Ваше алиби - лажа!

Размер шрифта: - +

= V =

К слову сказать, в кабинете господина Пупкина было не очень светло. Приятное глазу желтоватое рассеянное освещение, передаваемое матовыми лампами-полусферами на стенах. Поэтому яркий свет включившегося монитора буквально вспорол полумрак кабинета. Я невольно обернулся на этот условный раздражитель.

На экране высветилось незакрытое окно компьютерной программы с функционалом электронной почты. Проследив за моим взглядом, в сторону монитора обернулся и Николай Владимирович.

- О, почта не закрыта, - констатировал он.

- А это интересно, - сказал я, приближаясь к столу.

- Господа, имейте совесть, - вздохнула Марина Георгиевна. - Читать чужую почту, скажем, просто непорядочно...

- В самом деле, - поддержал медсестру Дмитрий Викторович. - Это во-первых... А во-вторых, как друг и коллега покойного, я запрещаю вам лезть в почту Адольфа. Там может быть что-то важное касательно нашего бизнеса.

Мужчина шагнул мне наперерез, протягивая руку с растопыренными пальцами, будто намеревался закрыть двадцати дюймовый монитор раскрытой ладонью.

- Вот именно, - согласился я, но не отступил от намеченной цели. - Взгляните сами... 

- Что там? - заинтересованно спросил Александр.

- Я так понимаю, копия письма от адвоката, - сказал я, наклоняясь к монитору.

- От вас что ли? - спросила Татьяна Ивановна.

- Нет, от другого, - ответил я, ухмыльнулся и бросил косой взгляд на едва заметно побледневшего бизнес-партнера господина Пупкина. - Видимо, по случайности письмо было отправлено и вам, Дмитрий Викторович, и вашему коллеге... Адольфу Карловичу.

- Закройте немедленно! - потребовал мужчина. - Это конфиденциальная информация!

- Опа! Неожиданный поворот сюжета, - удивленно воскликнул Александр, влезший между мной и Дмитрием Викторовичем. - Да, тут шпионские страсти!..

Молодой человек схватил монитор обеими руками и развернул к себе, тем самым моментально прекратив всяческие попытки друга и коллеги господина Пупкина скрыть переписку от нас.

- Дело сложное, - кашлянув в кулак и зачем-то театрально изменив голос, зачитал Александр текст электронного письма. - Судиться нет смысла. Контрольный пакет акций находится у Пупкина. Исключение, пункт шесть-четыре вашего договора... С уважением Гуляко Богдан Олегович. Коллегиум Адвокатус, центр юридических услуг. Регистрационный номер в реестре адвокатов, адрес, телефон, факс... Кто еще пользуется факсами? Прошлый век какой-то.

- Дмитрий Викторович, - прищурив глаза, обратился я к нечестному на руку партнеру господина Пупкина. - А что значится под пунктом шесть-четыре в вашем договоре?

- Я не помню, - быстро ответил Дмитрий Викторович, видимо, первое, что пришло ему в голову.

- И все же, - подхватил Александр. - Постарайтесь вспомнить... Это теперь крайне важно и очень интересно нам всем.

- Хомо хомини лупус ист, - с каким-то особым пафосом продекламировал Николай Владимирович, чем ненадолго привлек к себе всеобщее внимание.

- Что вы сказали, Микалай Владимирович? - спросил я.

- Человек человеку волк, - пояснила Марина Георгиевна и тут же уточнила, заметив недопонимание в наших глазах. - Латынь, господа. 

- Да уж, подло с вашей стороны, Дмитрий Викторович, - согласился сын олигарха. - Не ожидал от вас... Не ожидал.

Оставив монитор в покое, Александр обошел письменный стол покойного отца и по-хозяйски вытянул верхний ящик. Я проводил его вопросительным взглядом, но от комментариев воздержался.

- Так я и предполагал, - озвучил свое поведение он, извлекая увесистую папку в солидном переплете из красной кожи. - А вот и договор... Желаете взглянуть, господин адвокат?

- Будьте так любезны, - кивнул я, принимая папку из рук Александра.

Быстро пролистав до нужного пункта, я зачитал искомое с такой важностью, будто произносил не допускающий возражений приговор новому подозреваемому по делу об убийстве господина Пупкина.

- Пункт шесть-четыре... В случае смерти одного из партнеров все активы компании передаются второму, - я выдержал небольшую паузу, при этом окинув присутствующих многозначительным взглядом. - И далее... доля покойного распределяется между наследниками согласно завещания, но без ущерба делопроизводству.

- А ларчик просто открывался, - ехидно ухмыльнулся сын покойного олигарха.

- Хорош партнер, нечего сказать! - злорадно рассмеялась Татьяна Ивановна. - А ведь Адольф доверял вам, Дмитрий Викторович... как себе.

- Я попрошу обратить внимание, господа, - взволнованно сказал "обвиняемый". - Без ущерба делопроизводству!..

- И что с того? - фыркнула бывшая супруга господина Пупкина.

- А то! - ответил Дмитрий Викторович, многозначительно сотрясая над головой рукой с все еще зажатым в ней диктофоном. - Последнее время Адольф отошел от дел... Нарушал все договоренности... Не являлся на заседания... И виной тому кто?.. Милена Михайловна! 

- При чем здесь я? - возмутилась Милена.



Жан Гросс-Толстиков

Отредактировано: 30.03.2019

Добавить в библиотеку


Пожаловаться