Вампирский Психоз

Размер шрифта: - +

Глава 7. Твои глаза

На конференцию по психиатрии собралось множество профессоров со всего мира. Но как оказалось самым известным среди них оказался мой босс - Герман. Это удивило меня. Как только мы вдвоем зашли в больницу, то участники семинара во всю глазели на Германа, подходили здоровались, а некоторые громко восклицали что-то вроде: "  О май гат, ит зис докче Гризман!"

- Вы так популярны, - прокомментировала я, когда мы скрылись в лифте от идущих за нами журналистов из медицинского издания.

- Я уже говорил, что занимаюсь исследованиями в области психиатрии, - туманно ответил Герман.

- Разве это так популярно?

- Особенно если делаешь научные открытия.

- Ааа...ничего себе, а что вы открыли?

- Это правда вас интересует или это вопрос вежливости? - Герман, задев меня плечом, вышел из лифта.

Что опять на него нашло.

В зале для семинара доктора по очереди выступали на сцене, презентуя свои исследования и демонстрируя это на видео. Герман довольно живо интересовался происходящим, иногда задавая вопросы. Каждый раз, когда он так делал, публика явно приходила в восторг. Я чувствовала даже зависть к нему.

Апофеозом всего этого стал доклад самого Германа Исааковича. Пока он приветствовал почтенную публику, я наклонилась к ближайшей ко мне девушке, восторженно записывающей выступление на телефон.

-Извините, - говорила я на своем сносном английском, - это доктор Гризман, чем он знаменит?

- Ооо, - девица явно обрадовалась моему вопросу, - доктор Гризман сейчас самый передовой психиатр и психотерапевт в мире. Он разработал и запатентовал свой собственный способ гипнотерапии при лечении таких расстройств. которые ранее можно было излечить только медикаментами. Доктор Гризман занимается не только терапией, но и фармакологией. Он лично создал некоторые лекарства, благодаря своим генным исследованиям. Его работа об официально непризнанных психических расстройствах произвела фурор в мире медицины. Благодаря ему некоторые новые болезни с систематикой и новыми методами лечения были включены в международную классификацию психических болезней. Представляете, произошел пересмотр десятого реестра, его заменили на одиннадцатый. И все из-за него.

- Ого, - только и ответила я.

Герман, подсвечиваемый на сцене проектором, выглядел как герой аниме. Белый халат, золотые кудри, зеркальные очки. Он уже говорил что-то:

- Сегодня я хочу поговорить о стигматизации обществом суицидентов. Суицид - одна из основных причин в наше время смертности населения планеты. В Южной Корее, где мы сейчас находимся, эта проблема стоит особо остро. Но я хочу поговорить не столько о проблеме самого суицида, эта проблема была освещена мной более подробно в моих прошлых работах. Я хочу поговорить о том, как общество готово принять факт самого суицида. Как оно принимает людей, совершивших суицид, и могут ли адаптироваться к нормальной жизни люди, совершившие неудачную попытку самоубийства. Стигма - это позорная метка. Во все времена людей, отторгнутых обществом, помечали специальными метками, дабы отличить от остальных, нормальных людей. Так, используются ли социальные стигмы на людях, совершивших попытки суицида? Да. Начнем с того, что суициденты чаще всего подвергаются презрению, жалости или же отторжению от общества. Кроме того наиболее встречаемые в моей практике реакции - это добровольная социальная изоляция. Но может ли человек оставаться вне общества добровольно? Способен ли признать, что ему не нужна любовь, дружба, общение. Что толкает человека на признание своего одиночества и побег от окружающего мира?

Незаметно я заинтересовалась тем, что говорил Герман. Он выглядел очень уверенно и в то же время я впервые видела его таким увлеченным. Ему действительно нравилось это дело. Он не выглядел таким неприступным как обычно в больнице. Моя соседка шепнула мне:

-В последние годы доктор Гризман сильно подсел на тему суицида, он готовит большие исследования на эту тему. Мне так интересно, что заставило его заинтересоваться этой темой.

Я пожала плечами. Я оказывается ничего не знаю о Германе. Журналисты между тем забросали его вопросами, на которые он с удовольствием отвечал. Из-за всеобщего ажиотажа конференция затянулась, и доктора с опозданием разъехались. Предложено было встретиться вечером на банкете. Пока мы возвращались в отель я сказала Герману, что не пойду с ним на банкет.

- Почему? - коротко спросил он, смотря в окно.

- У меня нет подходящей одежды.

- Ну и что.

- Я что в джинсах пойду?

- Но я не могу пойти один.

-Можете.

-Заедем в магазин и купим платье.

- Ну что вы, - смутилась я, но Герман уже велел водителю ехать в магазин.

Я не хотела, чтобы это выглядело как сцена из фильма про Золушку, поэтому попросила у Германа его карточку, заверив, что верну деньги. Но Герман заупрямился, потому что не доверял мне настолько, чтобы сообщить пароль. В итоге мы как два каменных истукана зашли в магазин и приобрели приталенное бежевое платье с прозрачными вставками, к нему пальто и туфли на шпильке. Я почувствовала себя Алиной. Но как бы там не было именно так выглядят стильные девушки. Носят ли модницы что-нибудь кроме черного и бежевого?

Мы вернулись в отель, где я приняла бодрящий душ. Выпрямила свое каре, попытавшись придать ему наиболее привлекательную форму. Нанесла легкий макияж по последней корейской моде и облачилась в приобретенный наряд. Все вместе смотрелось действительно шикарно. Надеюсь меня сочтут за хорошенькую секретаршу доктора Гризмана.

Встретились мы у машины. Герман как всегда остановил свой выбор на элегантном костюме с удлиненным пальто. На его рубашке был красивый ворот в старинном стиле. Образ дополняли зеркальные очки.

- Едем, - сообщил Герман, он наверно смотрел на меня. Я слегка смутилась.

-Ну как? - спросила.

-Что?



Марина Де-Бурбон

Отредактировано: 22.02.2018

Добавить в библиотеку


Пожаловаться




Books language: