Вампирша

Часть 3. Глава 6. Старые знакомые

Был уже поздний вечер, когда гостей наконец-то проводили в зал для приёмов. Это был зал, абсолютно лишенный какой-либо мебели, в котором небольшими группами стояли и негромко переговаривались вампиры. Дамы были в вечерних туалетах, мужчины – в смокингах. Ильга порадовалась, что выбрала из предложенного гардероба вечернее платье. Между группами разодетых вампиров сновали вампиры-официанты, предлагая бокалы с самой разной кровью – от человеческой до такой экзотики, как кровь варана. Ильга и её спутники от предложенных напитков отказались.
Чуть погодя в зал стремительным шагом вошел невысокий вампир с густой шевелюрой каштановых волос. Стоило ему появиться, как все разговоры стихли, а все взгляды обратились к нему. Мужчина выдержал театральную паузу, и нарочито торжественно произнес:
- Леди и джентльмены, сегодня нас посетила делегация наших друзей из Колгова. Поприветствуйте сыновей Картена – Лигана и Руана, а также их спутницу – леди Иризу.
Взгляды всех вампиров обратились к ним. Ильга тоже внимательно рассматривала тех, кто здесь собрался. Интересно, есть ли среди них те, кто не пьют человеческой крови? Тишину зала внезапно разорвал гневный крик:
- Гадина!
Из толпы вампиров к ней метнулся мужчина с длинными светлыми волосами и явно агрессивными намерениями. Парни едва успели перегородить ему дорогу.
- Пустите! Это полицейская ищейка! Она подстрелила моего сына!
Ильга присмотрелась к нападавшему, и, с удивлением узнала в нём того, кто её обратил – того самого старого вампира, который учил новичка и в чью охоту вмешалась Ильга. Странно, что он её узнал, хотя тогда она была человеком, и выглядела, и пахла по-другому, а вот она не смогла его сразу опознать. Впрочем, память вампиров и память людей – вещи несопоставимые, так что, наверное, не так уж странно.
- В чем дело, Полек? – лениво поинтересовался, по-видимому, главный среди местных вампиров.
- Это она, Лорд! Я вам рассказывал. Девчонка, которая подстрелила моего сына!
- Отец, не стоит, - негромко проговорил молодой черноволосый вампир. Его длинные волосы были собраны в хвост, на тонких губах играла вежливая улыбка, а ярко-оранжевые глаза смотрели на Ильгу без особой враждебности. В этом франтоватом юнце Ильга с трудом могла узнать то лохматое нечто с кроваво-красными бешеными глазами, которое рвалось к добыче, сдерживаемое лишь своим старшим товарищем.
«Сын? – недоуменно подумала Ильга, - Но они же вообще не похожи».
Перед глазами снова встала та давняя сцена. Старый вампир учит молодого сдерживать свои инстинкты. Этот парень никак не может быть сыном Полека, поняла Ильга: он был обращенным, а не рожденным. Следовательно, они друг другу не родственники – не кровные родственники, по крайней мере. Так почему же этот Полек назвал молодого вампира своим сыном? Не мог же он просто так усыновить взрослого парня, который выглядит чуть моложе на вид его самого?
- Леди Ириза, не могли бы вы пояснить, что за конфликт произошел у вас с господином Полеком? – тем временем обратился к ней за разъяснением невысокий глава вампиров. Остальные вампиры следили за ней настороженными взглядами, но явно своих подозрений не выказывали.
-  Конечно, лорд… Простите, не знаю вашего имени, - начала Ириза.
Вампиры ахнули. Ильга растерянно посмотрела на своих спутнков, но те застыли с каменными лицами, никак не поясняя такую реакцию.
- Моё имя лорд Карсадиен, леди, я – глава Галадийского ордена вампиров, в штаб-квартире которого вы сейчас находитесь. Но здесь меня все называют просто Лорд. Вы, разумеется, не могли этого знать, так что я ни в коем случае не укоряю вас, однако в дальнейшем, пожалуста, придерживайтесь заведенной традиции.
Всё это Лорд произнёс с улыбкой и самым радушным тоном, однако Ильга поняла, что по имени к этому вампиру лучше не обращаться.
- Итак, леди Ириза, вы можете просветить нас, о каком нападении говорит господин Полек?
