Вампирша

Часть 1. Глава 10. Вольная охотница

В комиссариате проблем не возникло: как хорошо, что до деревень еще не дошли современные способы определения личности. Впрочем, девушка не была уверена, что, изменившись, сохранила свои прежние биометрические данные. А так, достаточно было назвать своё вымышленное имя – Ириза Брод, сделать фото, указать в качестве учителя погибшего охотника (который, по понятным причинам, не может подтвердить или опровергнуть её слова, и фамилию которого она себе присвоила - на правах "ученицы") – и дело сделано. Возраст она указала – восемнадцать лет. Именно на столько она теперь и выглядела. К тому же в деревнях часто у детей не было никаких документов (крестьянам не до этого – много работы), но вот по достижении восемнадцати лет паспорт необходимо было оформить всем – иначе могли назначить штраф, а то и впаять тюремное заключение. Так что Ильга совместила получение паспорта и удостоверения охотника. Комиссариат как обычно находился в центральной деревне - там же был и паспортный стол, и школа, и прочие службы. Так делалось для удобства всех жителей окрестных деревень - чтобы всем было одинаково удобно добираться. К сожалению, обеспечить всеми необходимыми службами каждую деревню было попросту невозможно. Поэтому деревни обычно располагались кругом, в центре которого была самая большая деревня - в ней-то и размещались все важные конторы. И хотя такая деревня тоже имела своё название, люди, как правило, называли её просто "центр". 

Всё это время Ильга жила в доме Карима: узнав, что ей необходимо "восстановить документы" (на самом деле, сделать с нуля), грибник сам настаивал на том, чтобы девушка это время пожила у них. От предложенных Ильгой денег за постой он наотрез отказался. Поначалу Ильге было боязно находиться в доме, где жило столько людей: здесь обитало три поколения семьи Карима (и скоро появится четвертое - невестка ждала ребенка). Ильга боялась сорваться, а потому каждый день бегала на охоту в лес. Но так много крови её организм отказывался принимать, а запасы она делать не могла: было бы сложно объяснить Любовире наличие в холодильнике бутылочки крови. В итоге Ильга нашла компромисс: ходила на охоту через день. Это не позволяло ей успеть проголодаться, и при этом не вызывало тошноты от переедания. 

Простейший экзамен на должность вольного охотника она сдала без проблем  (после пяти лет службы в полиции – это было совсем легко), и в одночасье стала обладательницей карточки-удостоверения вольного охотника, передатчика для связи с комиссариатом и небольшой суммы денег для подъема. Предполагалось, что их должно хватить на покупку оружия и прочего снаряжения. В действительности их едва ли хватило бы на подержанный кинжал с тонким напылением серебра. Благо, оружие у Ильги было, и преотличное, да и деньги тоже. Как она сохранила в своих диких странствиях по лесам рюкзак со всеми запасами – оставалось загадкой. Видимо, действовала исключительно на автомате – подчиняясь то ли старой рабочей привычке не расставаться с оружием, то ли новому вампирскому инстинкту – не бросать то, что считаешь своим. Как бы то ни было, оружие и деньги у Ильги были, два охотничьих костюма на осень ей сшили – один был на ней, другой – в рюкзаке на смену. Пора было выходить на охоту.

Первая работа не заставила себя ждать. Придя в соседнюю деревню, что находилась буквально в сорока километрах от деревни "Вешние ключи", где жил приютивший её грибник, Ильга тут же поняла, откуда взялся вампир, напавший в лесу на Карима. Странно было только, что он был один, и за время её жизни там – а она провела у гостеприимных хозяев недели две - больше никто не объявился. Деревня, в которую пришла Ильга, и которая носила гордое название «Великие реки» - непонятно почему, кстати, ведь ни одной реки, тем более "великой", поблизости не наблюдалось, - была пуста. Судя по всему, опустела как раз около двух недель назад. И тогда здесь действительно текли реки – реки крови. Примерно половина деревни – мужчины, женщины, дети, скот – лежали на улицах с развороченным горлом. Трупы уже начали разлагаться, кругом кишели насекомые. Наверняка и падальщики из леса бы прибежали, если бы не частокол вокруг деревни.

