Василиса Премудрая

Размер шрифта: - +

Василиса Премудрая или первое впечатление обманчиво

Первое, что я увидела, зайдя к Василисе, было её платье. Оно переливалось, как опал, мгновенно приковывая к себе взгляд. Зеленое, как весенняя трава, оно вдруг отблёскивало оранжевым, отливало синим, а в следующий момент казалось почти чёрным. На несколько секунд я выпала из реальности. А когда подняла глаза - забыла обо всём! Передо мной стояла невероятная красавица!

Жгуче-чёрные волосы свободно падали лёгкими локонами на плечи. Их чернота оттеняла лилейную шею – длинную и грациозную, подчёркивала безупречный овал лица и молочную белизну кожи. Коралловые губы были похожи на вишни - такие же спелые и сочные. Прямой, довольно длинный нос нисколько не портил Василису, напротив придавал значительности.

Густые ресницы, прямые и длинные, прикрывали неожиданно зелёные глаза. Я разглядывала их, пытаясь уловить оттенок: изумрудные, с голубизной?.. Было ли то действие платья, мерцающего и переливающегося, но я так и не смогла определить его со стопроцентной уверенностью.

Тонкие брови, будто сформированные мастером фирменного салона, напоминали два изогнутых лука, готовых с помощью стрел-ресниц проткнуть любое сердце по желанию хозяйки. И, наконец, фигура – мечта! Объёмная и рельефная, при этом с тонкой талией - не грузная, а статная и величественная... Трудно было поверить, что подобная красота существует на самом деле.

Поймав себя на том, что стою и как самая настоящая деревенщина оторопело, с полуоткрытым ртом, разглядываю Василису, я покраснела. Она засмеялась; хоть и едкий, смех прозвучал столь мелодично, что я не могла не улыбнуться в ответ.

- Нравлюсь? – спросила Василиса с насмешливой улыбкой на полных губах, и я вспыхнула ещё сильней.

- Очень! – пробормотала, не зная куда деваться от смущения.

Это ж надо быть такой невежей, чтобы буквально поедать человека глазами! Надеюсь, в их мире не в курсе об однополых отношениях, иначе представляю, что она могла подумать! Одно оправдание моему беспардонному поведению: Василиса слишком красива, действительно красива – под стать своему переливчатому платью. И эта красота отшибает мозги.

- Была б молодцем, взяла бы тебя в жёны, - пошутила я, пытаясь сгладить неловкость.

- Давно ждала такого мужа! – поддержала она шутку. – Да только не молодец ты. Хотя... это легко исправить, – усмехнулась красавица.

Не успела я произнести ни звука, как она взмахнула рукой, шепнула что-то, и я почувствовала, что я – уже не я!

- Что это?! – в испуге воскликнула не своим голосом - в буквальном смысле: этот басок не мог принадлежал мне! Поспешно ощупала грудь и вскрикнула, не обнаружив на положенном мечте небольших, но привычных округлостей. Зато другая выпуклость – совершенно лишняя! – неожиданно появилась между ногами. - Боже мой!

Вместо того, чтобы помочь, эта ужасная женщина залилась смехом.

- Ты что ж, не рад? И замуж меня брать больше не желаешь? – вымолвила она, вытирая слёзы, выступившие на глаза – от смеха, а вовсе не сочувствия.

- Стану я стерву замуж брать! – скрипнула я зубами.

Василиса уже не казалась мне красавицей – отнюдь! На месту восхищению пришёл страх, на месту восторгу и преклонению – чувство, близкое к ненависти. Уверена, они отчётливо читались в моих глазах, потому что Василиса разом посерьёзнела.

- А ты знаешь, что я и обидеться могу? – нарочито небрежно поинтересовалась она: будто мы разговаривали о погоде, и она строила предположения – будет дождь или не будет. От её сногсшибательной наглости меня охватило бессилие. Кусая губы, я проговорила сквозь слёзы:

- Обижайся. Кто ж тебе запретит? Ты тут всемогущая царица, с людьми делаешь, что хочешь.

Плюхнувшись на лавку, я в отчаянии ткнулась лбом в ладони. Заглянула на огонёк, называется!

- Дура-а! – застонала я и заплакала грубым мужским голосом, вспомнив, что уже и не дура вовсе, а дурак.

Люди безбожно врут. Вместо мудрой и доброй девицы, какой Василиса Премудрая представала по рассказам «очевидцев», с которыми я общалась по дороге сюда – чтоб их всех перекосило! – я наткнулась на ведьму в человеческом обличье!

- Да не горюй ты так! – презрительно отозвалась ведьма.

- Не горевать?! – взвилась я, вскочив с лавки, как ужаленная. – Конечно! Не тебя изуродовали!..

- Да расколдую я тебя, расколдую! – поморщилась она - наверное, сказалась моя громкость.

- Прямо сейчас! – потребовала я, решительно наступая на любительницу экспериментов.

- Для тебя ведь стараюсь… - примиряюще начала она.

- Сей же час!!! – в полной панике завопила я, представив, что навечно останусь уродом – ну, мужчиной, в смысле.

Судя по взгляду, которым одарила меня Василиса, она явно жалела, что не превратила меня в какую-нибудь жабу – всё-таки кваканье меньше мешает, чем надрывный крик из мужской груди, пусть она и хиленькая… То ли впечатлившись им, то ли утомившись спорить, Василиса махнула рукой, прошипела как ругательство заковыристую фразу – и я вновь с радостью ощутила себя самой собой – женщиной! Нет, не так – Женщиной, с ног до головы и до мозга костей, со всеми положенными частями тела!

- Фу-ух! – нервно выдохнула, ощупывая себя и убеждаясь, что всё на месте.

От пережитого стресса меня затрясло.

- Глупая! – презрительно, с нотками сочувствия, бросила Василиса. - Тебе помочь хотела.

Я бы придушила её собственными руками, если б так не дрожали конечности.

- Себе помоги, – хрипло выдавила я. – Помощница выискалась! Сама оборачивайся добрым молодцем, ясным соколом, хоть поросёнком, а меня не трогай! – сорвалась я на визг - нервы не выдержали.

Гневно сверкнув глазами, Василиса тоже повысила голос:



Сафронья Павлова

Отредактировано: 05.11.2018

Добавить в библиотеку


Пожаловаться