Вампир - стажер

Глава 6. Кровавая слеза.

До квартиры мы добрались в полной тишине, без приключений. Сато помог открыть дверь, и мы ввалились в прихожую. Я сразу прошмыгнула в ванную, чтобы смыть с себя все прелести последнего нападения. Вещи нуждались в стирке, а раны в дезинфекции.

Куртка вся в крови и с разрезанным рукавом, как это не печально, пришла в негодность, пав смертью храбрых. Остальную одежду положила в стиральную машину. 

Аккуратно осмотрела (благо неглубокий), порез, но шрам однозначно останется. Погрузившись в чуть теплую воду, и шипя как гадюка, опустила руку чуть ниже. Промывая рану думала о чём угодно только не о крови, вид которой я не переносила. Нельзя было терять сознание в ванной. Сато может и ловкий малый, но вряд ли успеет достать меня до того как я наглотаюсь воды.

Торопясь сесть в ванную, даже не сняла свой кулон. Когда я решила окунуться в последний раз, тот засветился под водой. Вздрогнув, схватила его здоровой рукой. Переливаясь всеми оттенками красного, он завораживал своей красотой и манил.

— Ты там не утонула? — раздался стук в дверь и недовольный крик Сато. — Если ты сейчас не выйдешь, я зайду и достану тебя, а затем…

— Да иду, иду я, — отпустив украшение, поспешила вытереться и сдаваться.

На кровати меня ждала перекись и бинты.

— Помочь руку перевязать? — спросил он из кухни.

— Нет. Я сама, — заверила приступая к процедуре.

Пошипев вместе с перекисью, замотала многострадальную конечность. Ранка на колене, уже покрылась коркой и не вызывала опасений. Синяки оставила как есть. 

«Теперь руку лечить. Такими темпами на мне живого места не останется», — пробурчала недовольно.

Переодевшись вышла к Сато.

На столе меня уже ждала чашка чая с лимоном. На плите ничего не варилось. Видимо, мои продукты закончились, иначе бы он уже сваял кулинарный шедевр.

— Выглядишь не очень, — констатировал вампир, осмотрев мои болячки. — Завтра принесу лекарства.

— Почему он на меня напал? — сделав маленький глоток горячего чая, задала мучивший меня вопрос.

— Не знаю. Сегодня не было активности в этом секторе, — развёл Сато руками.

— Но как тогда ты подоспел так быстро? — опешила, совсем запутавшись в том, что происходит.

— Я следил за тобой, — чистосердечно признался он. — Мне поручили наблюдать еще неделю.

— Но ты думал, что я забыла всё? — возмутилась, слишком резко поставив чашку и содержимое расплескалась по столу. Сато спокойно пододвинул кухонную тряпку ближе к луже.

— Думал, — согласился он, наблюдая как я устраняю последствия миниатюрной аварии. — Но не смог оставить тебя одну. Тревожное предчувствие не давало мне покоя. И вот, видишь, я оказался прав.

— Странный ты вампир, Сато, — хмыкнула, убирая тряпку в сторону и делая еще глоток оставшегося чая. — Сердце бьётся, чуйка на высоте. Может, расскажешь мне о себе?

— Тебе незачем это знать, — ответил он, поднимаясь из-за стола и проходя на балкон. Вход находился со стороны кухни, так что Сато достаточно было сделать пару тройку шагов.

«Ну, вот. А я то подумала, что контакт налаживается», — обиженно подумала допивая чай.

Я не хотела давить на него. Ведь он всё же для меня чужой.

В грязной сумке, висевшей на ручке двери в ванную, завибрировал телефон. Решив проверить пропущенные вызовы, подошла к двери и достала телефон. Тот продолжал отчаянно вибрировать, тратя последние десять процентов зарядки. Звонил Василий. Я отважилась ответить, чтоб сказать о расставании лично.

— Алло, — робко начала я.

— Как это понимать? — закричал он, и я убрала трубку от уха чуть подальше. — Ты не могла уйти просто так! С кем ты? Кто он?

— Успокойся, пожалуйста, — попросила, входя в комнату и садясь на кровать. — Нет у меня никого, и сил больше нет. Вась, я…

— Ничего не хочу слышать! — перебил он, по-прежнему на повышенном тоне. — Завтра чтобы была у меня, иначе твой хахаль пострадает.

У меня волосы на затылке встали дыбом от его слов. Обычно он не показывал особую нежность и безграничную любовь, но и не оскорблял меня. Думала, что в наших отношениях достаточно того, что я люблю его всем сердцем.

Он год за годом уничтожал во мне это чувство, но вместе с тем не отпускал. Тогда я убедила себя, что он не виноват, просто не умеет проявлять чувства, устает на работе, и много других оправданий приходило на ум.

— Нет, — уверенно ответила, забираясь на кровать с ногами. — Мы больше не пара, так что ты не имеешь права командовать мной.

В ответ полетела отборная брань и угрозы. Свернувшись калачиком в темной комнате, я смотрела на тусклые огни, переливающиеся на мокром окне. Внутри, что-то безвозвратно умерло. Как говорится в ванильных цитатах: «мои розовые очки разбились стеклами внутрь». Слёзы катились солеными каплями.



Алена Бердникова

Отредактировано: 16.04.2020

Добавить в библиотеку


Пожаловаться