Вампирша

Часть 1. Глава 2. Катастрофа

Когда Ильга пришла в себя, было уже темно. Она лежала тут же, в коридоре, на полу, где силы и оставили её. Бросив взгляд на часы, девушка поняла, что сейчас третий час ночи. Если учесть, что на свидание ей надо было к пяти, плюс где-то час заняли разборки с вампирами, беседы с жильцами, дорога домой, инъекция… Значит, спала она где-то 8 часов. Нормальный здоровый сон для ослабшего организма. Внезапно девушка ощутила холодок. Ей пришла в голову мысль: а как она смогла разглядеть время на часах, если в комнате темно, шторы задернуты, а у неё обычный будильник без подсветки? Не желая верить возникшей догадке, девушка медленно прошла к зеркалу и включила светильник над ним. Отражение в зеркале было её обычным отражением, если не считать немного помятого вида и встрепанных волос. Только её глаза-хамелеоны в очередной раз сменили цвет – на этот раз они стали не ярко-голубыми, и не серыми, а насыщенного рубинового цвета.

- Нет, нет, нет… Этого не может быть! Я вколола вакцину, двойную дозу! Она должна была подействовать! Должна!.. Часа еще не прошло, здесь пять минут до моего дома, пусть десять…
Как такое возможно?!

Девушка с силой ударила по столешнице туалетного столика, и та раскололась! Ильга в шоке рассматривала свою руку, приобретшую небывалую силу. На ней не было ни царапинки после такого удара! Распоров когтем – когтем! – бинт на раненой руке, девушка и там не обнаружила ни царапины, ни даже шрама. Сознание отказывалось верить, но факты - вещь упрямая. Она инфицировалась! Она превращается в вампира, и процесс уже не остановить.

Подавив первый порыв броситься в своё управление – там её просто убьют, невзирая на прежние заслуги, - Ильга стала думать, как ей быть дальше. В городе оставаться нельзя, это факт. Тут полно людей, а Ильга не была такой наивной, как Лори, и не верила, что сможет удержать вампирскую сущность под контролем. Можно приковать себя к батарее и выкинуть ключ – но с нынешней силой с неё станется если не разломать наручники, то выдернуть батарею! Так что единственный выход – ехать за город, подальше от населенных пунктов. Насколько знала Ильга, первый самый страшный голод занимает трое суток, потом организм приспосабливается, перестраивается, а сознание прочищается. Первых обращенных жертв пытались спасти, держали их по трое суток в изоляции, пытались поить свиной и донорской кровью. Вроде бы даже эти вампиры были потом вполне адекватны, общались с людьми, не кидались на первого встречного, читали книги и даже просили дать им какую-нибудь работу. Но когда власти решили, что они не опасны и вполне способны социализироваться в обществе, и отпустили их обратно в свои семьи… В общем, ни один человек ни в одной такой семье не выжил. Ни один вампир-жертва не смог сдержаться, избавившись от контроля. Тогда их перестали отпускать на волю, и какое-то время такие вампиры жили в исследовательских центрах при лаборатории – как правило, до тех пор, пока какой-нибудь лаборант не терял бдительности, и тогда… Когда число жертв среди сотрудников лабораторий превысило 50 человек, сверху поступил приказ о гуманном умерщвлении обратившихся жертв. И это – максимум, на что могла рассчитывать Ильга. На быструю и гуманную смерть. Вот только она очень хотела жить.

Придумав, как обезопасить людей от себя, Ильга стала думать, как обезопасить себя от преследований со стороны бывших коллег. Надо сделать так, чтобы даже подозрения ни у кого не возникло. Единственный вариант, который пришел ей в голову – написать рапорт об увольнении по семейным обстоятельствам. В качестве семейного обстоятельства придумать больную родственницу, якобы нуждающуюся в уходе. Разгин будет ругаться, но отпустит – она его хорошо знает. Рапорт она написала прямо сейчас, отправив его со своего ноутбука, а телефонный разговор с начальством отложила до утра. Теперь надо подумать о свидетелях вчерашнего происшествия. Она была в гражданском, так что вряд ли кто-то проведет параллель между раненной в нападении вампиров девушкой и сотрудником ОБВа. Камер во дворе точно не было – иначе её коллеги были бы на месте раньше любопытных соседей. Мог ли там быть кто-то из знакомых и узнать её? Теоретически мог. Тот двор не так уж далеко от её дома. Однако она не помнит, чтобы к ней кто-то подходил и обращался по имени. И потом, даже если кто-то её и узнал, не факт, что расскажет об этом следователям, не факт даже, что он вообще будет с ними говорить. Да и вряд ли кто видел, как именно была ранена девушка. В любом случае, выбора нет. Придется положиться на удачу, и рискнуть.

Так, теперь семья - вернее, что от неё осталось. Отец с матерью у Ильги умерли, отец уже лет десять как, а мама – три года назад. И если отца убил вампир (отчасти это и повлияло на её выбор специализации), то мама умерла по вполне естественным причинам, если можно таковой назвать инсульт у нестарой еще 58-летней женщины. Ильга считает, что мама умерла с горя, не выдержав разлуки с отцом. Так что её счет к вампирам увеличился.
Мда, а теперь она сама вампир.
Из близких родственников у неё остались дядя с тетей, а также Лори и Томми, их дети. С Лори она дружила с детства, а Томми – младшего брат Лори - Ильга обожала и опекала как родного.
Конечно, сейчас они выросли, у всех свои интересы. Лори, как и ей самой – 28 лет, а Томми уже 20, он студент, живет и учится на другом конце материка. Дядя с тетей относятся к ней тепло, но особо в её жизнь не лезут – понимают, что Ильга – девушка самостоятельная. Остается Лори. Можно, конечно, ей ничего не говорить, но та всё равно докопается до правды. А вот самой Ильге помощь не помешает. Кузина создаёт впечатление легкомысленной болтушки, но положиться на неё можно, она не сдаст. Решено.

Ильга поднялась с пола, где сидела до сих пор, обхватив голову руками и напряженно размышляя, прошла к чудом уцелевшей во вчерашнем происшествии сумке (и ведь дотащила до дома, хотя сама еле шла, едва не теряя сознание), и достала телефон. На экране было 10 пропущенных от Джоуса. Бедняга, наверняка решил, что она его продинамила. А, учитывая, что Ильга сразу после их несостоявшегося свидания, подала рапорт на увольнение и уехала в неопределенном направлении, Джоус точно решит, что она испугалась перемен в отношениях. Ну и ладно, так даже лучше: будет дополнительная легенда, на случай, если вскроется, что никакой больной родственницы у неё нет. Испугалась своих чувств и свалила в закат. Прости, Джо, ты классный парень и хороший друг, но сейчас ты для меня первый кандидат не в женихи, а в палачи. Пусть лучше думает, что она его бросила, глядишь – забудет о ней со временем, найдет другую… При этой мысли сердце дрогнуло, но Ильга отогнала ненужные эмоции. Пора звонить Лори. Времени у неё мало: примерно через сутки после укуса начинается голод. Десять часов из двадцати четырех уже прошли.



Ариана Леви

Отредактировано: 23.05.2020

Добавить в библиотеку


Пожаловаться