Вчерашний день, прожитый завтра

Размер шрифта: - +

Глава 30

- Что за варварские традиции? – жаловалась Аня Наташе, отмываясь от специй в душе. Неужели нельзя было обойтись без всего этого?

- А чего ты ожидала, выходя замуж за индуса? – философски рассудила подруга. – Будем надеяться, что пытки на этом прекратятся.

- Скорее бы уже покончить с этим спектаклем, - вздохнула Аня. – Как же мне надоело быть в центре событий. Все эти песни, танцы, запахи. Все это просто сводит меня с ума!

- Ничего, подруга, держись, - подбодрила Наташа. – Сегодня, конечно, предстоит самое страшное, но уже через несколько дней вся эта кутерьма завершится. Уж очень долгие у них свадьбы. Это какое же здоровье надо иметь, чтобы несколько дней петь и танцевать.

Аня вздохнула, в третий раз нанося шампунь на волосы. Мало того, что ее замужество казалось Ане страшным сном, так еще и эти нескончаемые церемонии просто убивали ее.

- Ладно, хватит мыться, а то кожу сдерешь, - проворчала Наташа, глядя, как Аня вновь потянулась за мылом.

- Я настолько впитала в себя все этим ужасные запахи, что мне стало казаться, что меня не замуж решили выдать, а поджарить со специями и съесть.

Девушки переглянулись и залились веселым смехом.

В дверь Аниной комнаты постучали.

- Кто там? – недовольно осведомилась Наташа, хватаясь за полотенце.

Из-за двери послышался голос Аванти.

- Девушки, я рада, что у вас хорошее настроение и вы смеетесь, но пора заканчивать плескаться. Невесту уже надо готовить к свадьбе.

Наташа закатила глаза от слов надоедливой женщины и накинула на Аню полотенце.

- Идем уже, идем, - бросила она в ответ.

Судя по тому, что снаружи раздалось тихое напевание, девушки поняли, что Аванти решила подождать их, не отходя от двери.

Аня тяжело вздохнула.

- Господи, помоги мне, - прошептала она.

Да, такое испытание, какое выпало на ее долю, сложно было даже представить, не то, что пережить. Весь этот фарс настолько надоел Ане, что ей начало думаться, будто происходящее – лишь плод ее воспаленного сознания.

Пока Аня вытиралась и облачалась в халатик, Наташа лежала на кровати, широко раскинув руки.

- Знаешь, Аня, а может, не так уж все и плохо? У тебя будет любящий молодой красивый муж, свекор со свекровью, которые в тебе души не чают, да и жить тебе предстоит в достатке.

Наташа тут же была вынуждена замолчать, так как в ее сторону полетело влажное полотенце.

У дверей в ванную комнату раздался недовольный голос Аванти:

- Ну долго мне вас ждать? Уже пора одеваться!

- Аванти, заходите, - пригласила ее Аня, чтобы не дать возможности Наташе продолжить живописать все «прелести» замужества.

Женщина вошла, неся с собой разноцветные одежды. Вслед за ней влетела шумная стайка молодых девушек. Они все были настолько увешаны украшениями, что Ане показалось, что это не она, а эти девушки собрались замуж.

Аванти бросила на кровать малиновое сари. Она кивнула на него Наташе, подразумевая, что та сама должна совладать с одеждой. Для Ани же она принесла красное сари с золотым теснением.

Вошедшие девушки, видимо являясь родственницами Виджая, принялись помогать Ане облачиться в сари. Каждая из них хотела поучаствовать в этой увлекательной и почетной процедуре. Но так как Аня была одна, а девушек больше десятка, то некоторые из них решили помочь Наташе разобраться с индийским национальным костюмом, потому как та напросто запуталась во всех этих многочисленных длинных материях.

Вскоре и невеста, и ее подруга оказались замотанными в сари. Взглянув на себя в зеркало, Аня печально вздохнула – свадебный наряд, в котором она выходила замуж за Саджана, был точно такого же цвета, как и этот, в котором она была сейчас.

Тут девушка увидела в зеркале еще одно отражение, принадлежащее ее свекрови.

- Ты прекрасно выглядишь дочка, - произнесла женщина и погладила невестку по щеке.

Аня скромно потупила взор.

- И почему у этих русских не принято припадать к стопам родителей? – услышала Аня за своей спиной шепот одной из девушек и вскинула глаза на свекровь.

Во время репетиции свадьбы она несколько раз кланялась в ноги родителям мужа. Но для нее это было лишь дань свадебной церемонии и ничего больше.

- Не обращай ни на кого внимания, - посоветовала матушка и обняла Аню. – Я пришла посмотреть как девушки сделают тебе прическу и хочу сама надеть на тебя золотые украшения.

Аня кивнула, понимая, что ее свекровь хотела быть уверенной в том, что многочисленные родственницы во главе с Аванти достойно справятся с возложенной на них миссией.

Невесту посадили на стульчик перед зеркалом и вновь начали умащивать волосы душистыми маслами. Аня уже ничему не удивлялась и не сопротивлялась этим варварским деяниям. Хоть ее и воротило от витающих сильных запахов, она понимала, что избежать этого не удастся.

Волосы разделили ровным пробором и стянули сзади, заплетая их в косу. Затем саму косу обмотали цветочными гирляндами, а пробор накрыли красивым ювелирным украшением, которое, как сказала свекровь, называется мангтикой. Узкая часть мангтики легла на пробор, а широкая, в виде разнообразных подвесок, спустилась на лоб. Серьги оказались массивными, немилостиво оттянув мочки ушей.

Не обошлось дело и без натха – колечка, щедро усыпанного драгоценными камнями. Его закрепили на левой ноздре невесты, и от него к левому виску протянули нитку жемчуга. Это был символ замужней женщины.

Кто-то из девушек надел на ноги Ани браслеты из золотых цепочек, инкрустированных рубинами, а потом все дружно начали нанизывать ей на руки красные и белые браслеты. Браслетов было много, если не сказать, что очень много, и они так же являлись частью наряда невесты. Ее голову покрыли красным полупрозрачным покрывалом, слегка утяжеленным золотым шитьем по краю.



Яна Гущина

Отредактировано: 31.01.2017

Добавить в библиотеку


Пожаловаться