Варенье из звёзд

Размер шрифта: - +

Варенье из звёзд

Я стояла по колено в воде, а красное ведёрко всё дальше уплывало от меня. "Держи ведро, Аля, держи ведро!" - кричала бабушка. У меня тряслись руки, губы дрожали, и я совсем не могла пошевелиться. Наконец, я обернулась и сквозь слёзы глянула на необъятную фигуру бабушки. "Не смотри на меня так, будто это я виновата", - с укоризной сказала она.

В тот момент я испытала страшное одиночество. Никому не было дела до моих чувств, ни бабушке, топавшей опухшими ногами по мутной воде, ни двухлетнему братишке, перебиравшему камешки, ни смеющейся детворе. И даже ведёрко уплыло от меня.

Но тогда мне открылось лицо моего главного врага. Бездействие, вот его имя. Будучи пяти лет от роду, я твёрдо решила, что объявляю ему войну. Так и повелось с тех пор. Родители, учителя и даже друзья стонали, как безумные коты, от моих детских приключений, я же отвечала им счастливой, умиротворённой улыбкой, ставя галочку напротив очередного пунктика. Задание выполнено, сэр!

Ну а теперь почётная роль тех самых котов достаётся коллегам и моему драгоценному мужу. Уж как они мирятся со мной, не знаю. Хотя отчего же? Не любить меня невозможно.

И вот сегодня воскресенье, выходной день, насыщенный домашними делами. Да, скучная рутина, она самая. Но именно в жемчужной серости рутины, покрытой пылью и перламутровым блеском, рождается жажда к неизведанному. Если честно, муж побаивается оставлять меня дома одну. Он-то знает, чем это может обернуться.

В тёплом сиянии кухонной люстры я обвожу взглядом роту кабачков, разбивших себе лагерь на столешнице. От них в этом году никакого отбоя. Уж не знаем, что с ними делать, но не выбрасывать же! Да и на грядке гнить не оставишь, вон какие красавцы уродились. Есть тут и зелёная молодежь, помельче, и несколько солидных мужичков, а вон тот - и вовсе генерал, с таким-то пузом. Поодаль собрались в кучку изящные цуккини в крапчатой тёмно-изумрудной форме.

Растерянно вздыхаю и развожу руками. Каких рецептов я только не перепробовала. На завтрак - кабачковые оладушки, на обед - тушёный аль жареный с чесночком, на ужин - рулетики. Да и по банкам уже расселились салатики с морковкой, хрустящие дольки и кабачки в томате - "тёщин язык", лакомство особое и пикантное.

На периферии зрения всплывает красный маячок - то самое ведёрко, пробудившее во мне стремление действовать, получать всё и сразу, здесь и сейчас. В этот момент я понимаю, что мои подопечные заслуживают самого экстраординарного решения. В моих силах подарить им кусочек красивой, волшебной жизни. А заодно и себе.

Взгляд мой падает на открытку, привезённую в прошлом году с Аномалки. Картинка заботливо прикреплена магнитом-смайликом к холодильнику. Оттуда на меня таращат свои жёлтые глазки прелестные фиалки с мерцающими полуночно-синими лепестками. "Звёзды Авалона" - гласит надпись внизу. То, что надо!

Хватаю мобильник и, сбрасывая с себя домашнюю одежду и перебираясь в универсальный, сверхпрочный костюм для путешествий, набираю номер Тонечки.

- Тонь, у меня тут такое дело, выручай, - говорю я, как только слышу протяжную "А", не давая ей перейти в ласковые "Л-Л" и закруглиться бесконечной "О". - Хочу варенье из кабачков приготовить, вот только ингредиент заморский нужен, понимаешь?

- Алечка, пчёлка моя, - с сонной хрипотцой отвечает Тоня, - ты же только на прошлой неделе туда-сюда слетала. Сама помнишь, чего мне это стоило. Может, повременим?

Но я уже перекидываю через плечо рюкзак и вешаю на пояс опаловый кинжал - подарок от любимого.

- Ну а Барсика вспомни, - намекаю я подруге. - Если б не я, сидел бы он и дальше в пещере и не знал бы о существовании такой замечательной женщины, как ты.

- Ох, мой Барсик просто чудо! - чуть ли не мурлычет Тонечка, а может, и сам Барсик. - Ладно, чёрт с тобой! Приходи за ключиками, я пока дома. Только пусть твой Михаил потом у моего порога не топчется и кулаками не машет. Я тут ни при чём, - категорично заявляет подруга.

Черкнув милому коротенькую записку "Скоро буду!" и оставив на ней след алых губ, я бегу к Тоне, нашей местной "привратнице". Живёт она в соседнем микрорайоне, в самом высоком доме, окружённом двухметровой бетонной стеной.

По серой поверхности здания во все стороны разбегаются трещины: кажется, дом вот-вот развалится. И такое вполне возможно - только не от износа, а бурлящей внутри энергии. Высоко, на самой крыше, нелепо торчат во все стороны антенны, транслируя в квартиры этого дома разноплановые каналы - притянутые буквально с разных планов бытия. Желаете новостей из Неверона - кушайте на здоровье: получите на завтрак малиновую революцию, столкновение полиции с синими дроздами и фирменную яичницу-шалунью. Решили понаблюдать за дикой природой? Тогда вам на Планету гигантов и букашек. Мамонты против комаров-интеллектуалов? Запросто!

Тренькает телефон, на экране всплывает чересчур довольная мордашка Женьки.

- Привет, братишка, - отвечаю я. - Ужасно тороплюсь, дела...

- Куда намылилась, Аланка? - в лоб спрашивает брат, и я слышу, как вопрос расслаивается, безмолвно перерастая в "А можно мне с тобой?"

- Догадайся! - фыркаю я, заходя в подъезд и поднимаясь на первый этаж.

Перед дверью Тонечки толпится народ - шёпот и шушуканье перемежаются с зевками и ленивым потягиванием, - а над ними, как жираф, возвышается мой Женька. Я нахально обхожу очередь, пробиваясь к брату, и больно щипаю его за ногу.

- А ты чего здесь забыл?

- Значит, Алане Сергеевне можно, а мне нельзя? - кривит он губы в ухмылке.

- Вот позвоню сейчас мамке, и договоришься мне, - строго отвечаю я, хотя брат всего на три года младше. Но, в отличие от меня, взрослой и разумной двадцатисемилетней девушки, он у нас ещё подросток.

- А я давай Мишке позвоню, - парирует негодник, ещё и подмигивая.



Юлия Бабчинская

Отредактировано: 14.07.2017

Добавить в библиотеку


Пожаловаться




Books language: