Варвара Смородина против царя Салтана

Размер шрифта: - +

6. Красная Шапочка и Серый Волк

Возможно, я начала бы свою кампанию по защите Ольги Алдониной иначе, ведь утром, когда я проснулась, в моей голове была полная каша. Но едва я поднялась и, отчаянно зевая, отправилась в ванную, мои планы резко изменились. Злата, быстрая, как вихрь, пронеслась у меня перед носом, влетела в ванную и заперла дверь у меня перед носом, видимо, торопясь предстать перед своим престарелым ухажером в полном великолепии.

-Эй, - возмутилась я, - я была первая!

-Отстань, вонючка, - ответил мне глухой голос из-за двери. – Иди и вылижи себя, как кошка. Или ступай на двор, там в бочке есть немного гнилой воды с личинками комаров.

-Я предпочту оставить их в неприкосновенности для тебя, - парировала я. – Должна же ты получать белок для своего истощенного организма. Выловить их у тебя никакого труда не составит. Ты же тощая, как цапля, а этот твой длинный нос…

За дверью началась возня и послышались запрещенные в нашем доме слова, а ручка задергалась. Я торопливо подперла дверь стулом и выключила свет. Пусть Златовласка немного посидит в темноте и остынет. Никто не заставлял ее вести себя с утра так отвратительно.

Когда красная от злости Злата показалась на пороге кухни, я уже сидела за столом, изображая невинность и аккуратно ела кашу чайной ложечкой. Так мне показалось изящнее. Волосы я заплела в две тощие косички, и надела свое нелюбимое розовое платье, которое уже было мне маловато. Но в нем я выглядела сущей сиротой и только у человека с каменным, как у Златы, сердцем, не возникло бы желания меня пожалеть. Сестра метнула на меня яростный взгляд, затем поглядела на маму и воздержалась от нападения, хотя в ее глазах явно горела неоновая надпись: «Я тебе это еще припомню!» Я иронично подняла одну бровь. Еще посмотрим, кто кого.

Сеня ел, глотая яйца и куриную грудку, не жуя, как гусак, видимо, торопился на свидание с Катериной, намереваясь поразить ее своей физической формой. Вчера они договорились, что поедут в соседний поселок на дискотеку. Родители, не глядя, что едят, вновь погрузились в мир интернета, а дедушки с бабушкой не было дома. Подслушанный вечером разговор дал мне возможность подозревать, что оба решили вмешаться в ход расследования. Пряникова наверняка не просто отправили во временный отпуск, а еще и подозревают в соучастии убийства, ведь по сути, он теперь такой же подозреваемый с мотивом и, вероятно, с возможностью. Хотя я сильно сомневалась, что у него хватит ума приготовить смертельный яд. Меня очень занимал вопрос: как в их доме оказались препараты и оборудование для приготовления отравы? Где же она находилась? Или Пряниковы (я позволила себе назвать Ольгу фамилией мужа) действительно подмешали смертельную жижу в лекарство Любови? Я решила попытать Ваську, но до этого, глядя на потную от злости Злату, я подумала, что мне не помешает помощник для следствия, этакий доктор Ватсон. В прошлый раз я назначила в Ватсоны Василия, но для данного случая у меня была припасена другая кандидатура.

После завтрака я добровольно вызвалась вымыть посуду, хотя терпеть не могла это делать, но роль Золушки позволяла мне заработать несколько лишних баллов к тому же я оставалась вне досягаемости сестрицы и ее когтистых лап. Перемыв посуду и составив ее в шкаф, я осторожно вышла из кухни и, убедившись, что сестры в доме нет, направилась на ее поиски.

Злата сидела в саду, в складном шезлонге, подставив солнцу свою бледные, как куриная тушка, кожу. Голова украшала соломенная шляпа, которую, судя по истрепанным краям, сестра сняла с бабушкиного огородного пугала. Злата лениво листала странички в социальных сетях, старательно меня игнорируя, что, собственно, ничего не значило. Я внимательно наблюдала, ка кона постепенно поджимает ноги, готовая к смертельному броску ядовитой гадюки. Поэтому я остановилась на безопасном расстоянии.

-Чего тебе? – спросила она недовольным тоном. – Отойди в сторону. Не видишь, твоя пустая башка закрывает мне солнце, и от этого загар будет неравномерным.

-Так нормально? – спросила я, делая шаг ближе. Сестрица взвилась в воздух и схватила меня за шею, прижав к земле. Я заверещала, как пойманный заяц.

-Попалась, мелочь пузатая? – злорадно воскликнула Злата. – Или ты надеялась, что тебе все сойдет с рук?

-Знаешь, - отчаянно вырываясь и пыхтя, как паровоз, проканючила я, - именно на это я и надеялась.

Злата ткнула меня лицом в землю. Моя щека тут же пропиталась ароматом сырости и прелой листвы. Злата с наслаждением ткнула меня в листья еще раз.

-Я всегда говорила, что месть – блюдо, которое едят холодным, - с удовольствием хихикнула она. – И сейчас ты отведаешь его сполна.

Когда Злата начинает выражаться вычитанными в статусах фразами, меня начинает подташнивать. К тому же запах сырости мне изрядно надоел, оттого я произнесла, тщательно выговаривая слова, что было весьма затруднительно, когда тебя душат:

-Перед тем, как твоя месть осуществится, могу я задать тебе один вопрос?

-Опять твои штучки? – хмыкнула Злата, но, затем, согласилась: - Задавай. Это лишь на мгновение отсрочит мою месть, сделав ее более сладкой. Только не рассчитывай, что сможешь затянуть процесс надолго и тебя кто-то спасет.

-Хорошо, - ответила я. – Я быстренько. Скажи, когда ты была моложе, мама не говорила тебе, что маленьким девочкам нельзя садиться в машины к взрослым дядям?



Георгий Ланской

Отредактировано: 16.10.2019

Добавить в библиотеку


Пожаловаться