Ваше алиби - лажа!

Размер шрифта: - +

= II =

В кабинете господина Пупкина действительно царил некоторый бардак. По полу шелестели какие-то бумаги, то и дело подгоняемые врывающимися через раскрытое окно порывами ветра. Легкие полупрозрачные занавески колыхались, надуваясь белоснежными парусами.

Сам же хозяин этого кабинета и дома в целом сидел в кресле, завалившись на громоздкий письменный стол под зеленым сукном и неестественно изогнув шею набок. Его мертвецки бледное лицо исказилось в довольно безобразной гримасе. Рука с искривленными в предсмертной агонии пальцами протянулась через весь стол в направлении входной двери, будто моля о помощи. Все в действительности соответствовало рассказу молодой невесты покойного, бедняжки Милены Михайловны.

Я невольно вздрогнул и покосился краем глаза на медсестру, но та оставалась на удивление спокойной. По крайней мере, присутствие покойника не пугало и не раздражало Марину Георгиевну.

- Закройте, пожалуйста, окно, - распорядилась она, склонившись над телом. - Дует.

- Do it... yourself, - отшутился я созвучной репликой по-английски, но не получил одобрения. - Простите... это, видимо, от нервов.

Женщина одарила меня таким хлестким, жестким и даже будто бы осуждающим взглядом, что я почувствовал себя провинившимся школьником перед взором строгой учительницы.

Я подошел к окну и осторожно выглянул за занавески. Мысль о сбежавшем через окно преступнике сразу же опровергалась наличием тяжелой чугунной решетки, через просветы в витиеватых прутьях которой не проскочил бы и ребенок.

- Убийцы в доме нет, - неожиданно произнесла вслух Марина Георгиевна.

- Почему?

- Потому, что это не убийство, - не задумываясь, ответила медсестра.

- С чего такие скоропалительные выводы?

- Смотрите сами, - пригласила она. - На лицо явные признаки инфаркта. Распахнутые окна... ему не хватало свежего воздуха. Опять же сорванный шейный платок... вот он во второй руке Адольфа Карловича... И лежит покойный на столе, явно ослабев и потеряв равновесие на момент приступа... Да, и таблетки аспирина, как видите, присутствуют среди прочих.

Я опустил взгляд, изучая таблетки. Аспирин я узнал сразу, но кроме этого здесь же были и другие медицинские препараты, частично расфасованные по отделениям контейнера-недельки и также частично просыпанные по зеленому сукну письменного стола.

- Точно определить, случился инфаркт или нет, можно при помощи ЭКГ при условии, что пациент жив. В нашем же случае точно можно будет сказать только после вскрытия, - тем временем продолжала Марина Георгиевна. - Но... поверьте, Евгений Сергеевич, я не первый год наблюдаю за Адольфом Карловичем.

- И все же я не отрицаю вероятность предумышленного убийства, - сказал я. - Дождемся полиции и медэкспертов.

- Вам скучно? - фыркнула медсестра. - Начитались детективов?

- Отнюдь, - пожал плечами я. - Инфаркт же может быть вызван приемом несовместимых препаратов?

- Может, - согласилась Марина Георгиевна и ее голос едва заметно дрогнул. - Но...

- Я где-то читал, - пояснил я, перекатывая по столу ту или иную таблетку кончиком карандаша. - А вам, как медработнику, это должно быть известно наверняка... Существует серьезная опасность приема препаратов для потенции при гипертонии. Адольф Карлович ведь был гипертоником, не так ли?

- Совершенно верно, - подтвердила медсестра, переключив внимание с меня на разбросанные по столу таблетки. - Это обусловлено тем, что... многие лекарства для повышения потенции... обладают определенными свойствами, так сказать, противоречащими действию назначенных медикаментов от гипертонии.

- И параллельный прием и тех, и других, - продолжил я. - Может привести к опасным для жизни реакциям организма. Например, нитроглицерин и так называемая Виагра...

- Сосудо-расширяющие средства, что способны снизить артериальное давление до критического уровня, - подтвердила женщина.

- Что и привело к летальному исходу, - подытожил я.

Я демонстративно указал Марине Георгиевне на несколько таблеток ядовито-голубого цвета с изображением лошадиной головы.

- Он этого не принимал, - подтвердила мои догадки медсестра. - Я знаю все, что было выписано Адольфу Карловичу и...

- Пойдемте в гостиную, - предложил я, взял женщину под локоть и насильно вывел из кабинета, при этом плотно закрыв за нами дверь.

Мы вернулись в гостиную, буквально с порога ловя на себе вопросительные, молчаливые взгляды ожидающих нас с Мариной Георгиевной людей. Медсестра вернулась в то же кресло у камина и жестом попросила горничную подать ей бокал вина. Девушка торопливо исполнила просьбу, с неохотой отрывая от меня любопытного взгляда.

- Господа, - начал я, окинув взглядом всех сразу и каждого в отдельности. - Хотите знать, как погиб господин Пупкин?.. Или может быть убийца пойдет на чистосердечное признание и сам расскажет нам о совершенном им злодеянии?

- Что вы несете, Холмсин?! - рассерженно огрызнулся Дмитрий Викторович.

- А это было убийство? Вы уверены? - переспросила Татьяна Ивановна, от нескрываемого волнения нервно поглаживая бездушную мордочку лисы, лежащую на ее плечах.



Жан Гросс-Толстиков

Отредактировано: 30.03.2019

Добавить в библиотеку


Пожаловаться