Василиса: остановить Полночь

Размер шрифта: - +

Глава шестнадцатая. Большой Декабрьский Шабаш.

 

 

Василисе пришлось задержаться в больнице на несколько дней. Алина успевала заглянуть к ней рано утром и после занятий. Она появлялась раскрасневшаяся от мороза, с тающим в волосах снегом, и каждый раз приносила какие-нибудь сладости. Их с Кирой совместными стараниями, тумбочка Василисы ломилась от конфет, пряников и зефира.

На второй день в палате появились Двое-из-ларца и Баюн, в обличье кота. Прямоходящий котяра в белом больничном халате и с букетом фиалок смотрелся более чем странно.

– Медсестра мне говорит – в верхней одежде нельзя, снимайте шубу и сдавайте в гардероб! – пожаловался Баюн. – Совсем спятила! Пришлось прямо там превратиться!

Двое-из-ларца устроили Василисе настоящий допрос. Она снова и снова повторяла всю историю, пока голос не стал напоминать шипение.

– Только Киру не наказывайте, – прошептала Василиса, когда Двое-из-ларца собрались уходить. – Она мне жизнь спасла.

– Мы представляем отдел особо тяжких магических преступлений, – сказал один из близнецов.

– А не отдел по воспитательной работе, – добавил другой.

На следующий день Василису зашли проведать несколько однокурсников, из тех, что посещали факультатив Зимы. В палате тут же стало шумно и тесно. Все уже знали, что за Василисой охотится ведьма, сбежавшая из Ледяных Пустошей.

– Надо было наслать на неё порчу, – сказала Зина Логинова.

– Ну, ты скажешь! – фыркнул Кирилл Распутин. – Это же магическая схватка! Тут надо действовать быстро! Я бы использовал шаровую молнию!

Юные колдуны начали спорить и подняли такой гвалт, что дежурная медсестра очень скоро выставила всю компанию за порог. Руслан Прозоров задержался и, указав на кольцо, произнёс:

– Поздравляю!

– Спасибо. Жаль, тебя не взяли…

– Ерунда! Я с самого начала знал, что вуду – это не моё. Просто было неудобно отказаться…

Посетители помогали Василисе отвлечься, но когда наступал вечер, и в палатах выключался свет, она подолгу лежала без сна. На душе было неспокойно. Глядя на серый прямоугольник окна, Василиса вспоминала слова Полуночи: «Я узнала об этом от Кощея Бессмертного. Видишь ли, заклинание работает, пока ты веришь в его силу». Почему-то от этих слов Василисе делалось не по себе. Весь волшебный мир вдруг начинал казаться зыбким, как чудесные пейзажи, которые появляются в облаках и тают, едва подует ветер.

В пятницу лечащий врач сказал, что Василисе пора выписываться. Она ещё чувствовала слабость, но горло больше не болело, и кашель прошёл. К назначенному времени Алина принесла в палату тёплую одежду и обувь.

– Ты тут лежишь и ничего не знаешь, – сказала она, помогая Василисе застегнуться. – А у нас там морозы, между прочим!

Девочки спустились вниз и вышли на улицу. Лад преобразился – всюду был снег, крыши домов, мосты и улицы искрились. Небо казалось непривычно низким и тяжёлым, словно просевшим под тяжестью снежных туч.

По пути в общежитие Василиса и Алина зашли погреться в кофейню. Посетителей было немного. Подруги сели у окна, из которого открывался вид на закованный в лёд канал. На улице дул ветер, но в кофейне было тепло, даже жарко.

– Вот отыграем на Декабрьском Шабаше и поедем ко мне, в Орехово-Зуево, – сказала Алина. – Ты же не откажешься?

– Я с удовольствием, – сказала Василиса. Она уже знала, что волшебники отмечали Новый Год в день зимнего солнцестояния, двадцать второго декабря. После Большого Декабрьского Шабаша у семинаристов были двухнедельные каникулы.

– Река замёрзла, – заметила Василиса. – Как же мы поплывём?

– Мы поедем на поезде, – сказала Алина. – У волшебников есть своё заколдованное метро.

– Зачем же мы плыли сюда на ладье? – удивилась Василиса.

– Потому что такая традиция! Ладья возила студентов из Ночного Урочища в Лад, когда никакого метро и в помине не было.

Алина постучала по чашкам, и они тут же наполнились дымящимся кофе. Василиса задумчиво смотрела, как белые кусочки рафинада вылетают из сахарницы и сами по себе плюхаются в чашки. Она провела среди волшебников три месяца, но до сих пор не слышала о колдовском метро. Иногда ей казалось, что чудесам Тридевятого Царства не будет конца.

Выходные Василиса провела в общежитии, читая книги или играя с Зелёнкой, а в понедельник отправилась на занятия.

Ярослава Игоревна – молодая волшебница, первый год преподававшая в Бурсе – написала на доске длинный текст и, отряхнув руки от мела, произнесла:

– Это заговор на изгнание из огорода змей и лягушек. Перепишите его в тетради, а после немного попрактикуемся.

– И кому нужен такой заговор? – проворчала Алина, открывая конспект. – Я, например, люблю змей и лягушек!

Когда все переписали текст, Ярослава Игоревна выдала каждой паре аквариум.



Герман Рыльский

Отредактировано: 14.06.2017

Добавить в библиотеку


Пожаловаться