Ванильные этюды

Размер шрифта: - +

Ванильные этюды

ОНИ ИДУТ ПО УЛИЦЕ

Они идут по улице, дует холодный ветер, а они все идут. Почему они идут, куда они идут? Разве это имеет значение? Они рядом, они чувствуют друг друга, а все остальное не важно. Они молчат? Нет, они открывают рты, произносят слова, слышат слова, иногда улыбаются, иногда хмурятся… Но ведь главное не в этом, они идут, они чувствуют близость другого.

А как они идут? Местами рядом, почти касаясь друг друга, местами отдаляясь и пугаясь, что больше не будет этой близости. Держит он ее за руку? Нет. Почему? Разве он не хочет? А может, просто из-за того, что ее рука в кармане? Как так? Ведь ей нужно ощущать его не просто на расстоянии, а здесь и сейчас. Ей нужно чувствовать прикосновение его пальцев к своим, чувствовать его тепло в своем холодном мире. Что ей мешает? А вдруг оттолкнет? Вдруг то, что есть здесь и сейчас, исчезнет, и снова будет серая, безысходная зима, снова будет стучать дождь за окном, а она будет одна. Будет невыносимо одна. Будет смотреть в грязный мир и мечтать, мечтать о солнце, о его улыбке. Закрывать глаза и видеть его, ощущать прикосновение, которого нет.

Но разве он оттолкнет? Вдруг он здесь и сейчас чувствует то же самое, думает о том же. Вдруг он идет и мечтает, что в его холодном мире появится солнце. Как узнать? Как догадаться? Как хоть одним глазочком заглянуть в его мир? Почему здесь и сейчас он идет с ней, а не с другой? Ведь таких, как она, много, много даже лучше ее. Почему он не подает руку, но смотрит, смотрит иногда так, что она растворяется в этом взгляде. Что она теряет себя, и ей не жалко и не стыдно от того, что она не будет больше собой.

А может ей это кажется? Может она просто хочет, очень сильно хочет раствориться и потерять? Как понять? Что сделать, чтобы разобраться?

Они идут по улице, холодный ветер шепчет им, что пора расставаться. А они не хотят. Или она не хочет? Она замедляет шаг. Ну, пожалуйста, пожалуйста, еще одну минуточку, одну секундочку, один вздох. Она смотрит на него так, как будто бы это последний раз. Она знает, она точно знает, что увидит его снова, даже знает когда. Но ведь больше не будет так, так, как здесь и сейчас, больше не будет таких его глаз и не будет такой близости.

Она удивляется себе. Сейчас, именно в этот момент она стоит и смеется, смотрит на него и рассказывает что-то совершенно неважное, совершенно постороннее ей. Почему она смеется? Зачем она смеется, ведь совсем не смешно?

Один миг, один только жестокий миг и она снова одна. Она снова в своем холодном мире, с серой, безысходной зимой и дождем за окном. Она поднимается по ступенькам, входит в комнату, смеется, снова смеется, и рассказывает, как весело ей было. Трет одну ладонь о другую, вдыхает теплый воздух и не ждет, что ее холодный мир растает.

 

ПОЧЕМУ

Почему он? Мы разные, мы очень разные. Из нас не получится красивой пары, да и вряд ли когда-нибудь мы станем парой, потому что я знаю: мы разные, разные внешне, разные внутренне. Мы не подходим друг другу. Даже когда мы смотрим в одну сторону, мы видим каждый свое. Мы просыпаемся с разными мыслями, с разными мыслями засыпаем. Мы смеемся над разными вещами и расстраиваемся по разным пустякам. Но почему-то мы вместе.

Что-то связывает нас. Что-то заставляет нас хотеть быть вместе, хотеть смотреть в одну сторону и видеть одно и то же, просыпаться с одинаковыми мыслями, с одинаковыми мыслями засыпать, смеяться над одинаковыми вещами и расстраиваться по одинаковым пустякам. Что-то заставляет нас хотеть понять другого, хотеть открыть для себя чужой мир и сделать этот мир своим. И зная, что это не возможно, мы все равно вместе.

Почему он? Я смотрю на него, я вижу его и я знаю, что никогда не буду такой; даже если очень захочу, я не стану такой как он. Он смотрит на меня, он видит меня и он знает, что никогда не будет таким; даже если очень захочет, он не станет таким как я. Но оба мы знаем, что будем вместе, и каждый знает, что это знает другой. Мы удивляемся, что же связывает нас, почему мы вместе?

Почему я просыпаюсь с мыслями о нем, с мыслями о нем засыпаю? Почему я улыбаюсь, когда улыбается он, и расстраиваюсь, когда он расстроен? Почему я хочу смотреть в его сторону и видеть его глазами? Почему я хочу чувствовать его присутствие и касаться его кожи? Почему я готова переступать через все, что в нас есть разного, не замечая того, что в любой другой ситуации меня бы раздражало? Почему, когда он меня обнимает, я готова простить ему любое слово, с которым была не согласна? Почему я выбрала его, а он выбрал меня? Просто так сложились обстоятельства, или кто-то там решил, что так надо? Почему он?

Как он, не понимая моих мыслей, угадывает их? Как у него получается сказать то, что мне надо услышать, поступить так, как я хочу, понять, что мне надо, даже раньше, чем я пойму это сама? Как он может чувствовать меня, если мы разные, разные внешне, разные внутренне? Если мы смотрим в одну сторону и видим каждый свое?

Почему я хочу быть с ним, хочу делить с ним каждую минуту, каждую секунду своей жизни? Почему я чувствую себя одинокой, ужасно одинокой, когда не вижу его и не слышу его голос? Почему я готова смотреть, как он спит, с трепетом следить за каждым его вздохом и думать, что он принадлежит мне? Думать, что когда он проснется, первое, что он увидит, будет мое лицо, первое, что он почувствует, будет мое дыхание, первое, что он поймет, будет моя рука в его руке?

И если это то прекрасное, о чем пишут поэты, то почему же оно приходит и объединяет, то, что по определению быть вместе не может, почему оно возникает там, где его не ждут, и связывает то, что связать практически не возможно?



Вера Скульская

Отредактировано: 29.12.2018

Добавить в библиотеку


Пожаловаться