Василис Прекрасный или как выйти замуж и не превратиться...

Размер шрифта: - +

Глава 3. Из огня да в полымя

С работы я сбежала на полчаса раньше, сославшись на встречу с автором одной из книг, над иллюстрациями к которой я работала. Встреча, кстати, действительно была и прошла очень хорошо. Мой побег не остался незамеченным. Садясь в машину, я взглянула на свой смартфон и увидела двадцать три пропущенных от Иннокентия. М-да. Это он еще не знает, что я задумала. Что же он делать-то будет, когда я в среду не появлюсь на работе?

Размышляя над ситуацией, в которую по стечению обстоятельств и собственной глупости попала, я заруливала во дворик возле нашего дома. В квартире горел свет в комнатке Марьи Филипповны. У Милки было темно. Посмотрела на часы: в это время мы обычно уже дома.

В ноги бросился радостный и голодный Золотинка, по-кошачьи матеря нерадивых хозяек за задержки в поставках питания. Разобравшись с котом, осмотрела кухню и поняла, что никто ничего не готовил. Хотела уже позвонить подруге, но услышала чьи-то тихие рыдания дальше по коридору.

Моя Мила лежала на кровати в полной темноте и рыдала. Судя по тому, что она так и не переоделась, истерить она начала с порога. Не включая свет, подкралась к ней и тихонько села на кровать. Мила, когда плачет, сущий ребенок, потому как делает это старательно и взахлеб, пока нос и уши не станут пунцовыми.

- Милок, ты чего, моя хорошая? Ну-ка, иди сюда, - обнимая, привлекла подругу к себе.

Конечно, я боялась, что она меня оттолкнет после тех идиотских слов, которые вроде и не я сказала, а кто-то моими губами. Не оттолкнула, прижалась и зарыдала пуще прежнего.

- Так, быстро говори, это тебя Кеша обидел? Или эти швабры цвета фуксии? – потребовала я, отодвигая Милу и заглядывая в ее заплаканные глаза.

- Не… обидели… - выдала она и зарыдала вновь. – Гордеевна…. А я… не хочу…- не могла успокоиться подруга.

Я ласково вытерла ее слезинки и улыбнулась.

- Если ты из-за своего назначения так расстроилась, то не переживай! Я ему устрою Кузькину мать! Пока Гордеевну не вернет, пусть не рассчитывает на мое общество! Тиран! – заявила я.

Мила немного отдышалась и таращила на меня свои глазищи.

- Ты в себя, что ли пришла? – недоверчиво спросила она.

Я кивнула и крепко ее обняла.

- Прости меня за те глупые слова. Понимаешь, их как будто и не я говорила. Простишь?- с надеждой спросила я, и Мила кивнула, обнимая меня в ответ.

Позже, когда мы пили на кухне чай, я поведала подруге, что хочу уехать на несколько дней. Родительский дом не лучшее место для принятия решений, но надо пользоваться моментом, пока меня опять не накрыла странная зависимость от Кощеева.

- Он тебя не отпустит, ты же понимаешь! – сдвинула бровки Мила.

- Зато ты отпустишь! С завтрашнего дня ты его заместитель. Вот и замещай! Подписывай приказы на отпуск за свой счет, например, - улыбаясь, сказала я.

Раздался звонок в дверь. Мы переглянулись. Открывать не хотелось совсем, но я все же пошла к двери, Мила прикрывала тылы, выглядывая из кухни. Разумеется, это был Кеша. Что я там говорила про черную полосу? Оказалось, что примирение с Милой не было ее завершением, и двери открывать все же не стоило.

Открыла и обмерла. От сияющего холеного самца не осталось и следа. Кеша выглядел так, будто не ел и не пил несколько дней, занимаясь изнуряющей физической работой. Волосы потускнели, а зрачки стали больше, заполонив своей чернотой почти весь глаз. Видели фильмы про зомби-апокалипсис? Так вот, именно он и постучал в мою дверь в дорогущем костюме и с ароматом от Армани.

- Иванна, - улыбка у Иннокентия получилась не ласковая, а жуткая и плотоядная.

Ох, мамочки! От ужаса хотелось захлопнуть дверь и вызвать… кого в таком случае вызывают? Охотников за приведениями? В общем, мозг хотел бежать, обороняться и спасаться, а тело не могло даже шелохнуться от страха.

- У тебя все хорошо? – спросил Кощеев и вновь выдал свой ласковый оскал.

У меня? Нет, не хорошо! Я бы сказала от слова совсем! Особенно прямо сейчас, когда ты такой тут стоишь! Не в силах что-то ответить я кивнула и обернулась к Миле, чтобы увидеть глаза-блюдца и открытый в изумлении рот.

- Не пригласишь? – наглея, спросил гость и сделал шаг ко мне, втягивая носом воздух.

От, блин! Мне стало совсем не до смеха, и как из этой ситуации выбираться непонятно.

- Я так соскучился, впусти, - гнул свое Иннокентий. Он пытался взять меня за руку, но его будто что-то не пускало. Правда, эти попытки напугали меня еще больше: у Кощеева отросли нешуточные когти!

То, что произошло дальше, было настолько неожиданно и феерично в своей невозможности, что я всю ночь прокручивала потом в памяти этот момент. Из своей комнатки шаркающей кавалеристской походкой выкатилась Марья Филипповна, на ходу лопая пирожок. Заметив жуткого гостя, а по другому-то и не назвать Кощеева в тот момент, наша бабуля подпрыгнула и, преодолев расстояние метров в пять, оказалась рядом со мной. Откусила пирожок, строго глянула на Кешу, и со словами:

- А ты навья рожа, чего тут забыл? - вдарила его с ноги так, что он скрылся из виду. Бабуся ухмыльнулась и захлопнула дверь. Только «кийя» забыла сказать.

Повернувшись к нам, Филипповна по-доброму улыбнулась, отчего ее пухлое морщинистое лицо стало очень забавным.

- Девоньки, это его вы давеча привечали? А я все чую навий дух, а понять, откуда не могу. Да спросить неудобно, - выдала бабуся. – К тебе ходит? – спросила Филипповна, откусывая  пирожок и глядя на меня. Я кивнула.

- Не переживай, без разрешения не войдет, только сама не пущай! А то будет ходить, пока всю не выпьет, - с этими словами она прошла на кухню мимо застывшей в ступоре Милки и поставила чайник на плиту.

Филипповна оказалась непросто бабушкой, как вы уже поняли. Она была домовухой, суседкой или хозяйкой в разных регионах таких и зовут по-разному. Хранила она наше жилье и нас вместе с ним. Откуда она и почему одна, без хозяев, Филипповна отвечать отказалась. Вот только из ее слов выудила я странную интересность. К нам ее приставили, чтобы такие вот как Кощеев не смогли обидеть.



Юнона Руни

Отредактировано: 27.11.2019

Добавить в библиотеку


Пожаловаться