Вечная история

Размер шрифта: - +

Ч2, глава 4

Всю дорогу в такси Рони проревела, напугав таксиста, который стал предлагать отвести пассажирку в больницу или к родным.
Добравшись домой, она долго стояла в душе, ища успокоение в струях горячей воды. Выбравшись в комнату, поняла, что никого не хочет видеть, и ей не с кем поделиться произошедшим. К счастью, можно было легко избежать вопросов. Никто не видел, куда и с кем она отправилась завершать ночь своего девичника. Можно было выдумать поездку домой в полубессознательном от выпитого и пережитого состоянии.
Не хотелось звонить даже Дейзи. Подруга сразу заподозрит что-то неладное... А потом начнет защищать Криса. 
Джастина еще хуже – может вспомнить свою песню про Вечную историю. 
И начнет защищать Брига. 
Нет уж, тетке она пока не расскажет о чудесном воскрешении Ромео. Пусть в жизни романтичной красавицы с четырьмя собачками остается сказка. Джастина была слишком очарована Бригом и еще вздумает снова лепить из племянницы ДжульетТу
Нет, Рони не нужно было ничьих советов или обсуждений.
Самой бы разобраться с тем, что произошло.
Еще требовалось примириться с фактом измены Крису. 
И это накануне свадьбы! После всех разговоров о доверии!
Жениху Рони написала первым – о том, что слишком сильно пострадала от энтузиазма своих подруг и нуждается в отдыхе до понедельника. Формулировка позволяла заключить с самой собой плохой мир, что это была почти не ложь. 
Остальные желающие увидеться или поговорить получат на следующей неделе историю, что выходные Таймер провела с женихом. Дейзи, конечно, обидится. Но ничего, она сможет пережить плохое настроение Ре и придумает, как быстро помириться с подругой.
Куда спрятаться от других людей и желательно от самой себя, Рони уже придумала. 
Она поедет к морю. 
Три часа дороги, ночь в каком-нибудь маленьком пансионе, прогулки вдоль серой, еще холодной стихии, день, проведенный в одиночестве под крики чаек... Этого должно быть достаточно, чтобы привести в порядок свои чувства и мысли. Чтобы вернуться в воскресенье вечером домой к привычной жизни.
Из сумки торчал огромный фиолетовый парик и что-то белое.
Сумасшествие!
Рони не могла поверить в то, что это сделала! 
И вытащила на свет доказательство собственного безумия – футболку Брига! Да, да! Ту самую, что висела на стуле, пропитанная его запахом... Висела совсем близко от того места, где лежал сиреневый парик.
Какая же она дура!
 Дура! Дура! 
Рони схватила футболку, скомкала в большой шар и понесла к мусорке. Понюхала напоследок, вытаскивая воспоминания прошедшей ночи, и тело немедленно отреагировало во всех положенных местах.
Это было неправильно. 
Зачем, как какая-то девчонка-фетишистка, тащить у мужчины, которого прогоняешь из своей жизни, футболку? 
Доказательство душевного нездоровья переместилось в маленький чемодан, спрятавшись среди вещей для бегства на море.
Через час машина Рони Таймер уже спешила прочь от пыльного города.

