Вечная молодость

Размер шрифта: - +

Вечная молодость

– Алё, Марьян! Достал билеты на выставку. Пойдешь?

– На какую выставку? – переспросила она устало.

До этого Дэн водил ее только в кафе и рестораны. Показ модных новинок в торговом центре был вершиной их культурного досуга. Она неоднократно пеняла ему на это, язвительно намекала, что девушек положено приглашать если не в театр, то хотя бы в кино, но Дэн лишь отмахивался: не для него эти картинки в 3d, этот оглушительный шум взрывов в блокбастерах, а уж пожилые кривляки, выходящие на сцену в миллионный раз и даже не скрывающие скуки, уж точно никого не могут развлечь. Спорить с этим было сложно, их провинциальный театр не слишком славился даже на безрыбье. Да и лето сейчас, не сезон.

Но что за выставку он придумал?

– Картины Дитриха Марлена, прикинь! Слыхала о таком?

– Ну предположим. Кто о нем не слышал. Не ожидала, что наше захолустье решили приобщить к великому. Вот это сюрприз.

– Я думал, ты обрадуешься. Вечно жалуешься, что я чурбан неотесанный, только жрать горазд. Пошли хоть на картины полюбуемся. Не понравится – можно свалить, даже антракта ждать не надо.

– Ну давай сходим, – согласилась она без особого восторга.

Картины замшелого классика – что может быть тоскливее? Впрочем, если она считает себя культурным человеком, на выставки ходить нужно. И потом, чем не повод нарядиться поторжественней. Надеть маленькое черное платье и нитку жемчуга, как в гламурном журнале.

***

Дитрих Марлен работал в разных техниках и писал самые разные сюжеты – от пейзажей до натюрмортов. Если честно, Марьяна думала, что он давно уже умер, но оказалось, что классик пока еще жив. А еще выяснилось, что Дэн подсуетился и раздобыл билеты даже не на выставку, а на само ее открытие. Организаторы пели дифирамбы сухонькому старичку с цветами в петличке, кругом толпились расфуфыренные жены чиновников и бизнесменов, а Марьяна цеплялась за Дэна и досадовала, что не удосужилась заглянуть в парикмахерскую и сделать укладку: со всех сторон напирали дула фотоаппаратов и телевизионных камер. Мировая знаменитость! Последний город на пути российского турне! По окончании выставки большинство работ вернутся в музеи и частные коллекции. Да и сам Марлен, похоже, прямо после выставки упокоится себе с миром.

Провинциальная галерея на удивление достойно подготовилась к событию такого уровня. Светлые залы с бесчисленными источниками подсветки вместили всех почетных гостей, а  прославленные холсты привольно расположились на недавно оштукатуренных стенах. Переходя от одного сокровища к другому, Марьяна внимательно читала подписи к ним, чтобы не пропустить в нервных мазках ту уникальность, о которой кричали критики. Дэн, разумеется, скучал, но держал подобающую мину.

– Милый пейзажик, – сказал он, когда они подошли к очередному шедевру.

– Да, – легко отозвалась она, – у нас в зале я бы не отказалась его повесить.

– Ты че, старушка. Холст великоват.

– Ну да, для наших площадей великоват.

Тут кто-то кашлянул прямо у нее над ухом. Марьяна отшатнулась и налетела на бархатный шнур, ограждающий бесценные картины от заурядных зевак сто штук на рупь. Взвыла сигнализация. Дэн дернул Марьяну на себя, и тут подвели "шпильки". Подвернулась нога, и девушка рухнула прямо в объятия своего спутника.

– Ты что, совсем...?! – зашипел Дэн.

– Простите, это моя вина, – вмешался тот, кто напугал ее резким кашлем.

Это был молодой мужчина в смокинге и в сверкающих штиблетах (и невозможно было не перевести взгляд на вечные "адидасы" Дэна). Волосы его блестели, как у манекена.

– Вы что подкрадываетесь? – спросила у него разозленная Марьяна. – Вы оглушить меня решили? Или подслушивали, о чем мы шепчемся?

– Так вышло... Простите великодушно, – он развел руками. – Ногу больно? Присядете на банкетку?

Не дожидаясь ответа, он подхватил ее и усадил на ближайший плюшевый диванчик.

– Отсюда вид совсем другой, не находите? Заметьте, как вздымаются волны, как взбирается по ним парусник!

Марьяна повернулась к Дэну и закатила глаза. Тот забавлялся: хоть какое-то развлечение. Сумасшедший критик, а может, журналист или неудавшийся художник.

– Но позвольте, вы уже были в третьем зале, где выставлены портреты Дитриха? – Незнакомец воззрился на нее, как на привидение.

– Нет. Не сомневаюсь, что они того стоят...

– Давайте пройдем туда! – он схватил ее за руку и, далее не церемонясь, поволок за собой.

Ухмыляясь, Дэн последовал за ними.

Цирк прямо в картинной галерее, и никаких дополнительных затрат, ага.

– Видели ли вы центральное полотно экспозиции? – задыхаясь от волнения, спросил Марьяну чудак.

– Не успела, – сладким голосом оправдалась она.

– Но вы должны, вы обязаны!



Ольга Лисс

Отредактировано: 10.05.2017

Добавить в библиотеку


Пожаловаться




Books language: