Василек: сердце влюбленного дракона

Размер шрифта: - +

8

- Все будет хорошо, - окликнула хозяйку. – С Ладой. Но как только вернется госпожа Венера, вам следует ее пригласить. Пусть осмотрит, проверит, нет ли воспаления и… поможет.

- Он знает? – шепотом спросила орковица, намекая на дракона, я мотнула головой и приложила палец к губам. У драконов слух отменный, может даже через стены и запертые двери услышать. – Отнесла бы ты ему одежду чистую. Он как вышел из комнаты – сразу на улицу отправился, знаки какие-то в воздухе чертить. Невзирая на дождь!

Мы обе подошли к окну. Милорд искрящимся аметистом чертил незнакомые мне руны. В отличие от госпожи Архильды, я видела магию и чувствовала ее. Сейчас в воздухе мерцали десятки небольших знаков.

- Красив, - мечтательно произнесла орковица, сжимая белоснежный передник.

- Это да.

Я с восхищением наблюдала за плавными движениями дракона. Его волосы, выбившиеся из прически, облепили лицо, намокшая рубашка обнимала мускулы, а глаза сияли аметистовым светом. Он так хорош был в этот миг, что ни я, ни госпожа Архильда, глаз отвести не могли.

- И добр.

- Да, - прошептала одними губами.

При первой нашей встрече я и представить не могла, что дракон умеет роды принимать! Или может проявить сострадание и даже нежность! А уж каким грубым и невыносимым он показался в гнезде и позже, в карете, когда я от него сбежала. Кошмар, а не мужчина! И вот теперь… Теперь его совсем не узнать.

Дракон что-то прорычал на своем языке, сиреневые руны задрожали, вспыхнули и исчезли.

- И любит тебя.

Когда Ролдхар неожиданно повернулся, мы с орковицей резко отпрянули от окна. Я уронила табуретку, а госпожа едва не упала, налетев на стол. Вскоре милорд, весь сырой, но довольный, показался на кухне. Он разглядывал нас с нескрываемым любопытством. Орковица смущенно теребила фартук, я и вовсе разглядывала доски на полу.

- Может, баньку? – первой отмерла хозяйка.

- Полотенца и сухой одежды будет достаточно. Малыш?

- Уснул, - отважилась поднять глаза, но тут же об этом пожалела. Почему милорд так смотрел? От такого взгляда сердце невольно замирает.

- Ты приручишь любого зверя, - без удивления заметил владыка и отправился в комнату, куда указала орковица.

Неловко как-то стало. Потрескивали поленья в печи, барабанил дождь по стеклу, мурлыкала на лавке кошка. Но я слышала лишь, как в груди громко-громко сердце колотится.

- Отнесла бы ты мужику своему одежду да полотенце, - снова засуетилась госпожа Архильда, протягивая мне стопку. – Простынет ведь.

- Он не мой, госпожа Архильда, - но одежду приняла, не став объяснять, что от простого дождя дракон не простынет.

- Я на свете прожила достаточно, Василек, чтобы разбираться в двух вещах: кружевах и мужчинах, - улыбнулась женщина, но добавила с тревогой: – Вот только дракон…

Да. Дракон – погибель для любой ведьмы.

- Он – не мой, - произнесла твердо. – Но ваша забота – бальзам для моего сердца. Может, заглянуть к вашему супругу? Я бы могла…

- Иди, Василек. Владыка ждет. А Кыхард сегодня у брата. Получше ему, вот и гостит. Массаж твой помогает, на ноги его ставит!

Идти к дракону не хотелось. Оставаться с ним наедине в комнате не хотелось еще больше. Не знаю почему, но при мысли об этом все внутри обмирает. Орковица грустно вздохнула, провожая меня тяжелым взглядом, а я шла очень медленно, прижимая к груди несколько рубашек и полотенца. Остановилась возле нужной двери, но стучать не спешила.

- Я чувствую, что ты там. Входи, Анотариэль.

Решилась. Вошла.

Пожалела.

Дракон стоял в одних штанах. Сырая рубашка брошена на пол, распущенные волосы завились кольцами, облепили шею и грудь, вода с них капала на обнаженный торс. Пресветлый василек! Когда инициацию с изумрудным драконом проходила, я даже не разглядела ничего. Темно было, да и не раздевались мы толком. А тут владыка во всем великолепии, от которого я глаз оторвать не могла! Словно зачарованная, следила, как крупная капля упала на его грудь, очертила ее, скользнула по торсу, медленно поползла по упругим бугоркам ниже и впиталась в жесткий пояс брюк. Я беззастенчиво разглядывала фигуру владыки, пока взгляд не замер на груди Ролдхара, где на кожаном шнурке покоились какие-то подвески, а среди них небольшой аметист. В форме сердца.

«Сердце влюбленного дракона» - фраза леди Рейнгард.

Сердце владыки драконов. Вдруг, имеется в виду амулет? Всего лишь безобидный камень в форме сердца? Что, если в нем мое спасение?

- Полотенце? – хрипло произнес дракон.

- Полотенце? – не сразу поняла, о чем он говорит. Все мысли были о камушке на его груди. – Да, полотенце! Конечно… - положила стопку на стул, достала из нее необходимое и протянула мужчине. - Вот это для тела, а это для волос. Волосы у вас очень красивые, милорд!

Тут же пожалела о врожденной непосредственности. Ну что же я за человек!

- А тело? – тут же поинтересовался Ролдхар, промакивая полотенцем капли.

Отвела взгляд, а затем и вовсе отвернулась. Мало того, что мы наедине, так еще и в такой компрометирующей ситуации! Моя репутация всегда была кристально чиста, не хотелось бы ненужных слухов. Я и помолвленный мужчина…

- Поздно смущаться, Анотариэль, - с насмешкой произнес дракон. – Ты уже подробно рассмотрела все, чем наградила меня природа.

- Не думаю, что это заслуга природы, милорд.

- Кто? – раздалось над самым ухом, а всей спиной я почувствовала опасную близость дракона, чей зверь сейчас свернулся ласковым котенком и был спокоен, словно удав. Приятно, что мое присутствие действует на ящера владыки таким образом, но… Но!

- Ролдхар, - прошептала, боясь даже дышать, не говоря уже о том, чтобы повернуться.



Екатерина Романова

Отредактировано: 21.05.2019

Добавить в библиотеку


Пожаловаться