Василиса, да ты влипла!

Глава 15

Как же приятно всеми клеточками кожи ощущать мягкость постели, да что уж там, как же приятно ощущать себя живой. Я повертелась на кровати, потянулась и открыла глаза, кажется, я выспалась на сто лет вперед, такой бодрой я не чувствовала себя уже давно. Если этот злодей еще раз посмеет меня усыпить, то я ему та-а-акое устрою, что мама не горюй! Я воинственно сжала кулаки, а затем быстрым движением руки скинула одеяло на пол и встала. Какой же прохладненький пол, стая мурашек пробежала по телу, принося с собой щекотку.

В дверь постучали, а затем я услышала голос Кощея Игоря.

- Василиса, я могу войти?

- Войди, - разрешила я, а сама быстренько схватила одеяло и запрыгнула в постель, натянув его до подбородка. Кто его знает, что он приготовил на этот раз. А одеяло, как всем известно, обладает такой силой, что способно спасти от любого монстра. Это каждый ребенок знает с детства, как прописную истину. Так что теперь я под надежной защитой.

Дверь приоткрылась, и вошел Кощей. В руках у него был поднос с едой. Надо же, как мило с его стороны принять на себя роль официанта. Мне это начинает нравиться. Привыкну к такой жизни и не захочу съезжать отсюда, придется потом ему насильно выгонять меня. Он поставил поднос на тумбочку и опустился на край кровати.

- Мне надо тебе кое-что сказать. – От этого начала мне стало не по себе, «ну же, не томи меня в ожидании», кричал мой внутренний голос, в то время, как лицо не выдавало ни единой эмоции. - Торжественно объявляю: с этой самой минуты, я избавляю тебя от … - он еще не закончил фразу, а мое воображение уже нарисовало столько исходов, что сердце трепетно забилось в груди. От чего же он меня избавляет? От заточения? От этого мира? От смерти? Тьфу, от какой еще смерти? От нее не избавляют, а спасают, что он и сделал. Тогда от чего? Может от брака с Елисеем? Будь не ладен этот недоцаревич. До сих пор не пришел вызволять меня из плена. Впрочем, чего гадать, сейчас узнаем. Пока мои мысли метались в происках заветного ответа, Игорь выдержал многозначительную паузу, а когда наконец-то дождался на моем лице заветных эмоций, подытожил, – Я избавляю тебя от сна по принуждению! – Да ё-моё! Вот нафига было так сгущать краски, когда новость и гроша ломанного не стоила? Лучше бы сразу сказал, тогда не заставил бы меня разочаровываться. Хотя если посмотреть с другой стороны, только я сама и виновата в том, что на придумывала всего. Это я не оправдала своих надежд, а не он, он изначально не собирался меня так радовать. Так что будем считать и это большим подарком. Потому что на протяжении этого немаленького срока, он заставлял меня уснуть несколько раз в самые не подходящие моменты.

- Спасибо, за твою щедрость, - все-таки поблагодарила я его.

- Не за что, - спокойно сказал он. Я и забыла, что он, как и Тилли совсем не понимает сарказм. Ничего, я еще пущу лучик света в эту темную голову. Благо, времени у меня на это теперь предостаточно.

- Какие у нас планы?

- В смысле? – не понял он резкой смены темы разговора, а может и самого вопроса.

- Планы у нас какие говорю тебе еще раз, - пояснила я, но по его туповатому выражению лица поняла, что он никак не поймет суть вопроса. – Эх, все тебе разъяснять надо, нежить. Чем займемся сегодня? Учти, я не намерена сидеть в четырех стенах сутками.

- Не знаю, какие планы у тебя, но меня ждет работа.

- Пф, ты же бессмертный, никуда твоя работа не денется. Так что торжественно объявляю тебе, - фразочку, кстати, у него же позаимствовала, на этом моменте сделала паузу и загадочно уставилась на него. Ничего, пусть тоже понервничает, не все мне переживать. Как только накал страстей увеличился еще на несколько градусов, я на одном дыхании выпалила, - что с сегодняшнего дня мы начинаем ремонт!

- О нет… - в его глазах отразились тревога, безнадежность и страх. Страх? Вот это да, вот не думала, что такой могучий волшебник испугается ремонта. А потом он взял себя в руки и как рявкнул, - Какой еще ремонт? Ты в своем уме? За последние сто лет своей жизни не слышал предложения бредовее. Ты на болоте вместе с легкими и мозги последние оставила? Спешу огорчить тебя, что того чего от природы нет, не восстановить, даже при таком могуществе, как у меня.

- А что ты сразу обзываешься, - надулась я и сложила руки на груди. Я прекрасно понимала, что вот так ненавязчиво, через объездные дороги он сейчас назвал меня полной идиоткой, у которой вместо мозга между ушами ниточка. – Вот правильно люди говорят, не делай добра, не получишь зла. Как раз про тебя поговорка.

- Люди много чего говорят, всему теперь верить будешь?

- Упырь ты, вот в этом я уверена на сто процентов и без людских подсказок. Такую идею на корню зарубил, даже не выслушав.

- Хорошо, я тебя внимательно слушаю, - сказал он и выжидательно уставился на меня.

- Все, милый, поезд ушел, я обиделась! – от этой фразы его перекосило да так, что я испугалась, что тонкая кожа разойдется на мелкие лоскутки.

- Не смей никогда больше так меня называть, - процедил он сквозь зубы. – Я тебе не друг и уж тем более не милый. А то, что я спас тебя, считай моим жестом доброй воли. Но это никак не повод думать, что мы подружимся.

- Ну и не надо, ну и не нужно! – Обиделась я на него и отвернулась. Стало  так обидно, что я опять разревелась, словно ребенок. Вот так повернись к человеку, а в данном случае нелюдю, всей душой, и он обязательно к тебе либо жопой повернется, либо в душу нагадит. В который раз убеждаюсь в этой истине.



Вера Дрозд

Отредактировано: 31.01.2021

Добавить в библиотеку


Пожаловаться