Вампиры: Когда снова наступает рассвет Книга 3

Размер шрифта: - +

***

Но ночь не была приятной. Именно с неё всё и началось… Раз десять я просыпалась в холодном поту, с разгорячённой кожей и дрожью, волнами расходившейся по взбудораженному телу, с облегчением убеждалась, что рядом – только спящий Винсент, впадала в забытьё опять… Наутро встала с ощущением, будто из меня вязали морские узлы. Весь день разбирала чемоданы, раскладывала вещи, разговаривала со всеми подряд по телефону – только бы не оставаться наедине с Винсентом и лишний раз не встречаться с ним глазами. Правда, к вечеру чувство жгучего стыда и отвращение отступили. Но ночью стало ещё хуже. В нежных ласках Винсента мне чудились обжигающие прикосновения Эйта, в ласковом шёпоте слышалось насмешливое "лааамия"… Я очень старалась не дать Винсенту что-либо заподозрить, и наваждение вроде бы рассеялось. Но, едва Винсент смежил веки, и сон начал одолевать меня, всё вернулось… и я снова села на постели, ощущая на коже жар поцелуев Эйта, как если бы в объятиях меня только что сжимал он, а не Винсент… Прохладный душ немного привёл в чувство, но я прекрасно понимала: это – только начало. И теперь морок насылал не какой-то низший паразит-диббук, а одно из самых могущественных существ всех известных мне миров. Я так часто называла дьяволом Арента, считала его одержимым… И вот теперь столкнулась с настоящим дьяволом и настоящей одержимостью. Эйту наплевать на меня, на то, жива я или нет, сохраню ли после всего этого рассудок. Единственное, что им движет, – желание унизить за то, что унизила его. И похоть. Удовлетворив её, он вспомнит о мести по-настоящему. Я подумала о напутствии Ибиэра и горько усмехнулась. Нет, это не выход, не может быть выходом. Это – моя гибель… во всех смыслах.

Вернувшись в постель, я не смыкала глаз до утра. Но, как ни странно, чувствовала себя гораздо бодрее, чем накануне. И это пришлось кстати – на вечер была запланирована обещанная Джеку пирушка. Устроить её Винсент предложил у нас дома.

- Так безопаснее, учитывая, что голем уже, вероятно, поблизости,- пояснил он, и я согласилась.

На самом деле мне не хотелось ни вечеринки, ни общения, и совсем не хотелось оказаться лицом к лицу с Эйтом. Но ещё меньше хотелось делать собственную слабость видимой для него. Да, моя беспомощность была очевидной, но гордость не позволяла это принять.

Болтая с гостями, поднимая с ними бокал за бокалом, перекидываясь шутками с Джеком, я вдруг осознала всю беззаботность своего существования, пока события прошедших двух лет оставались стёртыми из памяти. А Винсент – он ведь всё помнил… Как же теперь я понимала не раз высказанное им желание забыть! Так действительно проще: жить в мире, где ни демонов, ни сделок с ними, ни их мести не существует. Просто ходить на лекции, работать в редакции, встречаться с друзьями… С одной стороны, вроде бы скучная повседневность, но с другой… ни страха, ни безвыходных ситуаций, ни противостояния, выдержать которое нет ни малейшего шанса…

Эйт и Кэйти явились последними. Кэйти полезла обниматься, Эйт двинулся ко мне с тем же намерением. Но от одной мысли, что его руки сейчас сомкнутся вокруг меня, бросило в дрожь… и, приветствуя его, я дёрнула ладонью, сжимавшей бокал с вином, чуть сильнее, чем могла бы. С губ Кэйти тут же сорвался возглас ужаса:

- Боже мой, твоё платье!

А я, вздохнув, очень естественно вывернулась из готовых поглотить меня объятий.

- Ну вот… Жаль, оно так мне нравилось. Пойду переоденусь. А вы чувствуйте себя, как дома. Кэйти, Адам.

Направляясь в соседнюю комнату, я спиной ощущала вонзившийся в меня взгляд Эйта и захлопнула за собой дверь, едва переступила порог. Руки дрожали, сердце трепетало действительно, как у колибри. Я переоценила свои силы. Этой битвы мне не выдержать… Но постепенно сознание прояснялось и, как было уже не раз, отчаяние породило ярость. Выскользнув из испорченного платья, я выбрала наряд, который при других обстоятельствах, пожалуй, надела бы только для Винсента. Сказать, что он был откровенным, значило не сказать ничего. Это было платье, приобретённое в Майами – из ткани молочного цвета, настолько тонкой, что под ней просматривались даже родинки. И абсолютный минимум нижнего белья. Глянув в зеркало, я не удержалась от усмешки. Одежда, которой как бы нет.

Когда я снова возникла в гостиной, Винсент нахмурился, а Эйт поперхнулся вином.

- Вот это да,- неуверенно восхитилась Кэйти.- Это – то платье, что ты купила на Линкольн Роуд?

- Оно самое,- лучисто улыбнулась я.- Винс его уже видел. А тебе нравится, Адам?

Я крутанулась вокруг своей оси, и невесомая ткань заструилась по телу, повторяя каждый изгиб.

- Не то слово,- хрипловато ответил он и откашлялся.- Но, интересно, что будет, если залить вином и его? В следующем ткани будет ещё меньше?

- Не будет совсем,- снова улыбнулась я и, повернувшись к нему спиной, направилась к Джеку, только что опрокинувшему в себя содержимое своего бокала.

- Редкая удача – застать тебя с "пустым стаканом"!

- Как раз собирался это исправить, но отвлёкся на тебя,- рассмеялся он.- Отлично выглядишь, но Винс, по-моему, не в восторге.

Винсент уже в самом подскочил ко мне и, бросив Джеку "Извини!", потащил меня в соседнюю комнату.



Ирина Тигиева

Отредактировано: 22.01.2019

Добавить в библиотеку


Пожаловаться