Василис Прекрасный или как выйти замуж и не превратиться...

Размер шрифта: - +

Глава 14. Правда или ложь?

Я проснулась в панике. Неужели я опять прозевала будильник! Схватив с тумбочки смартфон, я с облегчением выдохнула: до подъема еще полчаса. Спать больше не хотелось и я, сладко потянувшись, села. В комнате было светло и пахло моими любимыми гортензиями. Пробежав босиком по мягкому ковру, я склонилась над огромным букетом, стоявшим в вазе на столе. Здесь было не меньше двадцати бутонов всех оттенков синего! Я – самая счастливая девушка на свете! Еще раз вдохнув терпкий аромат, я ласково погладила прикрепленную к букету карточку, на ней было коротко и лаконично написано: «Люблю!»

Надо идти в душ, но меня как магнитом тянуло к белоснежному облаку кружев на манекене в углу комнаты. Свадебное платье. Вспомнилось как Стеша и Сима увезли меня в Париж. Сестры умудрились убедить меня, что платье обязано быть французским. Мы гуляли по городу влюбленных, и эти хулиганки затащили меня на мужской стриптиз! Никогда не думала, что моя свадьба так нас сблизит!

Тихонько скрипнула дверь, и в комнату заглянул папа.

- О, ты уже не спишь! Волнуешься? Глупый вопрос! Конечно, ты волнуешься, - папа явно переживал гораздо больше, чем я. – Знаешь, доченька, я тут всю ночь не спал. Думал за того ли мужчину я тебя отдаю? – папа подошел ко мне и взял за руку. – Ты уверена, что он сделает тебя счастливым? Тебе ради него столько пришлось перенести!

Я не хотела говорить на эту тему в свой самый счастливый день!

- Я этого хочу, - я погладила папину ладонь и, улыбнувшись, заглянула в его глаза. – Он – самый лучший мужчина на свете! И не отговаривай меня! Мне уже не восемнадцать, -  я рассмеялась, но отец оставался серьезным.

- Хорошо. Я не буду больше об этом говорить. Просто у меня такое странное чувство… - отец нахмурился и, повернувшись, погладил меня по щеке, - неважно! Сегодня у тебя праздник! Спускайся, позавтракаем вдвоем, пока эти две сороки не проснулись!

- Сороки?  А ты про Стешу с Симой! - хоть я и поняла, о чем говорит отец, но упоминание о сороках вызвало в памяти странные видения. Не понимая, что они значат, я отмахнулась от них как от дурного сна. – Я спущусь через минут пятнадцать, - и, поцеловав отца в щеку, я направилась в душ.

Как бы я не игнорировала затаившееся где-то внутри неприятное ощущение, оно медленно растекалось в моем сознании. Радужное настроение отступало. Стоя под прохладными струями воды, я вдруг расплакалась. Только этого не хватало! Я читала, что у невест такое бывает! Истерика мне ни к чему! Опухшие глаза точно меня не украсят! Немного успокоившись, я вышла из душа и сразу набрала номер любимого.

- Моя невеста уже проснулась? – как же я люблю его голос! От каждой фразы по телу разливается тепло, а на душе становится спокойно!

- Да, - я посмотрела на синий букет, - цветы чудесные!

- Я знаю, как ты их любишь, но что с голосом? Кто обидел мою красавицу-жену?

- Мы еще не муж и жена! Придется потерпеть! - я задумалась: стоит ли говорить жениху о моих переживаниях, но решила промолчать. – Никто не обидел, просто волнуюсь. Хочется, чтобы все было идеально!

- Так и будет! Иванна, ты должна думать только обо мне! Ну, еще можешь подумать о прическе и смене наряда, но никаких волнений! Моя сестра лучший организатор свадеб в стране! – этот аргумент я слышала все три месяца подготовки к свадьбе, и сейчас он меня только позлил, но что-то менять в любом случае уже поздно. – Эй? Все в порядке?

- Да.

- Иванна, я тебя люблю! Обещаю, ты никогда не пожалеешь, что стала моей женой! – любимый говорил так искренне, что я сдалась.

- Я тоже тебя люблю, Кеша! – нажав на отбой, я подошла к окну и посмотрела в парк. Странно вот там, возле фонтана что-то росло, а теперь пустая земля. Что же там было? Я пыталась вспомнить и не могла. Я почему-то ощутила, что это очень важно: вспомнить, что именно росло на том месте! Вот только чувствовать это одно, на деле память играла со мной злую шутку. Сейчас спущусь к завтраку и спрошу у отца.

Накинув легкое платье, я спустилась вниз. Там уже от стола к холодильнику, словно японские камикадзе кружили сестры. Помню, раньше у нас были повар и прислуга. Мама была очень чопорной и требовала от нас соблюдения этикета. А теперь за столом суета и откровенный бардак. Мамочка, видела бы ты!

- Пап, а ты не помнишь, что за дерево росло на лужайке перед фонтаном, там еще миндаль и… - шум и суета стихли, и все присутствующие посмотрели на меня так, будто я покрылась бородавками.

Стеша недовольно покачала головой, а Сима отвернулась, пряча слезы.

- Я не знаю, почему ты об этом спросила, но в честь твоей свадьбы, я сделаю вид, что этого вопроса не было, - холодно сказал отец и принялся за яичницу с беконом.

Я так и застыла, не понимая, почему у всех такая реакция. Позже Стеша пошла вместе со мной наверх и по дороге пребольно толкнула локтем в бок.

- Что за шутки, Иванка? Зачем ты спросила про мамино дерево? – накинулась на меня сестра. – Ты же прекрасно знаешь, что в день ее ухода с него все листья облетели, а потом оно высохло, и отец его спилил и корни выкорчевал! Надеюсь, ты не вспомнишь сегодня о маме в его присутствии! Совсем у тебя крыша поехала с этой свадьбой!

Пока надо мной колдовали визажист и парикмахер, я думала. Как я могла забыть такое? Я, конечно, знала, как тяжело отец переживал мамин уход, но об этом злополучном дереве я не помнила ничего! Очень странно! Меня развернули лицом в парк, чтобы я не могла видеть, что со мной вытворяют эти профессионалы своего дела. Я смотрела в открытое окно на цветы и деревья. Да, раньше парк выглядел по-другому. Мама ухаживала за каждой травинкой.

Мое внимание привлекла птица, сидевшая на ветке ближайшего дерева. Это была сорока, и она смотрела прямо на меня. Знаю, звучит глупо, но у нее был такой разумный взгляд! Мимо пролетела вторая точно такая же сорока и «моя», спрыгнув с ветки, присоединилась к своей родственнице. Почему меня так взволновали эти птицы?



Юнона Руни

Отредактировано: 27.11.2019

Добавить в библиотеку


Пожаловаться