Василиса, да ты влипла!

Глава 11

Луч солнца настойчиво светил прямо в правый глаз, вставать не хотелось, да и Тилли не торопила с подъемом, видимо мне удалось проснуться задолго до ее прихода, а значит, у меня есть время понежиться в теплой постели. Время шло, а назойливая белка так и не пришла. С большим трудом разлепила веки и уставилась в потолок, все еще сонно щуря глаза. Какой-то он сегодня странный, никогда раньше не замечала на нем узоров. Стоп, а где мой балдахин? Я соскочила с кровати и уставилась на дверь, дверь тоже не моя. Огляделась и с ужасом поняла, что нахожусь не в своей комнате. Быстро оглядела себя, хорошо хоть встала в том же, в чем легла, как была в белой сорочке до пят, так в ней же и осталась. Паника подступила с новой силой, я бросилась к окну, вид из него открывался странный, а точнее я ничего не видела, стекло было прозрачным, а за ним темнота. Может еще ночь? Опять откуда же светит солнце? Ничего не понимаю. Возможно, пока я спала, меня переместили в какую-нибудь другую комнату, кто знает, как тут заведено поступать с невестами. Может это какой-то обряд непонятный. Так что рано унывать и делать поспешные выводы. Лучше взять себя в руки и быть готовой к любому повороту событий. Я села обратно на кровать и решила оглядеть свою новую комнату, делать-то все равно пока нечего, а так хоть время с пользой проведу.

Добротная деревянная кровать, с мягким пуховым одеялом и красным постельным бельем. Туалетный столик из темного дерева, такой же бельевой шкаф и книжный стеллаж. Комната как комната, но почему она в красном цвете? Если бы не ее обычный интерьер, то я бы подумала, что меня закинуло в красную комнату к Кристиану Грею. Но пока волноваться рано, потому что ничего противозаконного и интересного в радиусе своего поля зрения  я не увидела. Поэтому сразу же откинула эту шальную мыслишку куда подальше, что знатно помогло снять напряжение. Та-а-ак, надо вспомнить вчерашний вечер. Я попрощалась с Тилли и направилась к себе в комнату, разделась, улеглась спать. Спиртного я точно не пила, никаких наркотических веществ не употребляла и не нюхала. Тогда что со мной случилось? Обещали же максимум решетки на окна и стражу у дверей. Неужели все же решили перестраховаться и переместить меня в эту странную комнату? Она мне определённо не нравится. Есть в ней что-то ужасающе кровожадное. Это по - любому из-за этих кроваво-красных обоев. Вот не нравятся они мне и все тут. Надо непременно разобраться, что тут происходит, и как я тут оказалась. А еще надо отсюда как-то выбираться. У меня сегодня все-таки свадьба, а я тут сижу в заточении. Может у них традиция такая? Что-то типа похищения невесты перед свадьбой или сокрытие ее от людских глаз? Тогда могли бы выбрать что-нибудь поприличнее, а не вот это все. Вот почему я вчера даже не спросила у Тилли про все эти их чудаковатые обряды, скорее всего я чего-то не знаю или белка намеренно утаила от меня правду. На всякий случай подергала дверь, она оказалась закрыта. Тогда я принялась тарабанить по ней со всех своих сил и орать: «Вы-пус-ти-те ме-ня! Кто-нибудь меня слышит?» Ответом послужила тишина. Похоже, я тут одна одинешенька. Села на кровать, обхватив колени руками, непрошенные слезы подкатили к глазам, а потом и вовсе полились крупными каплями прямо на колени. До чего же мне стало себя жалко сейчас. Такую маленькую, беспомощную, одинокую и никому не нужную. Сразу вспомнилось нелегкое детство в детском доме. Когда забирали очередного ребенка, но не меня. Когда тот счастливчик бежал навстречу своим родителям, а мы, по какой-то причине не приглянувшиеся им, оставались тут. Я так просто не сдамся! Я найду выход, я всегда его находила и сейчас что-нибудь придумаю. Смахнув слезы, я подошла к окну, странная темнота исчезла, предо мной открылся прекрасный вид на море, от этой красоты на миг перехватило дыхание. Откуда тут море? Еще вчера из моей комнаты виднелся дворцовый сад. Может какой-нибудь мираж или морок? Но выйти через окно, однозначно, не выйдет, слишком большая высота, судя по всему, это здание находится на какой-то отвесной скале. И эта скала близко не имеет отношения к моему дворцу. От страшной мысли, что тут же осенила мою голову, мне стало не по себе. И как бы мне не хотелось в это верить, но, все указывало на то, что меня похитили. Что ж будем ждать злодея, возможно, он заявится сам. А возможно пошлет своих подельников, но это мы еще увидим.

Я нарезала по меньшей мере сто кругов по этой комнатке, но так и не нашли выход. Бездействие начинало раздражать, как и подступавший голод. Неужели нельзя принести поесть? Хотя, желудок пленника это последнее, что будет беспокоить похитителя, его сейчас волнует лишь выкуп. Пока костерила на чем свет стоит этого нахала, посмевшего умыкнуть меня в такой знаменательный день, я не заметила, как открылась дверь. И вошел он… от дикого ужаса я не смогла вымолвить и слова, лишь прикрыла открывшийся рот рукой и попятилась в самый, как на тот момент мне казалось, безопасный угол и прошептала:

- Только не убивай.

Неужели это мой голос? Он чем-то похож на сдавленный мышиный писк.

- И не собирался. По крайней мере, пока у меня на тебя другие планы.

Фух, кажется, жить я буду, только сколько времени мне на это отпущено пока не понятно, но все же лучше, чем умереть прямо здесь и сейчас.

- Я еды тебе принес, - подтолкнул ко мне тарелку с хрустящим белым хлебом, сыром и беконом, а за ней и стакан свежевыжатого сока. Значит, морить голодом тоже не будет, а жизнь-то налаживается. Это придало мне оптимизма, по крайней мере, голодная смерть мне не грозила и за это надо сказать отдельное спасибо.

- Спасибо, - сказала я и принялась завтракать.

Пока я ела, появилась возможность рассмотреть странного визитера. Пергаментная кожа, вместо глаз черный мрак, в котором пляшут изумрудные огоньки, рот сомкнут в какой-то дикой полуулыбке сквозь которую видны акульи зубы. Редкая растительность на лице, смутно напоминает бородку. Все это великолепие дополняло его странное одеяние. Железные наручи, ничем не защищенный отрезок руки с такой же пергаментной кожей, нагрудник из прочного металла, оплечья украшенные то ли для устрашения, то ли из каких-то боевых соображений человеческими костьми, на поясе висят три черепа. Вот это жуть, такое ночью увидишь, точно поседеешь, хорошо хоть он явился при свете дня. Видимо пожалел сиротку, решил оставить мне дар речи. Пока я молча ела и разглядывала его, он смотрел в окно. Но взгляд его был каким-то отсутствующим.



Вера Дрозд

Отредактировано: 31.01.2021

Добавить в библиотеку


Пожаловаться