Вдоль белой полосы

Размер шрифта: - +

Эпилог. 3. Тихие радости

 

Никита вернулся из командировки в Индию вечером. Агата как раз читала детям. Но они всё равно услышали тихий осторожный звук открывающейся двери и цоканье по полу собачьих когтей:

- Папочка приехал! – тут же взвились из кроватей все трое. Старшие лихо слетели со своих вторых ярусов, а младший выбрался из-под одеяла, ловко проскользнул мимо сидящей у него в ногах Агаты и вылетел в коридор вслед за братьями. Агата тоже вскочила: мужа она ждала позже, и от неожиданности сердце заколотилось с такой силой, словно они не были женаты столько лет, а она всё ещё была влюблённой в соседа девочкой.

Следующие пятнадцать минут в их новой квартире творилось что-то невообразимое: скакали дети и собака, все одновременно выкладывали новости, и даже их кот и кошка, которых в разное время подобрали на улице, вышли из своих укрытий и сидели, хотя и в некотором отдалении, но с явно заинтересованным видом.

- Если бы рыбки могли, они бы тоже приплыли! – засмеялся средний сын.

- Ага, прямо вместе с аквариумом! – поддержал его старший.

- Хорошо, что они не могут! – обрадовался Никита.

- Да уж, - согласилась Агата, чьё живое воображение тут же нарисовало кошмарную картину, и обняла мужа.

Стоило бы вернуть детей в кровати и накормить их отца, но Агата сама так радовалась, что понимала сыновей. Она тоже не могла заставить себя отойти от Никиты. Поэтому тихо в их квартире стало ещё не скоро. Когда совершенно счастливые дети, затребовав и выслушав обстоятельный доклад отца о командировке, наконец, уснули, Никита вышел из их комнаты.

- Я тебя так люблю, жена, – он закрыл глаза, обнял выглянувшую из кухни Агату и уверенно добавил: - И ты меня тоже.

- Это возмутительно, - отстранилась от него Агата и с неудовольствием посмотрела снизу вверх. – Нормальные люди через столько лет совместной жизни друг друга в лучшем случае терпят, а то и на дух не переносят. А что мы себе позволяем?

- Действительно, возмутительно, - Никита тоже старательно удерживал на лице выражение начальственного недовольства. – Безобразие. Немедленно исправить ситуацию и доложить об исполнении.

- В письменном виде? В трёх экземплярах? – в голосе Агаты звучала готовность к немедленным действиям.

- Непременно.

- Разрешите идти исполнять, господин Могилевский? – Агата вытянулась в струнку, глядя на мужа с весёлым рвением и готовясь сорваться с места.

- Только попробуйте, госпожа Могилевская, – Никита не выдержал и рассмеялся.

Агата быстро отпрыгнула, но это не помогло: муж схватил её за руку, резко дёрнул на себя и перекинул через плечо.

- Тише, детей разбудишь! – напомнила Агата.

- Вечером наших детей запуском ракеты не разбудишь, - не поверил ей Никита. – И этим обстоятельством я намерен воспользоваться.

- А вдруг тебе позвонят с работы? – поддразнила Агата.

- Я отключил телефон. Или, по-твоему, замгенерального не имеет права на личную жизнь?

- Имеет-имеет, - примирительно проворковала Агата, исхитрилась и соскользнула с плеча мужа на пол.

- Не пущу. Никуда не пущу, - прижал её к себе Никита, наклонился, уткнулся лицом в загорелую шею и прошептал:

- Я думал, с ума там сойду без тебя…

Он опрокинул её на их широкую кровать, которую они перевезли в новую квартиру.

- Ой, что это? – Агата откатилась в сторону и сунула руку под одеяло.

- Что бы это ни было, пусть подождёт, - перехватил её за запястье Никита. – А вот я больше ждать не могу…

 

Утром Агата выбралась из постели, тихо притворила двери в спальню и детскую, села за компьютер и открыла файл очередной статьи о буднях многодетных родителей, которую ей заказал очередной журнал, но до которой всё никак не доходили руки, и вслепую, с закрытыми глазами, набрала:

 

Что человек, у которого нет детей, может обнаружить у себя в постели?

Крошки от съеденной под покровом ночи втайне даже от самого себя булки, недочитанную книгу, неубранную и забытую одежду. Некоторые находят даже малознакомых людей противоположного пола. Но всё это не сравнить с теми находками, что поджидают в собственной постели многодетных родителей. Вот мы с мужем, например, вчера вечером обнаружили автомобильную фару. Что она там делала? Пока не могу сказать: дети ещё спят и получить внятный ответ не представляется возможным. Однако опыт подсказывает, что дети считают нашу кровать самым надёжным и безопасным местом в квартире. Вот и прячут в ней всё самое ценное. Мы в разное время под одеялом и подушками находили выпавшие молочные зубы, заботливо спрятанные в пластиковые жёлтые яйца от «Киндер-сюрпризов», молоток, особо ценный экземпляр засушенного жука, коллекцию резиновых акул и набор гаечных ключей…

 

Агата открыла глаза, прочла набранное, не обнаружив ошибок, удовлетворённо кивнула, улыбнулась и снова закрыла глаза. Она любила жизнь. И жизнь отвечала ей взаимностью. Пусть не сразу, пусть после разочарований и долгого ожидания и многих трудов. Но непременно отвечала. А ждать и трудиться Агата умела.



Яна Перепечина

Отредактировано: 28.09.2019

Добавить в библиотеку


Пожаловаться