- Разумеется, Лорд. До своего обращения я работала в полиции, и у меня всегда с собой было оружие – пистолет с серебряными пулями. Случайно я стала свидетелем нападения вот этих вампиров, - Ильга указала на полека с сыном, - на двух школьниц. Следуя служебному долгу, я вмешалась, подстрелив из своего оружия сына господина Полека. В ответ господин Полек напал на меня, разодрал клыками руку и откинул в сторону, а потом унёс своего раненного сына. Благодаря тому укусу господина Полека, я и стою сейчас среди вас.
Ильга старалась максимально кратко и честно описать события, чтобы у вампиров не нашлось ни малейшего повода усомниться в её словах. Она не боялась, что её осудят за действия, которые она совершила, будучи человеком и выполняя свой служебный долг. Однако не стоит показывать этим вампирам её лояльность людям, которая сохранилась у Ильги и в новой жизни.
Вампиры после её слов возбужденно зашептались, и вновь смолкли под пристальным взглядом Лорда.
- Полек, Полек, - протянул Карсадиен, - выходит, что твоя дочь чуть не убила твоего сына? Ты как-то умолчал об этом факте.
Ильга ошарашено воззрилась на Полека, получив в ответ такой же ошарашенный взгляд. В каком смысле – «дочь»?!
- Я не знал, Лорд, - потерянно прошептал Полек. Ильге бы даже стало его жалко, если бы перед глазами не стояло бледное лицо девочки с разорванным горлом.
- Да, такое бывает, что мужчина не в курсе, сколько у него всего детей, - ехидно заметил Лорд, - но я думал, что такое встречается исключительно у человеческих мужчин, а никак не у вампиров.
В толпе угодливо захихикали. Ильга же ничего не понимала, и происходящее ей нравилось всё меньше с каждой минутой. Ей начало казаться, что она зря сюда пришла: разве может она найти то, что ищет, среди этих разряженных идиотов?
- Ладно, леди Ириза, с новообретенной семьёй вы можете общаться позже. Раз этот вопрос мы прояснили, то, может, поговорим о цели вашего визита?
«Ну, наконец-то, я думала до этого не дойдёт вообще».
- Как все вы уже знаете, я работала в полиции, - начала Ильга. - И там нас учили, что вампиры не могут контролировать свою жажду крови, и потому все вампиры без исключения – преступники по умолчанию. Однако, став сама вампиром, я поняла, что нас дезинформировали. Во-первых, не все вампиры питаются именно человеческой кровью: у меня есть основания предполагать, что то, какую кровь будет пить вампир – определяет его питание в первые дни или недели после обращения. Тот, кто изначально питался кровью конкретного животного – с большей охотой будет пить именно эту кровь. Те же, кто никакой иной крови, кроме человеческой, не пробовал – будет пить именно её. Я сама пристрастилась к свиной крови, могу пить также кровь других животных, но от человеческой меня тошнит. Во-вторых, вампиру надо примерно 500 мл крови – от этого человек не умрет, если сделать всё правильно. То есть, вампиры и люди вполне могут мирно сосуществовать, несправедливо всех вампиров объявлять вне закона. Конечно, среди присутствующих есть те, кто убивал людей и не раз – и не видит в этом ничего особенного, - тут взгляд Ильги метнулся к Полеку, -  но и нас люди убивают. Эта бессмысленная война может длиться долго, бесконечно долго, если не положить ей конец. Я хочу разоблачить правительство и лаборатории, которые не говорят людям правды о вампирах и истребляют всех вампиров поголовно, без какой-либо вины, вынуждая нас отвечать им тем же. Суды над вампирами превратились в фарс: ни один вампир ни разу не был оправдан и освобожден по признанию суда. Мы виновны по умолчанию, априори, мы виновны своим существованием.
Я хочу восстановить справедливость и ищу тех, кто мог бы мне помочь в этом: ученых, лаборантов, кого-то, кто знает, что творится в лабораториях и как туда пробраться. Любая информация и помощь не будет лишней. Вампирам надо выйти из тени, получить право на существование. Если кто из вампиров хочет продолжать вести теневой образ жизни и убивать людей – это его право, но почему вместе с ними должны страдать те, кто не хочет такой жизни?
Ильга закончила свою речь и обвела вампиров взглядом. Она с первых слов заметила, как внимательно её слушают, в том числе и официанты. Теперь же она оценивала реакцию. Кто-то хмурился, кто-то выглядел задумчивым, кто-то насмешливо ухмылялся, кто-то казался потрясенным. Равнодушным не остался никто. И это хорошо.
