Валет и дама

Размер шрифта: - +

Глава V. На пороге врат

     Елена сдержала слово. Она не тревожила Држича до самого последнего момента, когда ей осталось только сообщить время и место встречи участников экспедиции. Всю подготовку она взяла на себя. В ее распоряжении имелась группа Утеса, истомившегося от долгого безделья. Пат нашла транспорт, закупила оборудование для лагеря обслуживающего персонала. Утес, сам обладавший огромной физической силой, подобрал людей, вместе с которыми быстро и ловко расчистил вход в пещеру. Джемайма Коскарелли без лишних расспросов предоставила девушке ценные артефакты, не потребовав взамен даже простой расписки. Елена очень удивилась предупредительности аристократки, которая совсем недавно казалась ей насквозь фальшивой.

     Чем меньше времени оставалось до начала эксперимента, тем тревожнее становилось самой Елене. Ее начали мучить сомнения. Все чаще она вспоминала насмешливые реплики Скунса. Совершенно очевидные, прежде очень убедительные отрывки старинных записей вдруг приобрели расплывчатую двусмысленность, а пустая, мрачная пещера, когда Джокер впервые заглянула под ее древние своды, повергла девушку в отчаянье.

     «Ничего не выйдет, – печально подумала она, – Скунс, конечно, промолчит, но в душе вдоволь посмеется надо мной. Я занимаюсь не своим делом. Поделом мне.»  Как ни странно, не заботливая Пат, а холодная, величавая Коскарелли вернула Елене необходимое ей самообладание. Когда пришло время забрать из сокровищницы Джемаймы доспехи с оружием, хозяйка виллы вдруг усадила Елену в кресло и принялась рассказывать ей о Скунсе. Она не расхваливала своего друга, не пыталась в чем-то переубедить собеседницу. Она вспоминала какие-то эпизоды из жизни Александра, смешно передразнивала его, описывая, как он спорил с малюткой Мишель. Елена внимательно слушала, сопоставляя оценку   Джемаймы с созданным ею самой образом Валета.

     – Наверное, он хороший человек, – рассеянно заметила девушка, отвечая на какую-то реплику хозяйки виллы.

     – Он мужчина, деточка, – заразительно рассмеялась Коскарелли, – а мужчина не может быть хорошим человеком. Хорошим работником, хорошим специалистом, хорошим любовником – пожалуйста, но хорошим человеком – никогда.

     – Почему? – удивилась девушка.

     – Потому что он – мужчина, – философски объяснила Джемайма, загадочно поглядывая на Елену.

     Этот разговор успокоил и ободрил девушку. Она отбросила все свои сомнения, погрузившись в хлопоты, призванные обеспечить успех эксперимента.  Лишь при воспоминании о Скунсе не раз по ее спине пробегал холодок.  Только теперь она осознала, что побаивается своего напарника, что и прежде она побаивалась его, заглушая свой страх напористостью, а подчас подозрительностью. Все-таки он оставался Валетом, хотя и не тем, которого она мечтала встретить всю свою жизнь.

     Когда настало время предупредить Скунса о времени начала экспедиции, Елена вновь почувствовала, как слабеют ее ноги. Но Александр внимательно выслушал ее, поинтересовался прогнозом погоды в районе, где находилась пещера, а потом с гордостью сообщил, что завершил работу над портретом бурундука. В голосе Скунса не звучали нотки иронии, не услышала она в нем также холодной отстраненности. Его тактичность и предупредительность приятно удивили девушку, приготовившуюся услышать град упреков или каверзных вопросов.

     Экипаж доставил Држича к транспорту, в котором уже разместилась Елена О’Нил вместе с небольшой группой поддержки.  Девушка представила Скунсу Дэйва Мак-Брайда, Пат, юркого черноволосого Андреаса Георгиадиса, степенного великана Тури Оконго.   В группу поддержки входил также Свен Ларсон, корабельный врач, откомандированный в распоряжение Елены адмиралом Карловым. Этого офицера Скунс знал достаточно хорошо. Он даже подумал, что адмирал специально выбрал врача, с которым у Држича давно сложились теплые отношения.  Транспорт нес на себе маркировку космического флота. Готовя экспедицию, Елена не воспользовалась ресурсами Службы Безопасности.  Она умудрилась найти поддержку у Карлова и Коскарелли, людей, наиболее близких Александру. Девушка проявила предусмотрительность.

     Држич разместился в салоне. Транспорт, немедленно поднявшись в воздух, лег на курс.

     – Куда мы направляемся? – безмятежно поинтересовался Скунс у своей напарницы.

     Девушка показала ему на мониторе маршрут транспорта к точке приземления. Пока Александр сосредоточенно изучал карту, она молчала, но лишь только он удовлетворенно отвернулся, спросила:

     – Можно с тобой посоветоваться?

     – Я к твоим услугам, девочка.

     –  Ты помнишь кошель, входящий в группу артефактов Кагана?

     – Очень хорошо помню, – кивнул головой Скунс. – А в чем дело? Он потерялся или пропало его содержимое?

     – Нет, нет, – успокоила напарника Елена. – Джемайма предположила, что находящиеся в кошеле камни – это своеобразная разменная монета.

     – Вполне возможно, – согласился Скунс.

     – Джемайму смутило, что в кошеле нет ни одного драгоценного камня.  Она предложила мне положить туда пару алмазов или рубинов из ее коллекции. Но я не уверена, что это следует делать.

     – Ни в коем случае не следует! – поддержал девушку Скунс. – Эти алмазы, скорее всего, с Кольца Сатурна, а рубины… В общем, неважно. Их присутствие в пещере противоречит твоей гипотезе. Эксперимент следует провести чисто. Кроме того, мы, как я понял, не намерены задерживаться ни в пещере, ни за ее пределами. Зачем нам деньги?



Михаил Ладыгин

Отредактировано: 24.11.2019

Добавить в библиотеку


Пожаловаться