Будь Ильга человеком, её бы вырвало. А сейчас она просто наблюдала и анализировала. Судя по всему, вторая половина населения деревни сейчас рыскает где-то по окрестностям в поисках жертвы. Возможно, несколько ближайших деревень находятся в таком же состоянии. Придется сообщить в комиссариат, а оттуда и в городскую полицию. Скоро здесь станет тесно от охотников и полицейских. Для Ильги это означало угрозу разоблачения: одно дело обмануть деревенских жителей, тем более, что одного из них она спасла, и совсем другое – опытного охотника, повидавшего на своём веку немало вампиров. Собственно, больше всех отличались от обычных людей вампиры-новички – своими звериными повадками и багровыми глазами, а также вампиры-старики, живущие более восьмидесяти земных лет с момента обращения. Последние отличались очень бледной кожей при излишне насыщенном цвете глаз и волос, и абсолютно симметричными чертами лица - что делало их облик завораживающе красивым и безупречно правильным. Неестественно правильным. Словом, старых вампиров перепутать с людьми мог только очень слабовидящий человек. Зато такие вампиры, как она – без году неделя, но уже и не совсем новички – почти не отличались от людей. Чуть светлее и ровнее кожа, чуть насыщеннее цвет глаз. Никаким холоднокровием, как пишут в художественной литературе, вампиры не страдали, ходячими трупами тоже не были. Сердце билось, кровь текла, остальные органы тоже функционировали. Состав крови менялся, правда, - так что анализы Ильге (теперь уже Ризе) лучше не сдавать. Но в целом внешне отличий не было почти никаких. Именно поэтому поначалу вампиров пытались социализировать, научить жить среди людей, никого не убивая и не обращая – слишком уж они по-человечески выглядели. Не вышло. Видимо, человеческое обличие еще не означает, что внутри живёт человек, а не зверь. Ильге очень хотелось верить, что внутри она – человек. Поэтому, невзирая на возможный риск для себя, она вызвала подкрепление. Одной ей не переловить всех разбежавшихся по округе вампиров. На кону сотни, а то и тысячи жизней. Среди которых вполне могут оказаться и грибник с домашними: престарелая мать Карима Агния, добрая и веселая Любовира, хохотушка Лина, проказливый Ракси – самый младшенький, ему всего 4 года, серьезные старшие сыновья с женами, одна из которых уже на сносях…  Вспомнив семейство Карима, Ильга развернулась и со всех ног помчалась обратно в деревню. Бежала она на пределе возможностей обновленного тела, и – надо же – успела вовремя.

