Вечная история

Размер шрифта: - +

Глава 4

Бриг сидел в кафе недалеко от гаража, где подрабатывал, помогая ремонтировать машины. Потягивая джин-тоник, он осматривался по сторонам, в надежде, что уйдет раньше, чем появятся знакомые. Глупостью было сюда приходить, а теперь осторожно оглядываться.
Гараж находился на границе города, не обозначенной ни на одной карте – между относительно спокойным районом и проблемной зоной. Названий для последней было много, но чаще всего её называли Аэродромом. Когда-то за городом находился авиазавод и в наспех выстроенных высотках жили рабочие. Но завод закрыли, переместив далеко от города, и район стремительно превратился в самую криминальную и неблагополучную часть мегаполиса, наполнившись бандитами, иммигрантами и нищими. Были годы, когда случайный прохожий, попав на улицы Аэродрома, почти наверняка подписывал себе смертельный приговор. 
В детстве Бригу казалось, что здесь не живут птицы, а привычными звуками города являются крики, ссоры, вопли, стоны, визг полицейских машин и стрельба. 
Но город рос. 
Лет восемь назад огромные ангары, цеха и полосы, оставшиеся после завода, расчистили, землю разрезали на куски и отдали под застройку домов для среднего класса. Эта территория превратилась в новый пригород, а рядом с домами успели вырасти деревья. 
Город обступал неблагополучный район со всех сторон, но Аэродром оставался проблемой: гнойником и источником бед. Над раковой опухолью ломали головы политики, полиция, социальные организации, церковь и множество сект. За последние годы начинали приносить плоды разные программы по вычистке района от криминальных групп, контролю и уменьшению количества дешевых притонов, выселению и подселению новых жителей. Немаловажную роль сыграли растущие цены на жилье, и Аэродром потихоньку становился более законопослушным районом, но дурная слава за ним все еще оставалась. И проблемы не исчезли, а лишь глубже запрятались. И выстрелы звучали, только реже и с глушителями на пистолетах.
Бриг Дартон, парень с обаятельной улыбкой, родился и вырос на Аэродроме. И сколько ни пытался убежать, уйти из своего прошлого и от этого района, освободиться от цепей, связывающих его с улицами Детства, у него не получалось.
Как и с гаражом. Такие деньги, как у Романа, Бриг нигде бы не заработал. В гараже частенько ремонтировали или перекрашивали краденые машины, как например, прошлой ночью, и тогда старый румынский цыган приглашал своих, проверенных мастеров и подмастерьев. В том числе, и Воронёнка. 
Откуда у Брига взялось такое неподходящее прозвище, он не помнил. Светло-русые волосы и карие глаза при килограммах обаяния, как говорили многие, – что общего с вороном? 
– Может, за наглость? – бросил Роман после того, как Бриг просидел у гаража двое суток, ожидая заказа, для которого цыган сначала не хотел приглашать тогда еще подростка. Но у настойчивости Дартона была причина, ему срочно нужны деньги.
Впрочем, ему всегда нужны были деньги. 
Этим днем увесистая пачка приятно оттягивала карман. Теперь должно хватить на квартплату и можно вернуть деньги Алексу за билеты на баскетбольный матч.
Вот только как забрать с собой Рони, Бриг еще не придумал. 
Со дня их последней встречи, той самой, с поцелуями, Бриг не видел девчонку, но не мог перестать думать о ней.
Парень из трущоб и дочка хозяина какой-то там фирмы, связанной с мебелью. Причем, похоже, еще и малолетка. Лет семнадцать, не больше. Это было слишком похоже на избитый сюжет для книг или слезливых фильмов, но для реальной жизни подобное знакомство было, по меньшей мере, нелепым. Даже опасным.
Бриг никогда бы не решился начать отношения с такой девчонкой, как Рони Таймер. Да, она ему сразу понравилась, еще на дискотеке. Но красотками на рекламных досках любуются, о них не думают серьезно. Совсем не похожая на яркую красавицу из журналов, для парня с Аэродрома Рони была так же недостижима, как и они. 
После встречи в автобусе Бриг ушел бы, не пытаясь продолжить знакомство с симпатичной девчонкой из престижного колледжа. Вспоминал бы, как забавное происшествие, что сидел с ней в кафе, то и дело глядя на улицу, чтобы не пялиться на соблазнительные губы.
Но когда Рони неожиданно пригласила его к себе домой, Дартон не смог отказался и, что таить, обрадовался.
Захотелось, пусть на пару часов, представить, каково это – иметь подружкой девочку из мира дорогих машин и огромных домов. Кроме того, Рони манила его, как шмеля пестрый луг. 
Она удивила его своим спокойствием, когда случился неприятный скандал с родителями. А её губы! Они не оставляли в покое и снились Бригу по ночам. Он никогда еще не видел таких притягательных, очаровательных и манящих губ... 
Дартон решил, что поцелует девочку из высшего общества и исчезнет, чтобы не затягивать знакомство. Для этого и попросил кассету у Клайда, тоже парня с Аэродрома, рассчитывающего своей красотой пробить путь к лучшей жизни, и два дня слонялся в тени деревьев, прятался за припаркованными машинами, наблюдая за домом Таймеров, выжидая момент. Вид родителей девчонки, удалившихся в праздничной одежде, давал надежду на то, что для осуществления его планов будет несколько часов. Так что он прекрасно знал, что Рони одна, когда звонил во входную дверь.
Пока шел фильм и девочка трепыхалась у Брига подмышкой, переживая эмоции чужой любви, Дартону было уютно и спокойно, как никогда в жизни. Ни в детстве, ни с редкими подружками такого ощущения не было. У него было совершенно нереальное чувство, что в роскошном доме и на дорогом диване он впервые оказался «дома». Несмотря на наполненный откровенными сценами фильм, в его голове в тот момент не было ни одного эротического желания, только необъяснимая потребность чувствовать и защищать сидящую рядом девушку. 
Настроение изменилось, как только Рони сбежала на подоконник. Её смущение и явное волнение вернули желание прикоснуться, завладеть соблазнительными губами. А оказавшись рядом, Бриг увидел глаза девчонки и утонул в них. Зеленые глаза и сочное золото волос напомнили ему лето. Как и цветочно-ягодный аромат, исходивший от нее. 
Солнечная девочка. 
Девочка-Лето. 
И парень совсем не удивился, что её губы имели вкус клубники со взбитыми сливками. 
Как бы ни было велико сначала стеснение Рони, она ждала поцелуя, потому что не оттолкнула Брига, а робко, неумело и без страха стала отвечать на его прикосновения. И первый раз в жизни он почувствовал, что близость к девчонке и пока осторожные ласки будили жар не только ниже пояса, а прежде всего в груди. 
Ему было так хорошо, что болезненно защемило сердце. 
Покидая в тот вечер дом Таймеров, снова со скандалом, Бриг понял, что не сможет исчезнуть из жизни Рони, как собирался. Он словно бездомный пес, впервые почувствовавший обещание тепла, оказался привязан к руке, потеснившей его одиночество. 
Может, это было очарование запретного?
Или встреча с Рони была подарком судьбы? 
Неважно, Бриг Дартон не хотел ее терять.



JulyChu

Отредактировано: 31.05.2019

Добавить в библиотеку


Пожаловаться