Варвара Спиридонова, ныне покойная

13

Марк проснулся от сурового гавка Бисмарка, улыбнулся, ощущая теплый шарик, согревающий ему щеку.

— Привет, — сказал он, прикасаясь пальцами к теплу на своей коже. — Я соскучился, Варь. Тебя давно не было.

Слишком давно, но паузы между визитами Варвары становились всё длиннее.

И Марк уже привык.

Почти.

Не слишком, в общем-то, и сложно повсюду таскать пару тонн тоски на своем сердце.

Шарик покружился на его лице, согрел грудь и плечи.

И от этого тепла холод разливался изнутри.

Марку вдруг показалось, что Варвара прощается с ним.

— Ты не можешь или не хочешь? — безнадежно спросил он.

 

Она пришла через одиннадцать дней, снова будучи Гренландией Брик.

— Она вчера вернулась с кладбища и попросила не возвращать её тело как можно дольше, — уныло сказала Варвара, помешивая кофе.

— Вот как, — Марк так волновался от её появления, что не рисковал взять свою чашку. У него тряслись руки.

— Что делают те, у кого умирают любимые люди?

— Горюют, — отозвался Марк глухо. — Что с тобой?

— У меня депрессия, — объявила Варвара. — Я утратила смысл своего существования.

— Разве он заключался не в том, чтобы изводить меня?

— Я тебя уже извела, — мрачно ответила Варвара. — У тебя один нос на лице остался. Ты совсем перестал есть?

— Да нормально я ем.

— Ты просто перекладываешь еду на тарелке.

Марк раздраженно дернул плечом.

— Чем ты занималась всё это время?

— Ничем. Болталась по городу без всякого смысла. Мне всё меньше хочется залезать в людей. Мне нравится быть бесплотным духом, все меньше мыслей, все меньше чувств… я заканчиваюсь, Марк.

 

Он ничего не ответил, потому что и сам думал также.

Варвара заканчивалась, и не было в этом мире такой силы, которая добавила бы ей еще хоть немного времени.

Марк прижался лбом к рукам оперной дивы Гренландии Брик, крупные кольца оцарапали кожу.

— Я люблю тебя, — сказал он без всякого смысла. — Я так люблю тебя.

— Дураааак, — выдохнула она беспомощно. — Почему ты такой дурак?

— Ладно, давай подумаем обо всем этом разумно, — Марк вскинул голову и улыбнулся окончательно расстроившейся Варваре.

— Разумно о разгуливающем в чужих телах трупике?

— Принципы работы мозга имеет квантовую природу. Душа — это всего лишь нейроны, которые у тебя почему-то не разложились вместе с телом, а приняли иную форму.

— Всякой девушке приятно послушать о собственном разложении, — возмутилась Варвара.

Марк встал и достал из шкафа стопку книг.

— «Физика душ. Квантовая теория о жизни, смерти, бессмертии и реинкарнации», — с изумлением прочитала Варвара. — «Новая парадигма — сопоставление физики и паранормальных феноменов»… Марк, ты совсем рехнулся? Как ты можешь верить в эту паранормальную чушь?

— Ни во что я не верю, — огрызнулся Марк. — В привидения, между прочим, тоже.

— Ну знаешь ли!

— Нам нужно просто понять, куда закачать твою операционную систему.

Варвара от возмущения даже забыла о своей меланхолии.

— Эй вы, — завопила она, — мой дорогой убивец! Я попрошу проявить почтение к моему бессмертному духу!

— Тебя просто надо куда-то сохранить, — убежденно заявил Марк. — Только сохранить не твою ДНК, а твои чертовы нейроны, не знающие покоя.

— Мой бессмертный дух!

— Варвара, не вопи, — Марк склонился над ней и поцеловал ее в лоб. — Всё будет хорошо.

— Что будет хорошо?!

— Я не собираюсь страдать от безнадежной любви из-за такой козявки, как ты.

— Что за эгоистичное животное!

Марк засмеялся.

— Давай не будем обзываться, — примирительно сказал он. — Мы подсадим твой бессмертный дух к кому-нибудь с болезнью Альцгеймера.

— Что? — у оперной дивы Гренландии Брик так широко распахнулась челюсть, что Марку показалось, что она вот-вот запоет какую-нибудь сольную партию.

— Не хочешь Альцгеймера, бери Крейтцфельд-Якоба.

— Ты собираешься засунуть меня в дряхлую безумную старушку?!

— Это возрастная дискриминация.

Варвара вскочила.

— Ты чокнулся, — воскликнула она с чувством. — Окончательно чокнулся.

Марк поймал её в дверях. Поцеловал не то чтобы слишком нежно, скорее энергично.

— Приходи завтра.

— Ни за что больше не приду к такому психу, как ты.

— Что тебе терять, Варвара?

— Мне — нечего. А вот ты растерял все свои мозги.

— В конце концов, чем тебе не угодили дряхлые безумные старушки?

— Извращенец! — глубоким хорошо поставленным голосом завопила Варвара. — Геронтофил! Убийца!

— Ладно, — согласился Марк и снова поцеловал её. У Гренландии были полные, чувственные губы, из которых сочилась печаль.

 



tapatunya

Отредактировано: 17.11.2019

Добавить в библиотеку


Пожаловаться