* * *
Разбив руку до состояния, когда игнорировать боль стало невозможно, Бриг занялся самолечением, потом напился кофе и заказал билет на самолет на вечер.
Рони приняла решение, и он не имел права её заставлять что-либо менять. 
Нужно было просто собрать вещи и побыстрее убраться из этого города и её жизни. 
На этот раз навсегда.
Как он будет справляться с потерей, Бриг не знал, но нужно было уехать, пока его снова не потянуло к Рони, как бездомного пса, вызывающего только жалость.
Он бы и уехал, если бы не футболка, которую не смог найти, хотя хорошо помнил, как, отправляясь утром на кухню, подобрал раскиданные по всему полу вещи и положил на стул. В том числе и футболку.
Шальная мысль осторожно пробралась в голову и стала почти уверенностью, когда, обыскав всю квартиру, Бриг так и не нашел пропажу. 
И эта почти уверенность подарила ему последнюю надежду, сумасшедшую, наполнившую его счастливым беспокойством и желанием как можно быстрее найти Рони. 
Он представлял, как сожмет жену в своих объятиях, как бы она не сопротивлялась и не делала вид, что хочет прогнать. Схватит на руки и украдет, не слушая её слов, потому что она опять вздумает доказывать необходимость сохранить все, как было, и ничего не менять. Куда унести и спрятать самую драгоценную ношу в своей жизни, он придумает потом. 
Куда-нибудь, где ничего не будет напоминать о той жизни, что оба вели долгие годы разлуки. Туда, где они смогут узнавать друг друга заново.
Но Рони не оказалось дома. 
Ни днем, ни вечером, ни следующим днем. 
По мере того, как заканчивалось воскресенье, надежда, что у него получится уговорить жену не расторгать брак, становилась все более призрачной. Как во время танца в клубе, она отталкивала его одной рукой, чтобы схватить другой, но окончательным решением было прогнать прочь. 
Несмотря на грустные мысли, Бриг не мог уехать, не встретившись с Рони Таймер еще раз. Для этого сотрудник, которого годами было невозможно выгнать в отпуск, нашел воскресным вечером начальника и, выслушав недовольное ворчание Дулита, получил дополнительный свободный день. 
Повинуясь опасению увидеть Рони возвращающейся домой в компании блистательного жениха и своей возможно неадекватной реакции на чужого мужчину рядом с женой, Бриг оставил попытки дозвониться на отключенный телефон и уехал прочь от дома Таймер. 
Он решил снова прийти к ней в офис. 
Маленький подарок и несколько комплиментов кудрявой улыбчивой секретарше помогут найти место в насыщенном графике старшего юриста к концу рабочего дня. Пока не поставлена подпись, у них есть шанс.

