Варвара Смородина против царя Салтана

Размер шрифта: - +

4. Госпожа отравительница

Пригладив растрепавшиеся волосы влажными от пота руками, я решительно постучала в дверь, попытавшись придать лицу самое милое выражение. Я все еще была оглушена открытием, и мне следовало его переварить. Дурман! Ядовитый цветок запросто рос на чахлой клумбе дома моего лучшего друга, и я не очень охотно верила в совпадение. Если цветок заметила я, вполне возможно, его увидел и Пантелеев, и если сыщик был не дурак, он легко мог бы связать факт обнаружения цветка в доме Любови Алдониной и точно таким же во дворе участкового, а если он знал, что растение ядовито, то без особого труда отправил бы мать Васьки или его отца в застенки. И если я, воспитанная милицейским генералом, всегда была на стороне правосудия, то в данном случае, охотно бы ему помешала. И не только потому, что на кону, вероятно, стояла свобода родителей моего друга, а еще и потому, что следователь был очень противный. Не люблю ябедничать, но еще больше не люблю, когда меня заставляют это делать.

Дверь открылась, и на пороге появилась Васькина мать с очень сердитым лицом:

-Что вам еще… - резко сказала она, затем опустила глаза и увидела меня. – О… Я думала это… Тебе чего?

-Мне Васю, - ответила я и вежливо добавила: - Здравствуйте.

-Привет, - ответила она и скривилась. – А Васи нет, я отправила его в магазин.

-Если вы не возражаете, я подожду, - нахально произнесла я и, увидев, как брови женщины сошлись на переносице, торопливо добавила: - Я подвернула ногу, и теперь она ужасно болит.

На лице Ольги не дрогнул ни один мускул. Кажется, ей было наплевать на мои мнимые страдания, и потому я усилила натиск, переступив на месте и ахнув от притворной боли. Ольга не двинулась с места.

-Так больно, что во рту пересохло, - произнесла я, чувствуя отчаяние. Что за женщина? Тут ребенок от боли умирает, а ей хоть бы хны. – Я бы выпила стакан воды, а лучше чаю с вареньем.

Ольга вздохнула и открыла дверь шире.

-Похоже, тебе действительно надо выпить чашку чая, - с неохотой сказала она. – Ладно, заходи, только сними туфли. Я осмотрю твою ногу, пока Васьки нет.

Я вошла, старательно хромая, разулась и прошлепала босыми ногами в кухню, где уселась на стул. Ольга села на пол, и стала немилосердно крутить мою ногу туда-сюда. Я взвизгнула от боли, на сей раз непритворной.

-Перелома нет. Вывиха, скорее всего, тоже. Думаю, что ничего страшного, - резюмировала она и ткнула пальцем в кнопку электрочайника. Пока она насыпала в вазочку карамельки и сушки, я беззастенчиво разглядывала ее. Что ж, я понимала Салтана. Ольга была очень красива. Неудивительно, что Васькин отец так страдал, после того, как она оставила его дом. Деревенские женщины, как я успела заметить, одевались неброско, или же, наоборот, слишком нарочито и немодно. Две другие сестры Алдонины были не исключением. Общение со Златой давало свои плоды, я научилась неплохо разбираться в женских нарядах, и потому знала: Ольга даже в домашний условиях, одевалась по последней моде. Эти неброские вещи – маечка и спортивные штаны с неприметной галочкой стоили кучу денег, в ушах Ольги сверкали камни, очень похожие на бриллианты, а кольцо с таким же камнем дополняло гарнитур. На шее я заметила кожаный шнурок с висящей на нем золотой монетой.

Я стиснула зубы.

Такая же монета была у меня. Это все, что досталось нам с Васькой от клада, найденного в прошлом месяце. Моя доля была надежно припрятана, а свою Васька, выходит, подарил любимой мамочке.

-Почему ты меня так разглядываешь? – спросила Ольга, не поворачиваясь. Я бы, возможно, заподозрила ее в наличии глаз на затылке, если бы не сверкающий никелированный чайник перед ней, в котором отражалась моя глупая физиономия с выпученными по-жабьи глазами.

-Вы такая красивая, - ответила я, памятуя, что лучший способ сбить женщину со следа, это сказать комплимент. Умная бы на это не купилась, а вот красавица – запросто. Ольга была красавицей и потому довольно ухмыльнулась.

-Ну, спасибо. Как, тебя, кстати, зовут?

-Варвара, - ответила я, получила из ее рук свой чай и спросила: - Откуда вы знаете, что у меня нет перелома?

-Когда-то я этому училась, - ответила Ольга. – И, хотя ни дня не проработала по специальности, навыки остались.

-Вы учились на врача? – спросила я.

-На фармацевта. Знаешь, что это такое?

-Человек, который выдает в аптеке таблетки от головы, - не задумываясь выпалила я. Надо же! Она была фармацевтом! Кажется, тучи сгущались над Ольгиной головой, а я, сама того не желая, приобрела еще одного подозреваемого с возможностью отправить Любовь к праотцам. Интересно, знает ли Пантелеев о том, что Ольга могла запросто сварить ведьмино зелье для сестрицы?

-Не совсем так, но суть ты уловила верно, - подтвердила Ольга. – А, чтобы получить эту профессию, нужно учиться в медицинском институте. Хорошее образование открывает много дверей. Вот, к примеру, ты, уже выбрала, кем хочешь стать, когда вырастешь?

Взрослые настолько глупы, что вечно задают нам этот вопрос, и каждый раз, слыша от меня, «патологоанатом» пугаются и начинают мямлить нечто невразумительное. Правда в последнее время, я решила, что профессия следователя более захватывающая, и была готова пересмотреть свои приоритеты. Раздраженная снисходительным тоном, я произнесла:



Георгий Ланской

Отредактировано: 16.10.2019

Добавить в библиотеку


Пожаловаться