Вечная история

Размер шрифта: - +

Глава 6

На следующее утро Рони долго прихорашивалась перед выходом из дома. Ей хотелось выглядеть по-особому. Не просто хорошо, а удивительно хорошо. 
 Ведь когда девушка становится женщиной, меняется не только она сама, а весь мир открывается для нее по-новому. Рони не знала, откуда у нее была такая уверенность, и каким образом должен открыться ничего не подозревающий об изменениях в её жизни мир, но бросив на себя последний оценивающий взгляд в зеркало, она решила, что откроется. И осталась довольна собой. 
И в зеркале, и без него.
Если бы Линда Таймер не была увлечена чтением нового рецепта в журнале по домоводству, то смогла бы заподозрить что-то неладное, заметив, каким взглядом посмотрела на нее дочь, прежде чем схватить тост и исчезнуть за дверью. Этот взгляд был изучающим, словно Рони впервые видела свою мать или же старалась отмерить по ней собственные ощущения. Это был взгляд не девушки на взрослую женщину, но молоденькой женщины, сравнивающей себя с другой. Примеряющей на себя свой новый статус.
Медленно шагая по улице в сторону колледжа, Рони осматривалась по сторонам, словно впервые попала в город. Заметных перемен не было, но это её нисколько не огорчило.
На душе было легко, безмятежно, а еще появилось чувство наполненности, словно в головоломке под названием Рони Таймер не хватало одного последнего куска, и он, наконец, нашелся и встал на свое место, завершив картинку. Наверное, мир все-таки изменился, хотя бы тем, что в нем оказалось очень много взрослых. И, проводя быстрым взглядом по женским лицам, Рони ловила себя на том, что невольно задается вопросом, а было ли им так же хорошо, как и ей.
Иногда из-за случайной ветки широкого куста или от толчка неуклюжего прохожего в душе появлялся легкий страх – не поспешила ли она, не сделала ли ошибку? Но, быстро появляясь, сомнения так же стремительно исчезали, оставляя душу и разум Рони для наблюдений за миром и приятных размышлений.
Среди девчонок разговоры о потере девственности случались часто. Сначала теоретические, потом среди болтавших все больше появлялись те, кто говорил об этом не понаслышке. Но на переменах, в коридорах и в укромных углах школьного сада тема не теряла популярности. Особенно часто пыталась просветить Рони на интимные темы Дейзи. Ре могла быть даже слишком откровенной в своем стремлении выглядеть опытной и избалованной вниманием и хорошими партнерами.
Вспоминая свой первый раз, девчонки часто говорили о боли, неудобстве, иногда об испытываемом смущении или стыде. О том, что все это больше нужно парням, а ровесники еще не знают ни самих себя, ни как доставить удовольствие, и лучше с ними не связываться.
– Только с Филом, моим третьим партнером я почувствовала себя женщиной по-настоящему, – рассказывала Дейзи, – а ему уже двадцать три, и его опыт оказался очень важным.
 Рони поморщилась. Ей было стыдно не вчера, а утром по дороге в школу, когда она вспоминала, как пафосно и безэмоционально говорила Дейзи обо всем этом, словно о занятиях спортом.
Разве слова Ре и других девчонок имели что-то общее с тем, что случилось между ней и Бригом?
Быть может, Таймер просто повезло, но почему-то она была уверена, что по-другому и не могло случиться. Все произошло, как должно было быть. Как написано было в книге её судьбы. 
Вчера Рони обрела крылья. Познавая собственное тело, она учила прекрасный танец, услышав лишь первые звуки мелодии, которая обещала быть долгой и красивой. От переполнявших эмоций хотелось улыбаться случайным прохожим и делиться с ними своим прекрасным настроением.
И Рони поняла, что непременно похвастается Дейзи, потому что у нее появилось преимущество перед уверенной в себе и более опытной подругой.

