Вечная зима

Глава 5

Известная миру история Акамира, сына Вержавска, подошла к концу. Однако неизвестными остаются истории других жителей, затронутых в предыдущих сказаниях. Так житель Вержавска Ингварр сгинул в снегах вместе с женщиной и сыном её, однако не окончена была жизнь его. И в этом сказании пойдет речь о нем. Вернемся же на несколько недель назад, в ту злополучную ночь, когда пал Вержавск.

Ингварр стойко пережил ночную метель. Весь жар тела своего он передавал женщине и её сыну. До самого утра растирал он их промерзшие тела, пока мороз окончательно не сковал его руки. Дыхание его совсем ослабло. Тонкая пелена едва теплого пара, исходящего меж обветренных губ, врезалась в окаменевшее женское личико. Замерзший ребенок завалился на бок, словно статуя. Ингварр поднялся на ноги и попытался накинуть на себя меха, да пальцы его уж совсем омертвели. Спрятав руки в одежды, отправился он невесть куда. Голова его была сродни ледяной пещере, где ни одно живое существо не отважилось поселиться. Сугробы будто намеренно становились все выше, и ход Ингварра замедлился. Одно лишь легкое дуновение ветра могло свалить его с ног, но измученный муж из последнего удерживал свою жизнь в бренном теле. Казалось, он вот-вот рухнет в сугроб, а душа его продолжит идти вперед, пока вовсе не исчезнет из этого мира. Внезапная боль в сердце подкосила обмороженные ноги Ингварра и свела лицо его в жуткой гримасе. И пал воин Вержавска, и пролежал в снегах некоторое время, прежде чем был спасен он. Причем спасен был не обычным человеком, а весьма загадочной старушкой, от которой веяло смертью, словно она сама ею являлась. 

Ингварр очнулся в избе. Он лежал на печи, укутанный заштопанными одеялами. Приятный запах смолы словно бы отрезвлял, помогая собрать воедино разрозненные кусочки разума. Руки и ноги были в порядке, будто никогда и не были тронуты морозом. Старушка сидела у окна и ловко обращалась с пестом, разминая им травы в ступе. Под покрытым инием окном стояла единственная во всей избе лампа. Её теплый свет добирался лишь до края стола, но члены его не тянулись дальше. Угли мирно трещали на фоне завывающего снаружи ветра. Уютная обстановка расслабила Ингвараа, и он вновь провалился в сон. Так минуло два дня, в течение которых Ингварр то приходил в сознание, то вновь терял его. На третий день он проснулся совершенно бодрым и отдохнувшим. Боль в груди его стихла, но не ушла насовсем. Лишь встав на ноги, он тут же упал на колени, а изо рта хлынула кровь. Старушка повернулась к Ингварру и велела ему вернуться на место. Муж повиновался. 

-Измучилась же я в попытках оставить душу твою в теле, - усмехнулась старушка, обнажив остатки почерневших зубов. – Однако разум твой и сердце будут жить в борьбе. До поры до времени, пока сердце не захватит разум. 

-Что же ты имеешь ввиду, старуха? – спросил Ингварр, разглядывая крупные шрамы на своей груди. – И кто ты? Почему живешь в этой хижине? 

-Нет мне имени, ибо нет былого могущества, - сказала она, встав с места. – А сердце твое погибло, не выдержав тягот мороза. – Она побрела к Ингварру и звуки поступи её были странны, словно одна нога была не настоящей. – У тебя сильное тело и разум. Лишь потому сердце волколака не захватило тебя.

-Ты заменила погибшее сердце мое сердцем зверя? – встрепенулся Ингварр и вновь попытался встать, но слабость не позволила ему. 

-Да, сын Вержавска, сердце твое от зверя буйного и яростного.

-Да кто же позволил тебе так оскорбить меня?!

-Ты сам, - улыбнулась старушка, поправляя платок на голове. – Пускай и был ты в бреду, но не стала я наблюдать, как лихорадка добивает твой разум. 

-О чем же ещё я говорил, будучи в бреду? 

-О многом, всего и не упомнишь. Да и несвязны были речи твои, за исключением одного лишь желания спасти сестру свою и сына её от погибели северной. Не сказать, что слова эти смягчили мое черствое сердце, но великая сила грядет с севера, несущая за собой не менее великую скорбь. 

-Тогда не стоит мне терять время здесь, - Ингварр упорно пытался встать, но совсем изнемог в попытках. 

-А времени у тебя и впрямь немного, ведь в скором времени сердце зверя обуздает твой разум, а тело покроется шерстью и станет подобным волколаку. Станешь ты врагом всех людей раньше, чем сможешь кому-либо помочь. 

-Что же мне делать? Зачем ты вернула меня к жизни, зная о последствиях? 

-Отправляйся на юг, к Снежному хребту. В землях Оттепели отыщи единорога и возьми его рог. Затем отправляйся в лес Изобилия, где добудешь кровь нимфы. А в Горной долине отыщи феникса и забери его перья. Если удастся тебе добыть все эти вещи, то возвращайся ко мне, и сердце волколака навсегда подчинится твоей воле.       

-Как же я переправлюсь через Снежный хребет? За сотни, а может и тысячи лет очень немногим было это под силу.

-Твое проклятие может помочь тебе в твоем нелегком пути, - молвила старушка, приложив свою венозную руку к груди мужа. – А теперь отдохни, а на рассвете отправишься в путь. 

Ингварр внял словам старой ведьмы и на следующее утро покинул её избу. Долгий же путь ему предстоял, ведь до Снежного хребта идти не менее трех недель, а волколаки уже заняли Западные земли. Ингварр даже не допустил возможности о существовании хотя бы одного живого селения. Более того, он размышлял на тему того, как бы волколаки не захватили и восточные земли, включая селение Воино. Стоит ли ему преодолевать такой путь, если все те, кого он желал защитить, давно сгинули? Разум его был пассивен, но раскаленное сердце волколака взывало к приключениям. Оно билось так разгорячено, будто вот-вот выскочит из груди. Изнуренный внутренним жаром, Ингварр сбросил с себя меха и продолжил путь налегке. 

С каждым последующим днем аппетит его возрастал, отчего приходилось охотиться на мелкое зверье, которое и так редко встретишь в здешних местах. Однажды пришлось ему напасть на раненого волколака. Он пошел на это не по своему желанию, а от биения сердца, воззвавшего к неконтролируемой ярости, на мгновенье поглотившей сознание. Ингварр и не помнил, как сражался со зверем. Он пришел в себя, стоя над истерзанной тушей. Муж не стал есть сырого мяса, опасаясь очередного отклика сердца на кровь зверя. Вареное же мясо не имело плохих последствий для Ингварра и оказалось достаточно вкусным. Хватило этой дкой пищи на три дня.



Mr.barhat

Отредактировано: 16.03.2020

Добавить в библиотеку


Пожаловаться