* * *
Безразличное море, прохладный ветер и истошные крики чаек совершили чудо, позволив Рони усмирить бурю в душе и принять важные решения. Осталось только найти силы, чтобы сделать все, как надо, и не давать сомнениям шанс вновь просочиться в сердце.
Она позволила себе в субботу вечером искупать футболку Брига в слезах, вспоминая «Парфюмера» Зюскинда, и жалея, что не в состоянии прибить почти бывшего мужа, сотворив экстракт его запаха, который бы хранила для серых и промозглых дней. 
Опять эта идиотская фетишистская мысль! Еще и вдобавок – садистская. 
Утром воскресенья Рони безжалостно выбросила футболку в мусорный бак на пляже. После спонтанного воровства чужой ношеной одежды она не была больше уверена в своем ментальном здоровье. Поэтому выбрала самый большой и высокий бак, чтобы сделать невозможным вариант обратного вытаскивания одежды, преступным образом оказавшейся среди её вещей. 
Необходимость висеть на краю мусорки для этого, головой в отходах, казалась надежным препятствием для юриста солидной фирмы. 
И своим решительным жестом Рони подписала приговор первому замужеству. 
И поставила не желавшую ставиться точку в Вечной истории из Юности. 
У подобных историй не бывает счастливого конца. 
Или пока еще не поставила, потому что документы на развод оставались не подписанными? 
Оставшееся время Таймер занимала голову планированием последней недели перед торжеством, самой свадьбой, вытаскивала на свет все мелочи и детали, требующие внимания. К концу воскресенья, когда в уютной темноте едва наступившей ночи она вернулась домой, дорога в новую жизнь и самое счастливое замужество выглядела утоптанной и надежной. 
Первые булыжники и ветки под ногами показались, когда на телефоне между ожидаемыми звонками оказалось несчетное количество звонков с незнакомого номера. Сердце предательски сжалось, не оставляя малейшего места для сомнений, от кого они были. Сообщение соседки о подозрительном, хоть и симпатичном мужчине, разве что не разбившем палатку и не запалившем костер около её дома, подтвердили догадки.
– И чего ты ожидала, после того как Бриг догадался, куда пропала его футболка? Стыд-то какой, – корила сама себя Рони.
Вот об этом своем безумном поступке она точно не расскажет даже Дейзи. Зачем предлагать такой размах для фантазии подруги? Ре может быть безжалостной. 
О том, что изменила Крису накануне свадьбы, не расскажет тем более. 
Пусть по данному вопросу Рони ждала как раз снисхождения и понимания от Дейзи, но никакие пожарные службы не смогут погасить стыда. 
При этом после сеанса морской психотерапии виноватой Рони себя почему-то не чувствовала. Ей было стыдно в глазах подруги, но по отношению к Крису она легко справлялась с душевным неудобством. Словно тот факт, что ночь она провела с еще законным мужем, делали пострадавшим Брига, а не жениха для второго замужества.
На всякий случай Рони приготовилась к тому, что понедельник может оказаться сложным днем. 
Крис должен был появиться к концу рабочего дня, чтобы они вместе поехали на встречу с распорядителем торжества для репетиции основных моментов официальной части. Рони была против большого количества гостей, но это было важно для Криса и его статуса. Среди приглашенных набралось много известных в городе людей, даже несколько представителей мэрии и руководства штатом, а значит, не волноваться будет сложно. Лучше отрепетировать, как идти к алтарю и какие слова говорить, хоть их и не требовалось много, но важно было знать, чего ждать.
Первым, что сделала мисс Таймер, попав утром в свой кабинет, это выхватила из аккуратной пачки почты пакет с документами от мистера Дантона и осмотрела его со всех сторон, с трудом сдержав желание понюхать.
Никаких печатей отправителя не было. Значит, Бриг опять обманул. 
Стоял перед ней с документами в кармане пиджака и врал о том, что отправил по почте, чтобы потом, уходя из её кабинета, опустить пакет в ящик внутренней корреспонденции или просто положить на стол секретарше.
Эта очередная ложь Дартона или Дантона, как его теперь называть, если называть вообще, стала спасением, позволив захлопнуть все двери перед носом возможных сомнений. 
Без дрожи в руках Рони достала документы и подписала их – ПОСТАВИВ точку в Вечной истории Юности. И отдала пакет Карине, чтобы с курьерской службой срочно отправить в офис Кристиану Ламберту. 
А потом начался обычный рабочий день старшего юриста Рони Таймер. И чем дальше опускалась стрелка часов, тем сильнее волновалась хозяйка кабинета. Она не верила, что сможет избежать последнего разговора. 
Бриг наверняка объявится, чтобы узнать судьбу почившего брака. Хотя, может, Рони напрасно так думает? Один раз он уже исчез без слов прощания и объяснений. Почему же не поступить так же и сейчас? К тому же, Таймер была очень настойчивой в стремлении прогнать его. Оставалось надеяться, что получилось, и что на этот раз Бриг Дартон, или Дантон, уйдет из жизни Рони Таймер навсегда.
Почему только продолжало предательски ныть сердце, заставляя прислушиваться к шагам за дверью?
Мистер «Уже не муж» оказался записанным последним посетителем. Услышав его имя из уст секретарши, Рони выскочила из кресла и встречала Брига, стоя перед столом, перекладывая по стопочкам документы, и всем своим видом показывая, что у нее нет на него времени.
За спиной прозвучало несколько едва слышных, почти кошачьих шагов. Короткая тишина закончилась тихим и таким родным голосом:
– Добрый вечер, Рони...
Она резко обернулась и отрывисто бросила:
– Я подписала документы, Бриг. Ты свободен, а я выхожу замуж.
Он осматривал её горячим взглядом, отчаянно, жадно, безжалостно снимая с нее строгий рабочий костюм и вызывая прилив крови к щекам.
– Тебе очень идет этот цвет. Но я начинаю его ненавидеть. В красном ты всегда уходишь от меня. 
Бриг помолчал и совсем другим тоном, почти с мольбой спросил: 
– Почему? Рони, почему?
И все заготовленные на всякий случай слова вылетели из головы, осталась лишь самая свежая обида.
– Бриг, ты опять солгал мне! 
– О чем?
– Документы... Не было никакой почты...
– А что я должен был тебе сказать? 



JulyChu

Отредактировано: 31.05.2019

Добавить в библиотеку


Пожаловаться