Тест по тригонометрии малышка Таймер написала легко и с глупой улыбкой на лице, за что получила несколько странных взглядов учителя и даже предложение выйти на воздух освежиться. После этого волшебное, приподнятое настроение стремительно испортилось. Бесконечными и нудными показались уроки. На перемене выяснилось, что Дейзи уехала. И не просто уехала, а укатила вчера на кадиллаке из колледжа, чтобы потом исчезнуть не только из города, но и из страны вслед за дипломатом отцом на неизвестное время, в одну из тех стран, что невпопад называли её подружки. Укатила, даже не предупредив Рони и не оставив ей ни адреса, ни телефона для связи.
Конечно, в их дружбе с Ре заинтересованной стороной была Таймер, это ей не будет хватать бойкой красавицы с готовыми советами и рассказами на все случаи жизни. Но от сознания, что от нее так легко отказались, Рони стало больно и обидно. И обида на подругу открыла дверь сомнениям в Бриге. Если бросают подруги, то почему бы так не поступить и парню, получившему то, что хотел?
Рони стала цепляться за свои утренние мысли и воспоминания, но вместо этого в душе рос страх. Из новорожденной прекрасной женщины она стремительно превращалась в наивную дурочку. Стала безмозглой курицей и мартовской кошкой. И почти убедила себя, что Бриг не появится ни сегодня, ни завтра, ни в ближайшие дни. 
Несмотря на печальные мысли, она выглядывала высокую фигуру со светлыми волосами недалеко от ворот колледжа. 
Напрасно. 
Когда настало время идти домой, мир вокруг уже успел стать серым и равнодушным, а сама Таймер плыла по нему в лодочке с названием – «разочарование» и чувствовала себя несчастной.
С каждым шагом ноги становились тяжелее, а мысли погружали в бездну жалости к самой себе. Пока где-то на половине пути от школы до дома Рони не догнал сначала тихий, потом все более настойчивый свист.
Осторожно выплывая из Марианской впадины грусти, Таймер обернулась и увидела в нескольких метрах от себя Брига. 
Щелчок невидимой кнопки... И в блистающем мире задыхающаяся от счастья девушка бежала к светловолосому парню, чтобы неуверенно застыть в двух шагах от него, не решаясь приблизиться. 
– И... – улыбнулся Бриг, широко раскрывая руки и приглашая к себе в объятия. 
Оставив на сером тротуаре все сомнения, Рони прыгнула и повисла у него на шее. Бриг легко поймал её и закружил, распугивая прохожих. 
Как же здорово было оказаться в его руках! Уютно! 
Даже уютнее, чем дома. Может, Бриг и есть её дом?
– Я так рада тебя видеть, – выдохнула она, неловко ища его губы и утыкаясь в них носом. 
И смех Брига в ответ был легким.
– Как ты себя чувствуешь, моя Солнечная девочка? – мягко спросил он, когда они, взявшись за руки, пошли в сторону дома Таймеров.
– Очень даже хорошо, – ответила Рони и залилась краской, отводя взгляд в сторону.
– Я соскучился. А подойти к школе побоялся, вдруг тебя встречали бы родители. Ты завтра свободна?
– Нет, Бриг, завтра я ухожу на день рождения кота.
– Кого? – парень даже остановился, чтобы переспросить.
– Кота. Без шуток. Это моя подруга Синти. Она знаешь, какая...
– Знаю, странная.
– Ну да, странная. Её жизнь – это служение певцу Хортману, и её кот носит имя Харти, и она на самом деле отмечает его дни рождения. А пропустить я не смогу – Синти тут же моим родителям проболтается.
– Рони, ты променяешь меня на чужого кота? А сколько человек-то собирается?
– Я не смогу, Бриг... Человек пятнадцать... Боюсь, родители заподозрят что-то или узнают...
Им пора было расцеплять руки и расставаться, за поворотом начиналась улица, где стоял дом Таймеров, и лучше было не рисковать, чтобы их не увидели вместе. 
– Я буду ждать тебя у кафе? В шесть тридцать вечера?
– Я не приду, Бриг.
Два шага в разные стороны, удаляясь друг от друга...
Но держали взгляды и невидимые нити, которые становились прочнее. 
– Ты такая красивая сегодня, Рони! 
Смущенное:
– Спасибо.
Еще несколько шагов, и она роняет виновато: 
 – Я не приду.
Бриг уже почти скрылся за углом.
– Я буду ждать! – прилетает его настойчивый голос.
– Не надо, – возвращается эхом неуверенный голос девушки.
И опустевшая улица, несмотря на нескольких прохожих и машины, равнодушно проезжающие мимо. 



JulyChu

Отредактировано: 31.05.2019

Добавить в библиотеку


Пожаловаться