Вдоль белой полосы

Размер шрифта: - +

Глава 14. Весна. Он (2)

 

Тесть тянуть не стал. Насколько Никита успел узнать его, он вообще был решительным человеком. Вот и сейчас начал сразу:

- Никит, мы всё видим и понимаем. С Ликой мы пробовали говорить. Она не хочет ничего слышать. Видимо, где-то мы ошиблись, воспитывая её. Но теперь уже сделать ничего нельзя. Только она сама может измениться. Если захочет… Плохо то, что, по её мнению, всё нормально. Нормально хотеть лучшей жизни. И нормально пользоваться другими ради её достижения. Боюсь, ты на её пути первый, но не последний…

Тесть помолчал. Никите тоже нечего было сказать.

- Об одном тебя прошу: прости нас.

Никите было больно слышать эти слова и видеть, с какой горечью смотрит тесть в окно, на набирающую силы весну, на детей, бегающих по бедной старой площадке.

- Ты же знаешь, я Лике отчим. Но я так её всегда любил ничуть не меньше, чем родную. Она и была мне родной… Она славная девчонка была в детстве… Если бы ты знал, какая славная... Когда она так изменилась?.. Что мы упустили?.. Или это время такое проклятое?.. Всё рушится. Всё… У меня ощущение, что я глубокий старик, хотя мне и пятидесяти нет. Тебе сейчас кажется, что это много… Но это немного, поверь… А по ощущениям мне сто лет, и я видел всё… И мне так страшно, что нашим детям выпало жить вот в этом…

Он с тоской махнул рукой на грязный после зимы двор. Никита понимал, что всё это временно, что скоро весна наберёт силу, пройдут дожди, которые смоют зимнюю грязь, вырастет трава и мир станет праздничным и нарядным. Но сейчас ему было бесконечно жаль хорошего доброго человека, у которого опустились руки. И он не нашёл ничего лучше, чем сказать очевидное:

- Скоро лето.

- Да, скоро, - тесть неожиданно улыбнулся. – Спасибо тебе, Никит. Хороший ты человек. И я тебе советую самому не уходить от Лики. Она скоро сама решится. Вот увидишь. А ты подожди. Зачем тебе лишний враг?

- Вы второй человек, который мне об этом говорит, - удивился Никита.

- Ну, вот видишь… Наверное, мы правы… Потерпи.

- Я постараюсь.

- Будет туго – приходи. Мы тебе всегда рады.

 

В обеденный перерыв большинство его коллег, которые жили неподалёку, бегали домой. Обеды в заводской столовой уже давно перестали быть доступными. Да и вкусными тоже. Никита помнил, что раньше родители рассказывали, как удобно было ходить в огромную столовую, в которой можно было не только недорого и при этом вкусно поесть, но и купить домой отличные полуфабрикаты и хорошее мясо, да и с коллегами пообщаться. Обеденного часа хватало на всё. А сейчас в столовую вынужденно заглядывали только те, кто жил далеко. Но и они чаще кусочничали прямо за кульманами или у станков. Сам Никита старался вырываться домой, чтобы  поесть, не разорившись, и выгулять скучающего в одиночестве Хоббита.

В тот день он быстро шёл по дорожке вдоль заводского пруда, когда сзади раздалось цоканье каблуков. Кэти подлетела к нему и повисла на его руке: весёлая и манкая, не скрывающая своих чувств. Дальше они пошли вместе.

- У меня муж в командировку сегодня уезжает. Приходи! – жарко прошептала она ему в ухо.

Никита чуть отстранился:

- Кэти, у тебя же сын дома.

- Ну и что? Или ты боишься? Он тебя не съест, ему всего шесть лет, - она засмеялась.

- Я не боюсь. Я не хочу, чтобы мальчик думал о тебе плохо.

- Он ещё маленький, - пожала плечами Кетеван.

- Он скоро вырастет и будет помнить, что его мать водила домой мужчин, пока отец был в командировке. И ему будет больно. Давай лучше так. Ты поговори с мужем. Если вы решите расстаться, то тогда ты познакомишь меня с сыном, и я очень постараюсь наладить с ним хорошие отношения. Но не сейчас.

Кетеван молча смотрела на него, и в его взгляде Никите почудилось раздражение. Но в этот момент девочка, которая бежала впереди них, споткнулась о корни дерева, выпирающие сквозь старый асфальт, как вены через старческую кожу, и упала. Никита тут же быстро шагнул к ней, поднял, отряхнул и улыбнулся. Девочка улыбнулась в ответ и унеслась к своей маме, разговаривающей с другими мамочками на берегу пруда.

- Никит, хочешь, я тебе дочку рожу? – тихо спросила Кети. – У меня хорошие дети получаются, красивые…

Никита посмотрел вслед убегающей девочке и подошёл к ней:

- Кэти, я очень люблю детей. И очень хочу их. Но только тогда, когда ты всё выяснишь с мужем.

- Я поняла, - кивнула Кэти, - я поняла. Может, ты и прав.

 

Вечером, когда Никита гулял с Хоббитом, к нему подошёл красивый парень, лицо которого показалось ему знакомым. Гадать откуда долго не пришлось.

- Я брат Кетеван.

Точно, конечно, он её брат. Такие же прямые разлетающиеся брови, такие же тёмные требовательные глаза.

- Здравствуйте, Тимур, - кивнул Никита.

- О, я вижу, Кэти про меня рассказывала? – удивился тот.



Яна Перепечина

Отредактировано: 28.09.2019

Добавить в библиотеку


Пожаловаться