Вечная история

Размер шрифта: - +

Глава 15

Через три дня после возвращения в город Бриг с букетом белых цветов и в костюме с чужого плеча, который неудобно стягивал плечи и был короток в рукавах, снова пришел к Таймерам.
Увидев, кто пожаловал в гости, хозяин дома попытался захлопнуть дверь, но нога Брига и сила его баскетбольных рук не позволили этому случиться. 
Сверху уже бежала Рони. 
– Папа, пусти Брига, нам нужно с вами поговорить. 
С первого разговора о свадьбе прошла пара месяцев, и на этот раз Рони была уверена в себе и готова на противостояние с родителями. 
– Линда, – напряженным голосом позвал отец, догадываясь, что предстоящий разговор вряд ли будет легким. Сам факт, что Бриг находился в доме Таймеров, а дочь висела на плече парня, беззаботно смеялась и шептала о том, что он раздел какого-то Алекса, вызывал раздражение и желание выставить за дверь обоих.
Миссис Таймер встретил большой букет белых роз, и пока Линда не пришла в себя от удивления, Рони торопливо заговорила:
– Мам, пап, Джастина приезжает через две недели. 
– Зачем? – настороженно спросила мама.
Рони остановила Брига, открывшего рот, чтобы что-то сказать и быстро протараторила:
– Мы женимся. У нас две недели, чтобы подготовить свадьбу. 
 Линда побледнела под цвет букета в руках и совсем не элегантно, как мешок с картошкой, опустилась на оказавшийся по счастью рядом диван. 
– О чем? Как? – роняла она короткие слова.
– На этот раз вы решили не спрашивать согласия родителей? – рычал Мартин. 
– Как на этот раз? – испуганно лепетала мать. – А разве был еще другой? 
Как доказательство её предположения, Рони вытянула вперед руку с колечком, к которому родители уже успели привыкнуть, неосмотрительно не поинтересовавшись его происхождением.
– Было. Отец не захотел нас слушать.
– Поэтому на этот раз вы просто решили поставить нас в известность? – гневный взгляд главы семейства прожигал Брига.
– Мы уверены, что теперь вы не будете против, – спокойно ответил Дартон. 
– Откуда такая уверенность? – вспылил мистер Таймер, а Линда, бросив быстрый взгляд на порозовевшую от смущения дочь, прикрыла рот рукой и едва заметно закачала головой.
– У нас будет ребенок, – как можно спокойнее сказал Бриг, прижимая Рони к себе. 
Несколько минут в гостиной царила тишина. Только напряженные и изучающие взгляды летали из одной части комнаты в другую. Линда сидела на диване, рядом с ней возвышался Мартин, напротив них стояли Рони и Бриг, крепко обнявшись и не скрывая улыбок.

Разговор не получался, утопая в эмоциях, и мистер Таймер предложил перенести обсуждение свадьбы на следующий день, чтобы дать время всем успокоиться, а им, родителям, прийти в себя от неожиданной новости. 
Как и от того, что покидая дом Таймеров, Бриг привлек к себе Рони, чтобы жарко и вызывающе долго её целовать, не стесняясь застывших в коридоре Линды и Мартина.
Способность говорить вернулась к родителям только после молчаливого ужина, и в гостиной снова закипел разговор с дочерью, собравшейся в семнадцать лет выходить замуж.
– Восемнадцать! – настаивала Рони. – Мне через два дня будет уже восемнадцать!
– Дочка, ты видишь сейчас в нас своих врагов, – примирительно начал отец. – Но мы пытаемся защитить тебя от серьезных ошибок.
– А я хочу их совершать, папа, – не соглашалась Рони, – и учиться на собственных ошибках. 
– Только эта может стоить очень дорого, – вступила в разговор Линда. 
Миссис Таймер уже выпила двойную порцию успокоительных капель, и гостиная пропахла запахами валерианы и хмеля. 
– Тебе всего семнадцать! 
– Восемнадцать!
– Ты сама еще ребенок.
– Раньше замуж выдавали в тринадцать и рожали в пятнадцать.
– Рони! – недовольно поморщился отец. 
– Ребенок – это большая ответственность! – настаивала мать. – Это забота, бессонные ночи, беспокойные дни – и не на неделю, не на две, а на годы! Ты разве можешь себе это представить?
– Нет, – честно призналась Рони.
Её было весело. Хотелось обнять весь мир, особенно своих хмурых, сердившихся родителей и поделиться с ними радостью. Они пытались её пугать и отговаривать, но сами знали, что ничего не смогут изменить.
Рони Таймер скоро выйдет замуж за Брига Дартона! 
Еще никогда будущее не казалось таким определённым и радужным. 
А ребенок... 
Рони не представала себе ни ребенка, ни себя саму в роли мамы, но это же будет еще очень не скоро! 
В восемнадцать лет полгода – это почти полжизни. Они успеют с Бригом ко всему приготовиться. И Джастина, разве она не обещала им помочь?
– И это расходы, – пугал отец, – на какие средства вы собираетесь жить?
В то время как Рони хотелось только улыбаться, настроение мистера Таймера портилось с каждой минутой. Он в отчаянии развел руками. 
– Разве этот парень из трущоб сможет содержать жену и ребенка? Как ты себе представляешь вашу совместную жизнь? Ты же привыкла жить в большом доме, есть хорошую еду. Рядом с этим проходимцем тебя ждет тесная квартира, вареная картошка и макароны. 
– А твоя учеба? – спрашивала Линда.
Об этом Рони тоже еще не думала.
– Абсурд какой, – говорил себе под нос Мартин.
– Какой стыд, – шептала себе под нос Линда, – с животом на первом курсе колледжа.
– Действительно, – задумчиво протянула Рони. 
Ходить по колледжу с животом совершенно не хотелось. 
– Значит, я начну учиться в следующем году.
– А ребенок? – в голосе Линды уже были килограммы отчаяния.
– Вы же поможете? И Джастина обещала...
– Вот значит, на что вы рассчитываете? – вспылил отец. – На нашу помощь? Что мы обеспечим вам безбедное и беззаботное существование? Этому не бывать!
Рони неуверенно пожала плечами:
– Я пойду работать... Наверное...
Линда спрятала лицо в ладонях. 
В гостиной воцарилась напряженная тишина, потому что у родителей закончились слова, а Рони тоже пока было нечего добавить. Все казалось и так достаточно ясным, а сложное разрешится само собой потом. Так что девушка поднялась к себе в комнату. Линда и Мартин остались, и в гостиной снова зазвучали возмущенные голоса. Даже до второго этажа иногда долетали отдельные слова или обрывки фраз. 
– Стыд.
– Блажь.
– Как теперь смотреть в глаза знакомым? 
– Заброшенная учеба...
– Загубленное будущее...
– Никакой помощи, Линда. Ты меня слышишь? Они должны сами прочувствовать последствия своего безрассудства. 
Потом Рони надоело прислушиваться, и она заснула. 
С улыбкой на лице.



JulyChu

Отредактировано: 31.05.2019

Добавить в библиотеку


Пожаловаться