Варвара-краса или Сказочные приключения Кощея

Размер шрифта: - +

Глава 10

Глава 10.

- Я не понял… Чё именно мы должны, вот, млять, просто в край обязаны сделать, а?!

Гневный вопль рыжего варвара, известного так же как Добрынин Илья Алексеевич или по-простому и для своих – Харлей, гулким эхом прокатился по второму этажу клуба. Начальство номер два, получившее очень уж специфичное предложение, изволил буйствовать, возмущаться и сеять хаос вокруг себя.

Поэтому никого не удивил пудовый кулак, приземлившийся на стол администратора, как самый веский аргумент из всех возможных. Большая кружка чая, стоящая с краю, такого порыва не оценила.  Расплескавшийся мятный чай только чудом не задел важные бумаги, лежавшие рядом аккуратной, ровной стопкой.

Изабелла Александровна Араньева, неизменный ледяной администратор «Максимуса» и хозяйка кабинета, выразительно кашлянула на это. И оторвавшись от прочтения очередного шедевра от поклонников и поклонниц собственного руководства, вскинула бровь, глядя на байкера поверх очков в тонкой оправе. Тому хватило совести смутиться, осторожно вытирая образовавшуюся лужицу салфеткой, пробормотав что-то себе под нос.

После чего вернулся к прерванному монологу. Выразительному такому, вдохновенному, полному красочных и абсолютно нецензурных оборотов. Правда, шёпотом. Что автоматически снижало эффективность всех произнесённых и уж точно не способствовало пробуждению чьей-то совести. 

Впрочем, продолжать высказываться это Харлею ни капли не мешало. Владислав Алёхин, старший брат совладельца клуба, граф Дракула местного разлива и просто обаятельная сволочь, глядя на это всё только хмыкнул:

- Цирк уехал, клоуны остались гастролировать, ага…

И замолчал, воздержавшись от дальнейших комментариев, с любопытством наблюдая за происходящим. Цепеш, как и Эльза, предпочитал не вмешиваться, так оно было как-то безопаснее для собственной психики. К тому же, по скромному мнению Владислава, комментировать лучше всего обладая всей необходимой информацией, компрометирующими данными и пикантными подробностями.

Кощей, глядя на это, только вздыхал, устроившись на одном из диванов и подпирая щёку кулаком. И думал, каким макаром он докатился до жизни такой. Не, то что источник всех неприятностей его не в меру косой язык, байкер догадался и так. И справедливо подозревал, что ляп про дружбу ему будут припоминать долго, обстоятельно и планомерно. Однако, сделанного не воротишь и всё, что остаётся это – импровизировать!

Что он вчера и сделал, ага. Отмазка, конечно, была гениальной и избавила его от бессмысленного, заранее проигранного спора с Варварой. Но Ромычу стоило бы догадаться, что с него потребуют доказательств, да ещё каких! И что-то Кощей начинал искренне сомневаться в том, что верные друзья и товарищи согласятся оказать ему такую услугу…

Рожу бы не набили, за подобные инсинуации!

- Не, ну как ты себе это представляешь?! – наконец, выдохнул Харлей. И попытался повторно залепить кулаком по столу.

- Кхм… - тихо обозначила своё отношение к происходящему Эльза, поправив очки и заправив карандаш за ухо. От своих дел она не отрывалась, но этого оказалось достаточно, что бы рыжий байкер ограничился сурово сдвинутыми бровями.

Огорчать хрупкую блондинку было очень не желательно. Владислав, прекрасно уловивший эту не озвученную мысль, только фыркнул, скрестив руки на груди и подмигнув приунывшую Кощею.

- А я представляя-я-яю, - подло захихикал кактус, за которым всё это время удачно прятался Шут. Лёха эту стратегическую позицию занял ещё до того, как соизволила собраться вся банда. И теперь азартно потирал руки, превратившись в одно большое ухо и только чудом удерживаясь от того, чтобы не пообниматься с местной клубной легендой.

Кактус Федя среди своих славился репутацией отличного собеседника и собутыльника за одним. Главное при спаивании бедного растения не попасться на глаза его непосредственной владелице. Ибо нет ничего страшнее, чем женщина в гневе…

Тем более такая женщина!

- Как по мне, зрелище должно быть… - Эльза, мимоходом скользнув взглядом по излишне активному растению, пощёлкала пальцами, пытаясь подобрать подходящее слово. И, тихо фыркнув, протянула с мягкой, ласковой улыбкой.  – Ми-и-ло. Брутальные, суровые мужчины, сидят с суровыми лицами и пьют сурово чай из фарфоровых чашей, оттопырив мизинец. Как это ни странно, но я бы хотела на это действо… Посмотреть, да…

- Издеваешься? – подозрительно протянул Санёк, сидя как взъерошенный воробей на жёрдочке и отчаянно мечтая оказаться где угодно, но только не здесь. Самая позитивная личность и арт-директор в одном лице нервно постукивал пальцами по подлокотнику. Судя по страдальческим вздохом, ему отчаянно хотелось выпить…

Судя по тому, как не менее отчаянно вздыхала вся банда, в своём желании он был не одинок. Жаль, гневить маленькое начальство было чревато. Как показала практика, Эльза была не злопамятной, но память у неё была хорошая…

А кто-то особо умный ещё и догадался ей книжечку записную подарить, с красноречивой надписью на обложке, выполненную готическим шрифтом. Содержимое «Тетради Смерти» было тайной за семью печатями, но все заочно его опасались. Во избежание так сказать!



Анютка Кувайкова, Суфи (Юлия Созонова)

Отредактировано: 17.08.2017

Добавить в библиотеку


Пожаловаться