Вампиров она почуяла еще на подходе. Эти были уже не новички, а такие же, как она – пообтесавшиеся. Действовали они сообща и весьма грамотно, окружив деревню и сужая кольцо – чтобы никто не выбрался. Новички бы просто накинулись на первого попавшегося человека, безо всякого плана и стратегии. Проскочив внутрь еще не успевшего замкнуться оцепления, Ильга подняла тревогу. Обеспокоенные жители собрались в центре площади, вооружившись, кто чем мог. В самый центр круга поместили стариков и детей. Женщины стояли рядом с мужчинами, держа в руках серпы, вилы, кухонные ножи. У многих в руках были факелы. Судя по слаженности их действий, отбивать такие атаки им приходилось не раз. Но вряд ли когда-то вампиров было так много. Ильга достала пистолет, проверила заряд. Спросила у головы деревни, кто из мужчин неплохо сражается, и отдала тому, на кого он указал, свой посеребренный кинжал. Сама Ильга вышла вперед, держа пистолет наготове и стараясь охватить взглядом всю площадь целиком. Вампиры явно медлили, хотя и продолжали сужать кольцо. Все представления Ильги о вампирах сейчас рушились на глазах. Их учили, что вампиры – одиночки, что они – бездумные животные, что они никогда не собираются в стаи, т.к. это противоречит их природе. И в городе так и было, в принципе. Там подобная банда не могла бы существовать, там в одиночку было проще скрываться и выживать, но здесь…  Здесь сообща вампиры могли получить неплохой улов, а кроме того, уничтожив всех до единого людей – исключали возможность того, что об их деятельности кто-то сообщит. Всё это пронеслось в голове Ильги за доли секунды. Вампиры показались на площади и замерли, повинуясь взмаху руки одного из них. Вожак, значит? Ильга медленно навела пистолет так, чтобы прицел падал как раз промеж глаз главаря вампиров. После такого выстрела точно не выживет.
Вожак же тоже медленно поднял раскрытые руки, как бы демонстрируя отсутствие угрозы (угу-ага), и заговорил:
- Здравствуй, сестра! Почему ты с ними?
- Я тебе не сестра, - прорычала Ильга. Она лихорадочно подсчитывала собравшихся на площади вампиров. Их же около пятидесяти! Ей не справиться!..
- Ты такая же, как мы. Люди охотятся на нас, истребляют. Мы вынуждены скрываться, чтобы сохранить жизнь.
- Отбирая чужую?
- Что поделаешь? – философски пожал плечами главарь, - либо они нас, либо мы их. Мы всего лишь пытаемся выжить.
Понятно, кто у них главный идеолог и первый на очереди, кого убьёт Ильга. Надо потянуть время. Сигнал о помощи она отправила еще из той разоренной деревни. Но как скоро соберутся охотники и прибудет подмога из города? Пока главарь вампиров такой словоохотливый – надо этим пользоваться. И время потянуть можно, и информацией разжиться.
- Я тоже пытаюсь выжить, но при этом никого не убиваю, - крикнула Ильга.
- Да, - кивнул главарь, - так тоже можно, но что это даст? Рано или поздно тебя поймают, и никому не будет дела до того, пила ты людскую кровь или нет. Тебя просто уничтожат без лишних разговоров. А мы формируем силу, с которой будут вынуждены считаться. Присоединяйся к нам, сестра. Вместе мы сможем изменить мир к лучшему!
- Интересно, к лучшему – это как? – насмешливо вопросила Ильга.
- К лучшему – это значит, что в новом мире вампиры не будут прятаться и, тем более, истребляться. Каждый человек раз в месяц может без ущерба для здоровья сдавать пол-литра крови, а, поскольку людей значительно больше вампиров, то этого количества хватит для всех. Никого не придется убивать. Не будет новых обращенных в результате несдержанности новичков – все новички будут под тотальным контролем, а со временем их вообще не станет – останутся только те, кто уже был обращен. Это позволит людям и вампирам существовать мирно, по принципу «живи сам – и давай жить другому». Ничего иного мы не хотим.
- Гладко стелешь – да жестко спать. Пока что ваши действия совсем не подтверждают твои слова о мирных намерениях.
- Чтобы нас услышали, мы сперва должны стать силой, а для этого без жертв не обойтись. Но наша цель стоит того.
- Ну-ну, значит, цель оправдывает средства?
- В этом случае – да.
- И давно ваша… ммм… организация существует? – сменила тему Ильга.
- Меня обратили пять лет назад, с тех пор я собираю сторонников. Если тебе кто-то особо дорог в этой деревне – скажи, мы обратим его. Не обязательно разлучаться с близкими.
- И кто из этих вампиров твоя родня?
- Все, кто по правую и по левую руку от меня – это мои родители, братья и сестры, моя любимая. Они добровольно решили стать вампирами, чтобы поддержать меня. Тут есть и другие семьи. Одиночек среди нас почти нет.
Угу, и, видимо, парочка таких семей как раз из разоренной деревни. Купили себе бессмертие ценой жизни односельчан. Нет уж, это не семья уже, это какое-то извращенное её понимание. Лучше уж быть одной, чем попытаться обратить Лори, Джо или тётю с дядей. Бр-р-р, даже думать об этом неприятно!
- Но мы готовы принять тебя, сестра. Видно, что ты молода еще и заблуждаешься…
Договорить ему Ильга не дала – по легкой вибрации передатчика она поняла, что подмога близко. Вампиры – да и она сама – еще не чуяли приближающихся охотников, а вот электроника сработала безотказно. Первой пулей, как и намеревалась, она уложила главаря, следующие отправились в его разъяренное семейство. Так быстро, как сейчас, Ильга никогда не стреляла и не перезаряжала оружие. Деревенские тоже без дела не стояли: орудовали вилами и топорами, размахивали факелами, отгоняя особо настырных кровососов. Подмога появилась вовремя: запасы серебряных пуль стремительно кончались, а сплоченные ряды селян дрогнули и распались. Подоспевшие охотники и полицейские быстро расправились с оставшимися вампирами. Некоторые, правда, пытались убежать - вдогонку за ними отправилось пятеро охотников. Если эти так же хороши, как те, что сражались в деревне – то вампирам не скрыться.
Ильга устало опустилась прямо на землю, продолжая держать в руках бесполезный теперь пистолет. Мда, новые запасы пуль обойдутся недешево. Впрочем – о чем это она? Сейчас они все поймут, кто Ильга такая – сами не догадаются, так деревенские сообщат: они же слышали их разговор с главарем, – и её перестанут заботить такие земные вопросы, как цены на серебряные пули. Девушка огляделась по сторонам: охотники стаскивали тела вампиров в кучу и поджигали, полицейские вкалывали сыворотку раненным, комиссар и, судя по всему, начальник полиции, разговаривали с деревенским головой. Вот голова махнул рукой в её сторону, вот начальник полиции и комиссар вольных охотников посмотрели на неё, сейчас они отдадут приказ и…
- Неплохое оружие.
Ильга вздрогнула и подняла взгляд на неслышно подошедшего к ней мужчину. Как так вышло, что она его не услышала? Видать, слишком увлеклась оплакиванием себя. Мужчина, между тем, присел рядом с ней на корточки и протянул руку, чтобы посмотреть пистолет поближе. Ильга вложила ему в руку оружие, и, прокашлявшись, пожаловалась:
- Патроны все расстреляла только… Теперь эта игрушка бесполезна.
- Ну, не так уж и бесполезна, - улыбнулся мужчина, и Ильга потерялась в сияющей синеве его глаз: не будь он в полицейской форме, решила бы, что он тоже вампир – настолько его глаза были насыщенного темно-голубого цвета, - патроны можно купить. А оружие и впрямь неплохое, даром что «дамский вариант».
Ильга почему-то обиделась за свою «девочку». Ну да, она выбирала именно такой пистолет, чтобы рука не уставала. Какая разница, из чего ты уложишь вампира – из здоровенной бандуры или маленького аккуратненького пистолета? Главное – это умение им пользоваться, а не размер. Да на большой пистолет и патроны большего калибра нужны, а это значит, что и серебра больше тратится, что неизменно сказывается на цене.
- Меня устраивает, - пожала плечами Ильга. Бросила взгляд в сторону деревенского головы и его собеседников: по ним не похоже было, что её собираются арестовывать. Да и рядовые охотники и полицейские на неё не особо обращали внимание. Кроме одного экземпляра.
- Это же ты вызвала подмогу, верно? – спросил мужчина, и, спохватившись, представился, протягивая ей руку для приветствия (для чего ему пришлось переложить пистолет в другую руку), - Я Руан, кстати.
- Да, я. Меня зовут Риза, - представилась в свою очередь девушка, легонько пожимая его руку в ответ. Она всё еще плохо контролировала силу и боялась, что выдаст себя чересчур крепким рукопожатием.
- Охотница, верно? – синие глаза мужчины сверкнули любопытством.
- Угу, - буркнула Ильга, думая, как избавится от собеседника, задающего слишком много вопросов и смущающего её своими синими глазищами. Еще и запах от него был такой приятный – особенно по сравнению с прочими ароматами побоища. Не будь она вампир, а он человек, не будь в её жизни Джо, не будь… А, впрочем, не будь всего этого, вряд ли они вообще когда-нибудь бы встретились. Колгов – городок поблизости, откуда прибыли на помощь полицейские, находится на другом конце континента от её родного Ниабрика. Да и смысл думать о том, что могло бы быть, а что нет? История не имеет сослагательного наклонения – это верно как в отношении истории народов, так и в отношении истории одной-единственной человеческой жизни. Что случилось – то случилось, с этими исходными данными и надо работать.



Ариана Леви

Отредактировано: 23.05.2020

Добавить в библиотеку


Пожаловаться