Вдохновенье

Вдохновенье

Вдохновенье

 

      - Да пошел ты… - сказало «Вдохновенье» и, не помахав рукой, вылетело в окно. 

      - Постой! Куда ты улетаешь?! – кричал он ей в след. Ну, думал, что кричал. А на самом деле кричала его душа, а губы были безмолвны. 

        Жизнь и так была пресной, все уже давно опостылело. Еще и этот чертов дождь… в такие дни хочется не то что повесится, а выть волком, хочется забиться в угол и жалобно скулить. Стонать так, чтобы все сбежались и жалели, жалели. Слабость? – возможно. Но он был сильным человеком, но чего скрывать были такие моменты, когда она, обидевшись на него, разозлившись, улетала. Без нее ему, что было делать, она ведь смысл всего, всей жизни – громко сказано, возможно. Зато, правда. Чья, правда? Да его, правда. Ей-то он не мог врать, как врал порой себе и окружающим. Ну что он без нее, да «Ничто» – пустое место… так – черный квадрат, в котором вроде и есть смысл, и вроде и нет. 

      От горьких раздумий отвлек его надоедливый звук, который он вначале старался не замечать. Звонил телефон. 

      - Зараза! – подумал он, – нужно было его на вибрацию поставить или выключить. Так нет же, увлекся спором с ней и не увидел грань перехода на обидные слова… 

      - Алло! Ты там, что уснул в ванной что ли? – говорящий орал в трубку перекрикивая общий шум явного веселья и громкой музыки.

      Дэн поморщился и отвел трубку телефона подальше от уха. 

      - Ты чего молчишь? Алло?! Я тебя не слышу! 

      «Ну, еще бы он слышал меня, – подумал Дэн, – как можно было вообще додуматься звонить в таком месте?» 

      - А я выхожу сейчас на улицу. Не отключайся только. Шурич вышел явно на улицу. Стало заметно тише на фоне его дыхания. 

      - Дэн, ты меня вообще слышишь? 

     - Слышу! – с хрипотцой ответил Дэн от долго молчания и простуженности голос немного сел. 

      - Э, брат, ты, что такой кислый? Как там глава, ты же помнишь, что ее нужно сдать в понедельник на редакцию? 

      - Помню, – с грустью в голосе ответил Дэн. 

      - Только не говори, что ты не закончил главу?! – в голосе Шурича чувствовалась явная тревога.- Это последний срок. 
- Да закончил я, закончил! – Дэн начинал злиться на друга и по совместительству своего менеджера. 

      - Так… – Шурич начинал перебирать в голове, что могло ввести в явную депрессию его лучшего друга, – И что ты ей сказал, что она скрылась за пеленой дождя... Очевидно, пошутил неудачно? 

      - Что ты на меня наезжаешь! Да пошутил… ничего такого, я ей не говорил… 
- Рассказывай, давай, я как незаинтересованное лицо рассужу, обидел ее или нет. 

      - Я закончил главу, расслабился, мы шутили, пили вино. Я ей делал комплименты – ты же знаешь, что она любит, когда ей говорят милые приятности. А потом меня посетила мысль, что она приходит то не только ко мне. Вот и всплыл в голове образ девушек по вызову. Что, по сути, она так же опасна, как и они. Мало ли что может она принести ко мне от них. Какими гадостными мыслями она меня может заразить. Меня в тот момент аж передернуло от мерзости. Я же стараюсь отречься от всей мерзости, избегаю всего дерьма по жизни, не хочу даже рядом с ними находиться, дышать с ними одним воздухом. Да, я чистюля и от одной только мысли, что она приходила и к бомжу, и к киллеру, а потом после них и ко мне, мне стало мерзко. Она все это прочла в моих мыслях… 

      - И? – спросил Шурич после долгого молчания друга. 

      - И все, она упорхнула в окно, не помахав мне даже рукой, – печально сказал Ден, - Я – козел, да? 

      - Это твой выбор быть таким, как ты хочешь. А ее выбор приходить к тем, кто в этом нуждается, у кого болит душа, кто хочет высказаться. Она спасает порой жизни и неважно, чьи жизни она спасает. Она лечит людей, да пусть своим способом. Врач, который лечит всех без разбору, кто нуждается в этом. Он кто? А девушка по вызову, думаешь, она стремится всей душой быть такой? А бомж, который лишился всего, таким хотел быть? А Киллер может после общения с ней задумается о грехе убийств. Так кто она? Кто она для тебя? У каждого есть выбор кем быть, кем стать и что изменить в себе. Меняй свою козлиную сущность, брат, стань уже наконец-таки человеком. И еще, извинись перед ней, искренне, если понял, о чем я тебе только что говорил. 

      - Это не ты сейчас говорил, а она за тебя, твоими устами. Что бы я понял… Я знаю, что со мной не просто. Но знай, что каждый раз приходя ко мне, ты приносишь и чью-то частичку, чьи-то мысли и эмоции. Теперь я понимаю, как ты важна для всех, для каждого. Прости меня… Возвращайся ко мне, я приму тебя любой, так же как и ты меня принимаешь, таким как я есть… 

      - Я вернулась! – пропело «Вдохновение» нежным голосом, влетая в окно…



Оксана Чернышова

Отредактировано: 01.12.2016

Добавить в библиотеку


Пожаловаться