма. – Но нам придется подальше припрятать награды. Они не для посторонних глаз.

– Тебе ли не знать, что твоя дочь родилась не вчера, мамочка, – мгновенно парировала девушка. – Но это не уменьшает, а увеличивает для меня ценность награды.

– Вы заслужили их, леди! – подтвердил Држич.

– Так откупоривай бутылки, Алекс, – приказала Мишель. – У нас есть повод поздравить друг друга, но первый тост я хочу поднять за нашего командира.

– Конечно, дочка, – кивнула головой Джемайма, рассматривая врученный ей орден.

– Вы смогли получить эти скромные знаки признательности за ваши заслуги благодаря мудрости и предусмотрительности адмирала Карлова…

– И матушки, которая подала ему эту идею, – хихикнула Мишель, – но ей в голову не пришло, что она хлопочет за себя!

Држич немного смутился, но Джемайма ласково посмотрела на него и покачала головой.

– Я лишь подумала о тех ребятах, что рисковали жизнями на Ипсилоне. Это один из самых почетных орденов. Мне очень радостно и лестно, что ты счел нас достойными носить его…

– Это самая высокая из наград, оказавшихся в моем распоряжении, – признался Скунс. – Я дал бы вам и «Полярную звезду», но Карлов пожадничал.

– Вовсе нет, – снова вмешалась Мишель. – Он не пожадничал, но ехидно заметил, что не позволит тебе скрыться в толпе. Только ты, Алекс, достоин «Полярной звезды». Попытайся смириться с этим очевидным фактом.

– Может, хватит болтать? – повысила голос Джемайма. – Я умираю с голода, а это очень вредно в моем возрасте.

Држич торопливо разлил по бокалам вино.  Некоторое время за столом велась неторопливая светская беседа.  Во время эвакуации напуганных представителей высшего общества в их шкафах случайно обнаружилось немало скелетов, поэтому Джемайма не без язвительных комментариев знакомила Скунса с последними сплетнями.  Мишель хихикала и добавляла в рассказы матери некоторые пикантные подробности, а хозяин дома безмятежно улыбался, наслаждаясь хорошим вином, вкусным пирогом и остроумной беседой с людьми, которых он не просто уважал, а любил бескорыстно и преданно.  Они сумели заменить ему семью, которой у него никогда не было, слегка отогреть его холодное сердце.

В какое-то мгновение запас сплетен иссяк. За столом повисла тишина.

– Кстати, Алекс, – воспользовалась паузой Мишель, – я должна внести ясность в наши отношения. Мне, увы, не удалось заполучить тебя в мужья, но от командования мной тебе ни за что не отвертеться.

– Вообще-то я не одобряю твоей отставки, – нахмурилась Джемайма, – но ты, как правильно заметила Мишель, мой командир, а мне ли не знать, что такое дисциплина!  Мы по-прежнему работаем вместе?

Држич благодушно взирал на женщин, но не спешил с ответом. Посмотрев на легкие облака, плывущие по небу, он тепло улыбнулся насторожившейся Джемайме и спросил:

– Скажи мне, наконец, что заставило тебя, красивую богатую женщину, по горло загруженную делами процветающего концерна, заняться компьютерным шпионажем для такого жесткого начальника, как я?



Михаил Ладыгин

Отредактировано: 24.11.2019

Добавить в библиотеку


Пожаловаться