Вечная зима

Глава 11

К утру метель ушла на восток, оставив после себя звуки завывающего ветра. Волколаки оставили руины крепости ещё прошлой ночью, но никто из выживших не отважился вылезти из своих укрытий. Их не смогли вытравить ни голод, ни холод. Шок сдавливал их разум в безмолвном оцепенении, а память о творившемся хаосе вытеснила все эмоции из их сердец. Волколаки прошлись по крепости гулким смерчем, сметающим все на своем пути. Чудовищные взрывы Холодного огня навсегда осели в их разуме, как нечто зловещее и одновременно красивое. Выжившие будут помнить об этом дне. Всегда.    

Гармунд тихонько выбрался из-под завалов и осмотрелся. “Идем, - приказал он. - У нас много работы”. Пятнадцать мужей разделились на три группы и прошлись по улицам в поисках выживших. Многие мужи отыскали тела своих родных и отказывались искать кого-либо ещё. Они разжигали костер на месте трагедии и молча наблюдали за танцем пламени. Гармунд позволял им проститься с погибшими близкими, однако напоминал, что под завалами могут находиться и другие выжившие. Он велел прислушиваться к любому шороху, к любому едва заметному писку, настаивал разгребать завалы, несмотря на все уверения в том, что под ними мало кто мог выжить. “Семья стражника Эйнара выжила, а потому может выжил и ещё кто-нибудь”, - протестовал Гармунд. Сам он не пропускал ни единой обрушившейся хижины. Он не прерывался на отдых, отказывался от еды и сна, работая целые сутки. На третий день он потерял сознание. Мужи отнесли его к костру, где отпоили и отогрели. Почувствовав малейший прилив сил, Гармунд сбрасывал с себя плед и возвращался к своему делу, пока очередной обморок не возвращал его к костру. Он не терял надежды отыскать не только выживших жителей крепости, но и Светозара. На следующий день удача помогла ему отыскать двух женщин и одного мужа: крайне истощенных, но живых. Ещё через день был найден старик и раненый юноша. Рана его гноилась не первый день, и к вечеру мальчик умер. Так минула неделя. “Пятнадцать мужей, четыре девы и два старика”, - озвучил Гармунд на вечернем собрании. Тело Светозара так и не было найдено. Гармунд объявил, что через два дня им следует покинуть крепость и пойти в южные земли, где они отыщут тепло и кров. Люди поддержали его. “А властительница пойдет с нами?” - спросил один из них. Гармунд не знал, что ответить. Он сказал, что поговорит с ней и отправился во дворец. 

Сандра сидела в гостевом зале, вороша угли в камине. Окна были завалены хламом, дабы сохранить тепло внутри помещения. 

-Не голодна? - спросил Гармунд. Сандра отрицательно мотнула головой. Гармунд уселся рядом и подкинул пару дров в камин. 

-Где Катрин? - спросил он. 

-Она осталась в темнице рядом с ней. Не захотела подняться со мной. Ну, я и не настаивала. 

-Нужно похоронить её. 

-Делай, что хочешь, - Сандра откупорила бутылку с Колкой настойкой. 

-Мы уходим через два дня. На рассвете. 

-Куда?

-На юг. Твой отец велел мне направиться туда и отыскать человека по имени Аггей. 

-Ступайте, - Сандра сплюнула настойку в камин, и языки пламени на мгновенье окрасились в белый цвет. - Я встречу свою смерть здесь. Крепость пала. Я теперь больше не властительница, а…не знаю. Я - падшая дева, убивающая себя этой дрянью, - она подняла бутылку. 

-Я вернулся в крепость ради тебя. 

-Ради меня? - спросила Сандра, но не без явного изумления. - Быть может ради себя? Я отлично знаю боль пореза на теле собственной совести. Я испытала её, когда душила Ингу. Поэтому я оставила Катрин в покое. Мне стыдно за содеянное и, что удивительно, мне не стыдно в этом признаться. Уже не стыдно. 

-Зачем же ты сгубила её?

-Когда Катрин начала заступаться за свою мать, жгучее неистовство овладело мной. Я хотела дать этой девочке все, чего она только могла пожелать. Я могла сделать её своей наследницей. Она знала это. И выбрала свою дрянную мать. Я не могла этого стерпеть. Она предала меня, как когда-то предал меня ты.

-Она выбрала свою мать. 

-Потому что она мать? Брось. Будь моя мать такой же, я бы презирала её всем нутром. 

-Колкая настойка уже добралась до разума, - Гармунд потянулся к бутылке, но Сандра отвела руку. 

-Ступай к своим людям. Ещё раз потянешься к моей бутылке, я плюну в тебя настойкой и брошу в огонь. 

-Ты ведь не хочешь такой смерти, - продолжал говорить Гармунд. - Даже сейчас, когда ты потеряла самое дорогое. 

-Что же? 

-Свой трон. Ты дорожила им больше всего. 

-Я хочу закончить свой путь здесь. Не из привязанности к трону или к этой крепости. 

-Потому что не хочешь цепляться за жизнь, как цеплялась Инга? 

     Сандра кивнула. 

-Ты не Инга. И никогда ею не станешь. 

-Разве?

-Ты не боишься умереть, но боишься той жизни, что ждет тебя за стенами крепости, - сказал Гармунд. - И это твоя нынешняя слабость. И если пойдешь с нами, то сможешь побороть её. 

Гармунд вышел из гостиного зала и спустился в темницы, где продрогшая Катрин оплакивала мать. Он пообещал похоронить Ингу, если она отправится с ними. Катрин согласилась, но поставила условие. “Пусть эта убийца останется здесь”, - молвила она. Гармунд сказал, что это решать не ему, но самой Сандре. “Она раскаивается в содеянном, - соврал Гармунд. - Она никогда не хотела причинять тебе такую боль”. Катрин приняла эти слова, хотя отнеслась к ним настороженно. Девочка до последнего надеялась на отказ Сандры пойти с ними. “Если Сандра жалеет о том, что сделала, - говорила Катрин Гармунду, - то она не пойдет с нами”. Но Сандра уже дожидалась их на крыльце. Гармунд не скрыл улыбки. Катрин зашла за мужскую спину и украдкой поглядывала на Сандру. Последняя ощущала на себе детский взгляд, словно вытягивающий на лицо девы чувство стыда. Она старалась не подавать виду. Гармунд повел женщин к остальным. Пройдя половину пути, Катрин остановилась. Гармунд хотел было спросить у неё причину, как ухо его неожиданно уловило звон железа. Раздался крик, пробравший Сандру до самых костей. Гармунд обнажил меч и велел девам двигаться очень осторожно и тихо. Катрин держалась за рваный плащ Гармунда. Сандра шла позади, готовясь бежать обратно ко дворцу. Звуки битвы становились отчетливее. Две стрелы пронеслись прямо над Гармундом. Третья попала в его плечо. Катрин закричала. Два рослый мужа прижали Сандру к земле. Ещё один подошел к раненому Гармунду и, оттолкнув девчонку, придавил рану своей гигантской стопой. Гармунд взвыл, ухватившись за ногу. Незнакомец осветил его лицо факелом.  



Mr.barhat

Отредактировано: 16.03.2020

Добавить в библиотеку


Пожаловаться