Ваше алиби - лажа!

Размер шрифта: - +

= IV =

Первым в кабинет покойного ворвался Николай Владимирович, мы же поднялись на второй этаж особняка толпой и теперь теснились в коридоре.

- Все чисто! - донесся голос водителя-телохранителя. - Здесь никого нет...

После его слов я переступил порог кабинета, остальные вошли следом за мной, сохраняя молчание и тревожные маски на лицах.

- Действительно, никого нет, - подтвердил я, указывая на пустое кресло за письменным столом.

- Где же Адольф? - спросил Дмитрий Викторович.

Мало того, что его слова прозвучали, как "дежа вю", так еще с первого этажа, из гостиной, снова послышался бой все тех же напольных часов.

- Семь, - подытожил Александр, по какой-то своей привычке ведущий счет времени. - Странно...

- Странно, что прошел час? - переспросил я, не понимая, что может быть удивительного в довольно обычном бое часов.

- Странно, что часы не остановились, - задумчиво пояснил сын олигарха. - Знаете, в остросюжетных и детективных кинолентах личные часы, будь то настенные, напольные или ручные, всегда останавливаются в момент смерти своего хозяина... А папенька очень любил эти часы.

- Но мы не в кино, - безучастно пожала плечами медсестра.

- Это не важно, - отмахнулся Александр. - Часы не остановились... покойника на месте нет.

Молодой человек обвел всех присутствующих загадочным взглядом, будто видел впервые и изучал лица, пытаясь запомнить черты и особые приметы каждого. На своей несостоявшейся мачехе он задержал взгляд намного дольше остальных и злорадно улыбнулся.

- Вы специально пугаете меня? - тяжело вздохнула Милена, испуганно переводя взгляд из угла в угол.

- Куда же он мог уйти? - озвучила общую мысль Татьяна Ивановна.

- Уйти? - с придыханием от замирающего в груди сердца прошептала молодая невеста покойного. - Но он же умер...

- Вот, еще зомби нам тут не хватало, - сказал Александр и пугающе тихо позвал. - Папенька... Ау...

- Как это зомби? - едва не плача, переспросила Милена.

- Николай Владимирович, если что, - продолжал глумиться молодой человек. - Стреляйте ему в голову!.. Не жалейте его... Это больше не Адольф Карлович, каким мы все знали его раньше.

- Саша! - огрызнулась его мать.

- А вы уверены, что Адольф был тут... мертвый? - спросил Дмитрий Викторович.

- Скорее мертв, чем жив, - констатировала Марина Георгиевна. - Я лично осматривала тело... в присутствии господина адвоката. Не так ли, Евгений Сергеевич?

- Подтверждаю, - кивнул я. - Я тоже в состоянии отличить живого человека от мертвого.

- И где же он? - переспросил друг и коллега покойного.

- Мой зайчик, - всхлипнула Милена, обходя стол и присаживаясь на корточки около виднеющейся из-за громоздкого стола руки господина Пупкина.

Мы все подошли ближе и молча уставились на распластанное на полу тело господина Пупкина, соскользнувшее с прежнего места и рухнувшее на пол.

- Может перенести его хотя бы на диван? - предложила Милена и протянула руку к запястью покойного, но я остановил ее.

- Не трогайте, если не хотите оставить лишние отпечатки пальцев до приезда полиции.

- Ой, - пискнула девушка и отдернула руку прочь.

- Евгений Сергеевич, - усмехнулся Дмитрий Викторович. - Вы крайне небезразличны к судьбе Милены Михайловны. 

- Отнюдь, - пожал плечами я. - Мне совершенно все равно. Просто не хотелось бы вводить следствие в тупик наличием дополнительных отпечатков.

- Дополнительных ли? - язвительно заметил Александр и тотчас же получил колкий взгляд молодой невесты покойного.

- Адольфу Карловичу уже ничем не поможешь, - подытожил Николай Владимирович. - Адвокат прав. Пусть уж лежит, как есть. Не будем мешать полиции.

Я уже начал было аккуратно подгонять всех к выходу из кабинета бывшего хозяина дома, как вдруг Милена по неосторожности наступила на что-то хрупкое. В иной ситуации она бы возможно переступила, так как довольно внимательно смотрела себе под ноги и шла осторожно. Но предмет оказался скрыт одним из листов бумаги, все еще разбросанных недавним сквозняком по комнате. Жалобный треск, характерный для предметов из пластмассы, заставил девушку резко отскочить в сторону и она едва не упала, вовремя подхваченная Дмитрием Викторовичем.

- Благодарю, - выдохнула она, встретившись взглядом со своим спасителем.

- Что вы там раздавили? - поинтересовался мужчина, легко приподняв Милену и безучастно прислонив ее к стене, как неживую куклу.

Он поддел лист бумаги носком туфли и склонился над продолговатой черной коробочкой, напоминающей футляр от очков, если бы не несколько кнопок и мембрана встроенного динамика.

- Диктофон? - догадался Дмитрий Викторович, из любопытства забыв об осторожности оставить собственные отпечатки пальцев на вероятной улике. - Так, так... 



Жан Гросс-Толстиков

Отредактировано: 30.03.2019

Добавить в библиотеку


Пожаловаться