Ваш новый класс — Владыка демонов

Размер шрифта: - +

Глава 4

Глава 4

Первый успех

 

Тяжело быть Владыкой демонов. Ещё тяжелее, если тебя им сделали, ничего не объяснив. Втройне тяжелее, если всё, что у тебя есть, это навык бега и возможность иногда кидаться молниями.

В общем, мой план полностью провалился, а первый бой принёс два серьёзных разочарования.

Первое - молния оказалась неэффективной против робота. Электрические разряды стекали с него, словно с гуся вода, оставляя лишь лёгкие подпалины в точке удара. Может он в принципе не боялся электричества, а может корпус выступал в качестве клетки Фарадея, защищая начинку от повреждений. И если бы я вспомнил о такой возможности раньше, пожалуй, подумал бы ещё дважды или трижды перед тем как изучать магию молний.

Из этого я вывел ещё один совет будущему попаданцу - обязательно освежить школьный курс физики. А то мало-ли, вдруг придётся кидаться молниями в бешеный гексапод… 

Второе разочарование - Ходун не давал даже шанса нарезать вокруг него круги.

Несмотря на все мои старания начать бой из укромного места и ударить автоматону в спину, получилось ровно наоборот. Железяка ясно представляла, где я нахожусь, и не стеснялась вести огонь по укрытию. Так что, как бы я не бегал, как бы не пытался прятаться по зданиям и закоулкам, Ходун неотступно преследовал и выкуривал меня.

В итоге я оказался посреди широкой улицы, лицом к лицу к автоматону. Палило жаркое полуденное солнце, ветер гнал волны пыли и мусора по брусчатке. А мы с гексаподом напряжённо замерли, словно ковбои, готовящиеся выхватить револьверы и всадить в оппонента горсть свинца. Ну, точнее, это я напряжённо замер, а Ходун просто стоял и, скорее всего, просто завершал прицеливание. И стоило увидеть первые признаки готовящегося выстрела, я интуитивно ударил по роботу самой мощной молнией, какую смог создать. И успел ровно в тот момент, когда орудие полыхнуло.

К чести Аллегри, на счёт силы она всё же не наврала. Жахнуло прямо таки по-царски, со всеми положенными спецэффектами и раскалённым воздухом, едва не опалившим кожу. От раската грома и ослепительной вспышки, сопроводивших удар, я на несколько секунд оглох и ослеп, а ударная волна отбросила меня на пару метров назад.

Держась за рёбра, что многого натерпелись за сегодняшний день, я поспешно встал и вернувшееся зрение открыло мне впечатляющую картину. Ходун, неуклюже перебирая лапами, пытался встать, но получалось у него плохо. Вся передняя часть корпуса лишилась обшивки, обнажив причудливые приводы, поршни, шестерни, тросы и мягко пульсирующие красным кристаллы, судя по всему, служащие источниками энергии.

Из некогда шести лап, рабочими у гексапода остались лишь четыре. Одну, среднюю по правой стороне, кто-то оторвал ещё до моей встречи с автоматоном. А после этого взрыва левая передняя, вывернувшись под углом, просто повисла и волочилась по брусчатке, всячески мешая роботу нормально передвигаться. Но, что самое важное, пушка гексапода теперь напоминала груду скрученного изорванного металла и, насколько я мог судить, уже никогда не сможет выстрелить.

Судя по всему, молния угодила прямо в сгусток энергии, которой атаковал гексапод, и заставила его сдетонировать прямо возле дула, что и привело к таким внушительным повреждениям. Я попробовал представить, что случилось бы со мной, стой Ходун на десяток-другой метров ближе и содрогнулся. В очередной раз отбитые рёбра - это я ещё оооочень легко отделался.

Учитывая, что автоматон остался без своего единственного орудия, я собирался просто и без затей шарахнуть ещё одной молнией прямо в зияющую на корпусе брешь, надеясь, что это окончательно выведет его из строя.

— Ну что, железка! — крикнул я с каким-то злым азартом. — Свернуло хобот, да? Ну иди сюда, я тебе его сейчас с концами обломаю!

Словно отвечая на мою подначку, Ходун злобно и коротко взвыл сиреной, и кристаллы в его механизмах, вместо мягкой пульсации, ярко вспыхнули, чуть ли не до цветных пятен в глазах. После чего автоматон припал к земле и… прыгнул.

Ещё до того как мои мозги сообразили, что к чему, орган, первым чувствующий грозящие ему приключения и неприятности, уже дал команду ногам бежать как можно дальше и быстрее. И очень вовремя. Я едва успел рвануть в сторону ближайшего переулка, как на моё прежнее место, расставив лапы, рухнул Ходун, проскрежетав железным брюхом по мостовой.

И лишь когда я уже оказался одной ногой в переулке, до меня, наконец, дошло, что чёртово ведро с болтами включило систему самоуничтожения. И не просто включило, а ещё и попыталось напрыгнуть на меня, чтобы точно не оставить никаких шансов на бегство. Нет уж, на такие обнимашки я не согласен!

Неимоверно обрадовавшись тому, как быстро и чётко сработала моя седалищная интуиция, я припустил как можно дальше от робота-камикадзе. Но далеко сбежать не успел. В проулке резко стало светло, рявкнул взрыв, я глупо заболтал ногами в воздухе, получив суборбитальный ускорительный пинок от взрывной волны и, замысловато матерясь, отправился на свидание со стеной прямо по курсу. 

 

***

 

— Шамана! Шамана! Человека проснулся!

Именно этот истеричный вопль, грохот опрокинутого стула и торопливый удаляющийся топот стали первыми звуками, что я услышал, когда пришёл в себя и открыл глаза.

Передо мной оказался деревянный потолок, покоящийся на мощных, потемневших от времени балках. Тени от них рвано подрагивали в такт какому-то источнику пламени, что освещал помещение.

Сбросив с себя колючее и жаркое шерстяное одеяло, едва не застонав в процессе от саднящей боли по всему телу, я спустил ноги на пол и сел на кровати. Пожалуй, мне стоило удивиться, что я очнулся не в куче грязи и щебня, в той самой подворотне, где меня застал взрыв, а на чуть жестковатой, но всё же кровати. С шерстяным одеялом и огромной подушкой.



Александр Шихорин

Отредактировано: 02.12.2019

Добавить в библиотеку


Пожаловаться на подписку