Вампир, назначенный мне

Первая и последняя

Отдельное огромное спасибо

моей вдохновительнице

Ольге Умновой и бете Алисе Дорн.

 

Я хотел бы тебя заласкать вдохновеньем,

Чтоб мои над тобой трепетали мечты,

Как стремится ручей мелодическим пеньем

Заласкать наклонившихся лилий цветы,

Чтобы с каждым нахлынувшим новым мгновеньем

Ты шептала: «Опять! Это – ты! Это – ты!»

 

О, я буду воздушным и нежно-внимательным,

Буду вкрадчивым, - только не бойся меня,

И к непознанным снам, так желанно-желательным,

Мы уйдем чрез слиянье ночи и дня,

Чтоб угаданный свет был как будто гадательным,

Чтоб мы оба зажглись от того же огня!

 

Я тебя обожгу поцелуем томительным,

Несказанным – одним – поцелуем мечты,

И блаженство твое будет сладко-мечтательным,

Между ночью и днем, у заветно черты,

Чтоб, закрывши глаза, ты в восторге мучительном

Прошептала: «Опять! Ах, опять! Это – ты!»

К. Бальмонт

 

Притихший ветерок колышет ветки деревьев, листья шуршат как-то приглушенно, будто чего-то опасаясь. А, может, мне все это только кажется. Сколько я уже так сижу у окна? Час? Два? Да нет, я села к окну, как только солнце встало, а оно уже в зените. Скорее всего, это последний день, когда я увижу солнце…

Ну почему я? Почему, скажите мне? Почему именно мне назначили вампира? Ну, ничем же вроде бы не отличаюсь, а вампиры испокон веков брали себе только самых красивых людей. Зачем я-то понадобилась? Нет, я, конечно, не уродина, но все равно есть и краше. Почему?

Слезы привычно не полились, я выплакала все еще вчера. Теперь я уже смирилась и наслаждалась солнцем, скорее всего, в последний раз в жизни…

- Дели, пойдем обедать, - тихо позвала мама.

Я не шелохнулась.

- Делия, ты не можешь просидеть весь день неподвижно, - вздохнув, сказала мама.

Я снова не пошевелилась, разглядывая, давно увядший и лишь чудом сохранившийся, лист дерева в солнечном свете, я почти ее не слышала…

- Ох, Делия… - мама подошла и села рядом. – Ну что ты, девочка моя, все сидишь и сидишь…

Я молча подвинулась и прислонилась к маме, не отрывая глаз от солнечных бликов.

- Дели… - мама стала гладить меня по голове. – Ну, хоть поплачь, ну что ты как каменная сидишь?

- Жаль, что я больше не увижу солнца, - тихо сказала я.

- Глупости, какие, конечно, увидишь! – попыталась разуверить меня мать, хотя и она знала, что это неправда. – Ты же не будешь все время сидеть дома.

- Вампиры не могут смотреть на солнце.

- Девочка моя, - мама смахнула слезы… А что еще остается, когда твою дочь отдают вампиру, и с этим ничего нельзя поделать? Договор был заключен давно. Вампиры защищают границы нашей страны, а мы, люди, взамен поставляем им кровь и жертв. Говорят, что вампирам нужно время от времени практиковаться, чтобы не потерять навык! Хотя, конечно, это просто для устрашения и демонстрации силы вампиров, однако, люди поперек ничего сказать не смели. Да и не были вампиры слишком алчны. Один-два человека из города (чаще всего девушки) в год, не более того. Этих людей потом встречали уже в облике вампиров, с некоторых пор вампиры перестали убивать людей.

- Вампиршей быть, конечно, почетно, но это совсем не то, что я хотела! Я хочу рисовать, хочу писать пейзажи, и не только ночные! Я люблю солнце, люблю природу, люблю воду и безоблачное небо. Я не хочу быть вампиршей! Я хочу видеть солнце!

- Ну, у вампиров есть куча достоинств в противовес этому. К тому же, ты будешь видеть ночью также как днем. Так чем хуже?

- Но ночью нет солнца! Ночью только луна и звезды!

 

На церемонию передачи нужно было явиться на закате второго дня после извещения, то есть сегодня вечером. А для церемонии нужно было подготовиться. Ну, собственно, от жертвы требовалось немного, смириться с мыслью о вампирах, утереть слезы и соответственно одеться. Взять с собой разрешалось только то, без чего бы я не могла жить. Конечно же, для меня это были мои художественные принадлежности. Я могу обойтись без чего угодно, но только не без рисования. Я не могу не рисовать. И пусть мне уготована такая страшная участь, я все равно буду продолжать заниматься живописью. Таким образом, я сложила в сумку свои самые любимые работы и то, чем я их создала. А вот с нарядом были проблемы. Вся моя одежда была яркой, солнечной, насыщенной жизнью. У меня не было черных вещей, а на церемонию необходимо было явиться именно в черном платье. За платьем пришлось идти в магазин, однако никакой радости от обновки я не получила. Было такое ощущение, что я выбираю наряд для похорон, да и цвет был соответствующий. Мама очень старалась меня развеселить, или хотя бы расшевелить, но у нее ничего не получалось. Впервые за два дня я улыбнулась только, когда мама купила мне набор цветных мелков. Это был подарок, прощальный подарок…



Елена Умнова

Отредактировано: 07.02.2017

Добавить в библиотеку


Пожаловаться