Вальтерионец. Книга 1

Размер шрифта: - +

Глава 5. Незнакомка [Часть 1]

Мрак, окутавший сознание Феникса, неспешно рассеивался. Чувства постепенно возвращались. А вместе с чувствами – боль. Фениксу казалось, будто бы горела каждая клеточка его тела. Голова раскалывалась. Пульсирующая в висках кровь отдавалась тупой болью в затылке. Позвоночник беспрестанно ныл. Грудь щемило, и по ней расползался пробирающий до костей мороз, исходивший от ран в плечах. А каждый вдох сопровождался острым жжением в лёгких.

От такого пробуждения у Феникса сбилось дыхание, и он рефлекторно распахнул слезящиеся глаза. Прямо перед ним, на расстоянии двух или трёх метров, показался каменный потолок пещеры. Но изображение было мутным и нечётким, а сфокусировать взгляд не получалось. Голова пошла кругом, и мутить его стало только сильнее. Он спешно прикрыл веки и постарался собраться: дело было плохо. Действительно плохо.

Феникс привычно обратился к запасам магии, чтобы использовать часть для регенерации... но вдруг замер от неожиданности: те были почти полностью израсходованы! Мысли в голове Феникса заворочались, задвигались, и в памяти начали всплывать последние события: тёмная пещера с двумя укрывшимися внутри незнакомцами, завязавшаяся с ними беседа, прерванная скрежетом чьих-то лап... И голос, оказавшийся ловушкой монстра. Затем – лишь обрывки: нечеловеческий визг, удар головой, падение по тоннелю и... темнота.

«Майк! – спохватился вдруг Феникс, вспомнив имя одного из встреченных в пещере чужаков. Боль слегка притупилась и временно отошла на второй план. – Точно же! Майк! Из пропавшей команды!»

Феникс не знал наверняка, выжил ли тот после нападения. Но, несмотря на это, продолжал верить в лучшее. Хотя и понимал, что «лучшего» в сложившейся ситуации быть попросту не могло. Ведь даже если Майк не погиб от лап чудовища на месте – в чём Феникс сомневался – монстр наверняка утащил его в логово. Из чего вытекала уже совсем другая проблема: повадки, место обитания, слабые стороны чудовища, – всё это было для Феникса тёмным лесом. Равно как и причина, по которой монстр оставил его самого в живых. Феникс столкнулся с этим существом впервые, не ожидая встретить на этой планете кого-то ещё, кроме пустынных ящеров. И сейчас сполна расплачивался за свою недальновидность.

Броситься же на помощь, не решив собственных проблем, Феникс тоже не мог: тянуть с лечением магического истощения было рискованно. И любое промедление могло стоить ему жизни.

Все эти проблемы словно цеплялись друг за друга, вытягивая за собой новые. Когда же вернулась и боль, начав застилать мысли, Феникс понял – пора.

Символы на его левом браслете зажглись, и Феникс сжал в руке прохладный стеклянный флакон. Не открывая глаз, он приподнялся на правом локте, упёршись им во что-то мягкое, и поднёс эликсир ко рту. Но вдруг рана в его плече взорвалась острой болью, и Фениксу показалось, словно руку пронзили сотни раскалённых игл. Он дёрнулся и скривился, судорожно сжав челюсть. Часть микстуры пролилась ему на грудь, несколько капель упало на губы.

Правая рука предательски задрожала, и он, не удержавшись, со стоном рухнул на спину. Но приземлился, к своему удивлению, не на холодный каменный пол, а на мягкую тряпичную лежанку, непонятно откуда под ним взявшуюся. Флакон с эликсиром выскользнул из ладони, громко звякнул об пол, расплескав остатки содержимого, и растворился в воздухе. Символы на браслете потухли.

Феникс тяжело вздохнул и сморщился от последовавшего за этим жжения в лёгких. Его лоб и щёки горели. Сердце колотилось, грозясь выскочить из груди в любую минуту. Однако он и не думал так легко сдаваться, а потому собрался с духом и приготовился ко второй попытке...

Но вдруг вязкую тишину нарушил какой-то шум, донёсшийся снаружи пещеры и прокатившийся по ней эхом. Следом раздались торопливые шаги, которые стали быстро приближаться. Феникс напрягся и весь обратился в слух, дав при этом мысленное указание правому браслету. Крепко сжав мгновенно появившийся в руке пистолет, он на секунду замер, колеблясь: тратить ли последнюю магическую энергию. А затем всё же направил всю оставшуюся в резерве магию на исцеление травм головы и с усилием распахнул глаза.

Зрение начало восстанавливаться, изображение стало более чётким, голова перестала так сильно кружиться, тошнота отступила. Но самое главное – теперь Феникс различал очертания небольшого подземного грота, в котором оказался, хотя из-за слабого освещения и весьма смутно.

Тело же, напротив, стало стремительно слабеть, а боль в нём усиливалась: грудь сковало льдом, спину начало ломить, а в плечах будто кто-то принялся ковырять раскалёнными добела железными прутьями. «Так меня надолго не хватит...» – мысленно простонал Феникс, стиснув зубы. Только другого выхода он не видел: времени было в обрез, незваный гость мог появиться в любую секунду.

Звуки шагов послышались уже совсем близко, и вскоре из прохода в стене пещеры выскользнул неясный силуэт. Не раздумывая, он направился прямиком к Фениксу, удерживая в руках чёрный продолговатый предмет.

Феникс рывком перекатился на левый бок, едва не зарычав от пронзившей всё его тело боли, и дрожащей рукой направил на незнакомца пистолет.

– Стой! – прохрипел он, не узнав собственного голоса. – Стоять! Пушку на землю!

Перед глазами Феникса забегали звёздочки. Уши заложило. А в висках застучала кровь.

Незнакомец замер, прижав непонятное оружие к груди.

– Я здесь, чтобы помочь, – раздался с его стороны мягкий женский голосок. – Я получила сигнал...

– ...стоять, говорю!.. – голос Феникса слабел. Рука, державшая пистолет, немела. – Я сказал... пушку... на землю! Быстро!

Голова Феникса пошла кругом, в глазах зарябило. Сознание начал застилать туман, цвета поблёкли, а звуки вдруг сделались глухими, словно доносились сквозь толщу воды. Незнакомка попыталась сказать что-то ещё, но Феникс уже ничего не слышал. Его веки устало сомкнулись, а рука обмякла и выронила пистолет...



Евгений Волк

Отредактировано: 28.01.2019

Добавить в библиотеку


Пожаловаться