Установившуюся после её слов тишину, прервал Карсадиен:
- Милая леди, неужели вам есть дело до мнения этих людишек? Стоит ли вампирам, существам более высокого уровня развития, искать с ними дружбы, пытаться наладить общение, стараться добиться их одобрения? Я понимаю, вы еще довольно молоды, с момента вашего обращения не прошло и года – а потому вы у вас к людям еще сохраняется несколько сентиментальное отношение. Присутствующим же здесь уже давно и глубоко безразличны люди и их решения.
Ильга могла бы с этим не согласиться – достаточно лишь посмотреть на эмоции окружающих вампиров: их явно затронула её речь. Однако сказала она другое:
- Лорд, при всём уважении, не могу с вами согласиться. Люди были бы мне безразличны, не пытайся они меня убить. Сложно игнорировать тех, кто настойчиво пытается это сделать, не правда ли? И причина моих слов вовсе не в излишней сентиментальности, как вы подумали – она гораздо более прозаична: я хочу жить.
- Что ж, ваше беспокойство мне понятно, а ваше намерение улучшить существование вампиров – похвально. Однако лично я не вижу в этом особого смысла и перспективы, так что на мою помощь не рассчитывайте. Однако я не стану возражать, если члены ордена окажут вам поддержку и необходимую помощь. Вы можете гостить здесь столько, сколько понадобится, общаться со всеми, кто захочет с вами говорить. Но есть одно условие: никому за пределами штаб-квартиры вы наше местоположение не озвучите.
Ильга дала слово, что от неё никто не узнает об их существовании, после чего глава вампиров отвернулся от неё и дал сигнал к продолжению приёма. Все продолжили общаться, потом были танцы: в отличие от диких деревенских танцев, тут все движения были выверены и отточены, а двигались вампиры так синхронно, что это выглядело восхитительно прекрасно и гармонично. Люди так не смогут при всем желании.
К ним никто не подходил, никто не пытался заговорить с ними и обсудить сказанное Ильгой. Она уже решила, что это провал, но тут к ней подошёл официант и, сделав вид, что просто предлагает леди напитки, едва слышно шепнул:
- Здесь же, в семь утра.
Единственным вампиром, который открыто заговорил с ней, оказался Грот – тот самый черноволосый «сын» Полека:
- Ну, здравствуй, сестрёнка! Кто бы мог подумать, что наше родство возникнет при таких обстоятельствах. Я об этом ничего не помню, сама понимаешь - горячка обращения. Потому не могу злиться за то, что ты меня подстрелила, только больше так не делай.
- Ничего не могу обещать, - подхватила его тон Ильга, - всё зависит от твоего поведения, «братик». Кстати, можешь объяснить, почему нас называют родственниками? Я так поняла, это потому, что нас обратил один и тот же вампир. Но с чего вдруг мы стали его детишками? Обратил – и обратил, и ладно.
- Ну, здесь так принято, в цивилизованном обществе. Если обратил кого-то – то неси за него ответственность. Вот и отец учил меня сдерживаться с первых же дней, хотя, на мой взгляд, это бесполезно – всё равно я ничего не понимал, пока окончательно не обратился. Вообще, то, что он обратил тебя и оставил без контроля – карается. Но Лорд принял во внимание обстоятельства, а именно – моё ранение, которое и отвлекло Полека.

Ильга подумал, что не так уж всё и плохо тогда, раз существует такой контроль. Всё-таки вампирам не совсем безразлично, что люди на них охотятся, и они стараются минимизировать риски – пусть по-своему, но это уже что-то. С Гротом они договорились, что еще пообщаются - в другой день и в более приватной обстановке. Лиган и Руан не скучали, в отличие от девушки: все присутствующие вампирши знали, что братья холосты и вились вокруг них. Девушек не отпугивала даже перспектива жить в деревне и питаться кровью поросят.
 
Вечеринка закончилась где-то около четырех утра. Вампиры разошлись, и Ильга с сыновьями старейшины тоже вернулись в свои комнаты. Девушка успела шепнуть спутникам, чтобы к 7 утра те ждали её в холле.



Ариана Леви

Отредактировано: 23.05.2020

Добавить в библиотеку


Пожаловаться